Интервью Главы аграрного комитета парламента Григория Калетника

27.12.2012

Председатель комитета Верховной рады по аграрной политике и земельным отношениям — о новых коллегах и о сюрпризах, которые ожидают латифундистов

– В отличие от других отраслей экономики, руководство в АПК после формирования нового парламента и Кабмина осталось неизменным – свою должность сохранил министр агрополитики и продовольствия Николай Присяжнюк, вы остались руководителем профильного комитета парламента. Такая преемственность пойдет на пользу агробизнесу?

– Да, безусловно. Это нормальная европейская практика, которая дает возможность формировать и реализовывать планы в долгосрочной перспективе и сохранить стабильность в отрасли. Но я бы не сказал, что не произошло никаких перемен – в состав комитета влилось много новых людей, у которых есть свое виденье развития АПК и новые идеи.

– Что касается вас, кто сформулировал предложение продолжить работу в комитете?

– Как такового специального разговора не было. Комитеты распределяются по квоте между фракциями, а потом уже фракция решает, кто персонально будет его возглавлять. И когда комитет по аграрной политике и земельным отношениям отошел фракции Партии регионов, было определено, что я продолжу им руководить. Каких-то специальных заявлений я не писал, предложений отдельных мне не делали. Было взаимное согласие сторон. Я был не против работать на этой должности дальше и продолжить начатое, а у фракции не было возражений насчет моей кандидатуры. Вот и все.

В отнесении агрокомплекса к зоне ответственности Сергея Арбузова нет ничего из ряда вон выходящего. С тех пор как в правительстве упразднена должность профильного вице-премьера по АПК, аграрную сферу традиционно курирует первый вице-премьер
 

– Вы лично влияли на перечень персон в составе комитета?

– Не имел такой возможности. Решалось все исключительно договоренностью фракций. Они согласовали кандидатов, используя свою квоту. В результате имеем 29 человек. Таким большим этот комитет еще не был.

– Тот состав, который сложился по факту (14 депутатов от ПР, 5 – от «Батьківщини», 3 – УДАР, 2 – «Свобода», 2 – КПУ и трое внефракционных депутатов), позволит эффективно работать?

– Первое впечатление – состав довольно профессиональный. Я изучил биографии, послужные списки – у всех этих депутатов есть понимание агробизнеса. Важно, что они представляют разные регионы Украины, разные климатические зоны, и благодаря этому можно получить полную картину того, что происходит в АПК Украины.

Каждый депутат – это отдельная единица законодательной инициативы. Это же не исполнительная вертикаль – что ему сказали, то он и сделал. Так что оценим их профессионализм и эффективность уже в ходе работы. Наш комитет довольно демократичен, мы дадим каждому возможность проявить себя.

– Сергей Арбузов в должности первого вице-премьера будет курировать в том числе АПК. Он уже начал налаживать сотрудничество, делать первые шаги в этой сфере?

– Состав комитетов был сформирован лишь вчера, правительство – днем раньше. О каких первых шагах сейчас можно говорить?

Я хочу подчеркнуть, что во включении в зону ответственности Сергея Арбузова агрокомплекса нет ничего из ряда вон выходящего. С того момента, как в правительстве была упразднена должность профильного вице-премьера по АПК, кураторство над аграрной сферой перешло к первому вице-премьеру. Курировал эту сферу и Андрей Петрович Клюев, и Валерий Иванович Хорошковский…Это сложившаяся практика.

Избирательная поддержка

– Комитет уже собирался в новом составе? Какие направления работы будут приоритетными?

– Да, вчера, спустя несколько часов после закрытия заседания парламента у нас прошла первая встреча, организационная. Я рассказал депутатам о результатах работы комитета, они получили справочные материалы по законопроектам, исторические справки, даже определили программу следующего заседания комитета 10 января.

Приоритеты – поддержка растениеводства и животноводства, доработка законодательства в сфере земельных отношений и оборота земли. Самый глобальный приоритет в развитии аграрной политики – это переориентация структур, работающих в АПК, с экспорта сырья на переработку его внутри страны. За счет этого бизнес получит продукт с большей добавленной стоимостью, а государство – рост занятости населения и увеличение налоговых поступлений, которые в дальнейшем вновь могут быть направлены на стимулирование сектора.

Как мы можете заставить частный бизнес переориентироваться с высокомаржинальных экспортных поставок на работу на внутреннем рынке с невысокой покупательной способностью населения?

– Как это и происходит во всем мире – путем стимулирования на законодательном уровне. Как только бизнес сравнивает доход от экспорта сырья и доход от переработки с учетом льгот – последний вариант становится интересным.

