Белорусское молоко может потерять российский рынок

30.07.2012

Молочные активы Беларуси попали в сферу интереса ведущих российских игроков рынка. По информации «Известий», среди предприятий, которые ведут переговоры по покупке доли в белорусских компаниях, фигурируют «Вимм-Билль-Данн» (входит в PepsiCo) и производитель мороженого «Русский холод». Однако, как выясняется, на пути российского капитала возникает масса препятствий.

Молочная отрасль — одна из самых привлекательных для иностранных инвесторов. «Наличие собственного производства в стране с высокой культурой производства и переработки молока — сильное стратегическое преимущество для любого транснационального игрока», — пояснил «Известиям» вице-президент «PepsiCo Россия и СНГ» Сергей Глушков.

Государство вложило и продолжает вкладывать в предприятия финансовые ресурсы для наращивания объемов производства и поставок на внешние рынки. Благодаря этому молочная отрасль входит в число основных валютных доноров страны.

В прошлом году белорусскими предприятиями на внешние рынки было поставлено молока и молочной продукции почти на 1,7 млрд. долларов. В части пополнения бюджета валютой «молочку» опередили только нефтепродукты (12,5 млрд. долларов) и калийные удобрения (3,3 млрд. долларов). По оценкам экспертов, на Беларусь приходится около 5% мирового экспорта молочной продукции.

Между тем, у экспортной политики предприятий отрасли есть серьезный недостаток — чрезмерная ориентация на российский рынок. В 2011 году в общем объеме экспорта доля России составила почти 90%.

По данным компании EnterInvest, в 2011 году доля Беларуси в общем объеме импорта в Россию цельного и концентрированного молока составила более 80%, сливочного масла, а также сыров и творога — 30%. И это создает огромные риски для молокоперерабатывающих предприятий.

«Неизбежная перспектива — сокращение возможности работы на российском рынке», — уверен заместитель директора департамента инвестиционного банкинга EnterInvest Олег Андреев. По словам эксперта, это, прежде всего, связано с развитием собственной сырьевой базы в России, что приведет к вытеснению нашей продукции.

По данным Белстат, производство молока в 2011 году составило 6,5 млн. тонн и сократилось по сравнению с 2010-м на 1,8%, или на 124 тыс. тонн. При этом потребление молока и молочных продуктов в пересчете на молоко в 2011 году составило 252 кг на человека или 2,4 млн. тонн. Соответственно, избыток производства молока в стране составляет 4,1 млн. тонн в год. Весь данный объем отправляется на экспорт, в основном, в Россию. Однако уже к 2016 году страна-соседка сможет заместить 4 млн. тонн белорусского молока, не исключает Олег Андреев.

В России по итогам 2011 года общее производство молока составило около 31,65 млн. тонн. При этом потребление молочной продукции не превышает 230 кг на человека в год. Но уже за первые пять месяцев 2012 года производство молока выросло на 3,8% по сравнению с аналогичным периодом 2011-го или практически на 500 тыс. тонн.

«После того, как Россия практически отказалась от импорта куриного мяса за счет курятины собственного производства и приступила к реализации проектов в свиноводстве, аналогичные программы поддержки реализуются и в крупном рогатом и молочном животноводстве. Уже сегодня существуют масштабные проекты по закупке стада за рубежом, планируется строительство крупных комплексов. Предполагается произвести четкую дифференциацию между дойным стадом и мясным. Не так давно была принята программа развития АПК РФ в 2013-2020 годах», — констатирует эксперт EnterInvest.

В частности, прогнозируется, что обеспеченность собственным молоком и молочными продуктами увеличится с 79% в 2011 году до 90,2% к 2020 году. В физическом выражении производство молока увеличится с 31,65 млн. тонн в 2011-м до 38,2 млн. тонн в 2020-м, также будут увеличены объемы производства сыров на 100 тыс. тонн.

При этом молочной отрасли будет оказываться серьезная поддержка путем субсидирования процентных ставок по кредитам на модернизацию и строительство животноводческих комплексов, а также предприятий для первичной переработки молока, приобретения племенного скота, мер таможенно-тарифного и технического регулирования, реализации отраслевых региональных программ по молоку.

«Поэтому уже сегодня становится очевидным, что российские производители и переработчики молока хотят избавиться от белорусских конкурентов. Понятно, что рано или поздно это произойдет. Каким образом — это другой вопрос», — отмечает Олег Андреев.

По его словам, совершенно очевидно: без привлечения серьезных игроков, которые обладают современными технологиями, мощным финансовым ресурсом, а также сильным брендом, проблемы белорусской молочной отрасли не решить.

И в этой связи особую актуальность как раз приобретает приход российского капитала в молочную отрасль Беларуси.

Во-первых, это позволит существенным образом снизить риски ограничения поставок молочной продукции из Беларуси в Россию. Во-вторых, что немаловажно, крупнейшие российские игроки имеют в составе своих акционеров известных мировых производителей, значительный финансовый ресурс и опыт работы в рыночных условиях.

Как считает Олег Андреев, оптимальные варианты инвестирования — это создание проекта с нуля, организация производства на площадках с уже имеющейся базовой инфраструктурой, создание СП с уже действующим предприятием по примеру «Данон-Юнимилк».

Однако конкретных договоренностей с белорусской стороной пока нет. Более того, перед российскими компаниями возникают непреодолимые барьеры. Один из них — требование белорусских властей о крупных прямых инвестициях в молочное животноводство.

«Но PepsiCo на глобальном уровне не инвестирует в капитал сельскохозяйственных предприятий, а занимается переработкой и реализацией продуктов питания», — отмечает вице-президент «PepsiCo Россия и СНГ» Сергей Глушков.

Впрочем, как считает Олег Андреев, белорусские власти могут договориться о вхождении российской компании в акционерный капитал белорусской без дополнительного инвестирования в сельхозпредприятия. Весь вопрос в цене.

Но есть еще одно препятствие на пути зарубежных денег — проводимая в Беларуси реформа по укрупнению мясомолочных холдингов.

В настоящий момент рассматривается возможность создания шести молочных холдингов. В перспективе на базе холдингов может быть создана объединенная национальная молочная компания.  

Выгода, которую власти хотят извлечь из интеграции активов — это повышение конкурентоспособности молочной продукции на внешних рынках, наращивание экспорта и увеличение притока валюты в страну.

Но достижение этих целей возможно только при грамотной консолидации с участием сильных стратегических инвесторов, которые имеют известные бренды, чья продукция конкурентоспособна не только на региональном, но и на международных рынках. К сожалению, проводимая консолидация проблем отрасли не решает.

«Во-первых, отсутствует понимание, для чего нужно производить укрупнение, во-вторых, никто не знает, как это делать. И именно отсутствие понятных перспектив развития мешает приходу частного капитала. А учитывая то, что никто не понимает цель и не видит результат, данный процесс может тянуться бесконечно долго», — убежден заместитель директора департамента инвестиционного банкинга EnterInvest Олег Андреев.

Но хуже всего, отмечает эксперт, что данное укрупнение не будет сопровождаться структурными изменениями. То есть, менее эффективные производства сокращаться и закрываться не будут, системы закупок и кредитования сельских хозяйств останутся прежними, а также не будет проведена необходимая дополнительная модернизация предприятий.

При таком сценарии совсем скоро более продвинутые конкуренты начнут интенсивно выдавливать наши молочные предприятия с внешних рынков.



Известия