42 млрд грн.
принес агробизнес в госбюджет в 2012 г.

– Верно ли, что вы являетесь сторонником дифференциации господдержки в пользу небольших сельхозпроизводителей в ущерб агрохолдингам?

– Я не просто сторонник этой реформы. Я ее инициатор. И разработчик механизмов, как это должно происходить на практике. У латифундий и так все в порядке. Все факты, вся аналитика сегодня демонстрируют, что наименьшая налоговая нагрузка в перерасчете на гектар сегодня у крупных аграрных формирований. И при этом они практически не несут никаких социальных обязательств. «Социальная нагрузка» – у них попросту нет такой статьи затрат. Государство должно на это отреагировать.

– Как именно?

– Крупные компании бросили социальную сферу на произвол судьбы. Государство имеет полное право компенсировать это путем прямой поддержки на развитие сельских территорий. Но средства на эту поддержку надо откуда-то взять. Будет справедливо взять оттуда, где сформировался излишек – у холдингов.

Для этого необходимо дифференцированное законодательство, которое позволит урегулировать вопрос участия крупных компаний в развитии территорий, на которых они работают. Но это не будет административно-чиновнический диктат, ни в коем случае. Исключительно экономические механизмы, в том числе налоговые.

Крупные компании бросили социальную сферу на произвол судьбы. Государство имеет полное право компенсировать это путем прямой поддержки развития сельских территорий. Но средства на эту поддержку надо откуда-то взять. Будет справедливо взять оттуда, где сформировался излишек – у холдингов

Почему сейчас сахарную свеклу сеют в селе в Винницкой области, производится сахар, но даже на региональном уровне никто не ощущает, что там работает крупный бизнес? Все проходит по балансу предприятия, зарегистрированного на Крещатике, и все налоги идут в центр. Это пора прекращать. Предприятие, которое работает на земле, должно быть зарегистрировано как плательщик в рамках этой административно-территориальной единицы. То, что происходит сейчас – это сродни тому, как если бы китайцы работали в Украине, а налоги платили в Пекине.

– Вы будете добиваться повышения сумм господдержки АПК в госбюджете-2013?

– Да. Мы приняли соответствующее решение еще предыдущим составом комитета. Я выступал с этим предложением в бюджетном комитете, мы официально направили его в Администрацию президента и Кабмин.

– На какую сумму господдержки хотите выйти?

– Будем стараться выйти на 3,4 млрд грн.

Мы уже неоднократно убеждались, что каждая вложенная в АПК гривна возвращается многократно приумноженная. Даже в этом, не самом благополучном году, агробизнес принес 42 млрд грн. доходов в бюджет. А вложено было около 2 млрд грн.

Бесконечная реформа

– Земельная реформа в Украине уже установила сомнительный рекорд самой долгой в мире. Когда она завершится?

– Никогда.

– Как так?

– Земельную реформу нельзя завершить. Это непрекращающийся процесс. Как только меняется что-то в системе производства АПК, а меняется что-то постоянно, это неизбежно требует внесения изменений в земельное законодательство. Простой пример: еще 10 лет назад владелец пая соглашался отдать свою землю кому угодно, на каких угодно условиях – лишь бы она не зарастала сорняками. Сейчас такого уже не встретишь, и это нашло отражение в арендных отношениях. Но это не значит, что земельная реформа не движется. Принят целый ряд законодательных актов, которые пока не представляют собой сбалансированной системы, но мы работаем над этим.

– Скажем иначе – когда может быть снят мораторий на продажу сельхозземли?

– Я лично стоял на трибуне парламента в ноябре и требовал продления моратория до 2016 г. Прежде чем разрешать продажу сельхозземель, необходимо сформировать законодательство, которое не позволит воспринимать землю как источник заработка путем спекуляций. Земля должна восприниматься исключительно как ресурс для производства. Для этого нужны ограничения по площади и высокие налоги на перепродажу участка.

– Разве эти ограничения не занижают стоимость надела?

– Я вам искренне скажу – в данном случае это не главное. Я спрашивал у людей, что для них предпочтительнее – продать государству за 5000 грн./гектар и сохранить землю в собственности Украины, или иностранцу за $5000 – в семь раз дороже. И что вы думаете? Выбирают 5000 грн. Это что-то на генном уровне, что не позволяет расстаться с землей. Поэтому важно гарантировать, что после снятия моратория никаких схем в этой сфере не будет. Земля будет мигрировать между эффективным собственником и менее эффективным, но не более того.

 

 

Forbes.ua