На Запад возвращается голод?

13.09.2012

Как следует из отчета правительства США, в 2011 году поесть досыта не могли почти 17 миллионов американских граждан. И эта цифра лишь выросла по сравнению с 2010 годом…
 

Сильви Брюнель: В последнее время проблемы с пропитанием в Европе испытывают от 16 до 17 миллионов человек. Совершенно очевидно, что цена на продовольствие становится главным фактором для бедных слоев населения. Наши сограждане в среднем тратят на питание от 10% до 12% доходов, однако чем ниже заработки, тем большая их часть уходит на эти нужды. А когда цены растут ситуация лишь обостряется. Подобное наблюдается в южных странах, где за взлетом цен неизменно следуют голодные бунты.

Вопрос касается не наличия продовольствия, а его доступности. В теории на Земле достаточно еды для каждого человека. Если ее поделить поровну, то каждому из нас досталось бы по 3000 калорий в день. Тем не менее, проблема доступности означает, что продовольствие не распределяется в зависимости от потребностей, и бедных людей в продовольственных потоках не учитывают.

В целом считается, что в мировых масштабах существует некий «голодающий слой», то есть часть населения, у которой нет возможности удовлетворить свои пищевые нужды. На нее приходится в среднем от 16% до 17% населения. 17 миллионов в США вовсе не удивительный показатель, так как американская промышленность не берет в расчет «непотребителей». Этих людей не принимают во внимание, потому что у них нет покупательной способности. Производство выстраивают в зависимости не от них, а тех, кто может покупать.

- Это касается даже предметов первой необходимости?

- Рис, кукуруза, пшеница, то есть все основные источники пропитания для человечества подчиняются тем же критериям. За тем лишь исключением, что их потребляют в обработанной форме.

У этих слоев населения может быть доступ лишь к самым базовым продуктам, что зачастую означает большие объемы сахара и жиров и нехватку белков, минеральных солей, витаминов, фруктов и овощей. Эти люди не страдают от голода в привычном нам понимании этого слова: они вынуждены обходиться лишь самой доступной едой в силу низкой покупательной способности. Таким образом, они получают недостаточное питание.

- Тем не менее, многие из опрошенных среди этих 17 миллионов американцев говорят, что им регулярно приходится отказываться от еды из-за нехватки денег…

- В принципе, когда система работает, продовольственные банки и благотворительные организации берут на себя раздачу пищи. Тем не менее, нередко беднейшие из бедных все же проскальзывают через эту страховочную сетку, так как находятся в ситуации полного отчуждения. Не удается даже установить их личность, потому что они отказываются от самой идеи обращения за продовольственной помощью. Либо из стыда, либо из-за того, что они уже больше не могут записаться, представить необходимые для регистрации бумаги…

- Во Франции существует развитая система социального обеспечения. Здесь дела обстоят лучше, чем в других странах?

- Многие европейские организации поставили перед собой целью работу с этими людьми. Проблема в том, что хотя зимой холод приводит их на раздачи горячего супа, летом найти их бывает очень трудно. И это большой минус системы соцобеспечения.

Как бы то ни было, ситуация во Франции в целом складывается лучше, чем в других странах: проблемы с питанием у нас испытывают около 10% населения. В их числе значится множество матерей-одиночек, людей без постоянной работы, «новых бедняков» (людей, которые лишились работы, но ничего не получают либо из гордости, либо из-за потери всех прав), престарелых людей (они зачастую живут в изоляции и теряют привычку правильно питаться). Если объединить этих структурных и конъюнктурных бедняков, получится немало людей.

- В докладе экономический кризис упоминается в качестве катализатора голода. Может ли ситуация ухудшиться в глобальном масштабе?

- Из прогноза Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) следует, что цены на продовольствие останутся высокими и неустойчивыми, и что мы вступаем в период неопределенности, так как пища вновь становится стратегическим активом. Спекуляция на рынках сырья служит тому подтверждением. Кроме того, сельскохозяйственное производство по самой своей сути ненадежно, так как во многом зависит от метеорологических условий, тогда как аномальные природные явления возникают все чаще. Совокупность всех этих факторов (климатические колебания, продовольствие в качестве стратегического актива, борьба за земли, расширение способов непродовольственного использования сельского хозяйства) объясняют тот факт, что правительственная поддержка сельскохозяйственного производства имеет огромное значение для народов некоторых государств.

- Что могут сделать правительства для решения этой проблемы?

- Хорошему правительству нужно должным образом вознаградить труд своих крестьян и в то же время обеспечить доступ к продовольствию для самых бедных. В этом им может помочь создание запасов для интервенции на рынках в случае повышения цен. Второй вариант действий – рассматривать сельское хозяйство как стратегический сектор и поддерживать его. Поддержка фермеров и достойная оплата их труда позволят им повысить урожаи.

Многие люди сегодня говорят, что мы производим слишком много, что слишком многое тратится впустую. Но если, например, взять Магриб, это 2% мирового производства и 20% импорта. Таким образом, говорить, что мы производим слишком много, неверно. Во Франции нам нужны все формы сельского хозяйства. Кроме того, нам нужно не допустить разочарования фермеров, потому что нам нужны большие урожаи.

Сейчас много говорят о реформе Единой сельскохозяйственной политики, необходимости сделать ее «зеленее», принять во внимание защиту окружающей среды. Все это, конечно, достойно уважения, однако главная задача человечества и Франции – это все-таки прокормить себя.

Мы настолько привыкли к тому, что кажется нам очевидным, хотя на самом деле это нельзя считать самим собой разумеющимся. Легко может получиться так, что из-за неурожаев и потери заинтересованности фермеров доступ к продовольствию в мире будет становиться все сложнее.

Atlantico также обратился с вопросом о долгосрочных перспективах к Угу Штекелю (Hugues Stoeckel), авторукниги «Голод в мире: человечество на грани глобального голода» (La faim du monde, L'humanité au bord d'une famine globale).

Atlantico: Как следует из отчета правительства США, в 2011 году поесть досыта не могли почти 17 миллионов американских граждан, то есть на 800 000 человек больше, чем в 2010 году. На запад возвращается голод?

Уг Штекель: В мире голодает миллиард людей. На Западе их меньше, однако в странах четвертого мира голод – обычное дело. Проблема касается распределения продовольствия, а не его производства. Сегодня мы находимся на вершине кривой производства всех ресурсов, и это, вероятно, позволяет обеспечить достойным пропитанием всех ныне живущих людей.

Трудности будут поджидать нас завтра. Через 30 или 50 лет нас станет 9 миллиардов, и у нас будет меньше питьевой воды, меньше земель, лесов, рыбы и энергии. В этот момент проблема не будет касаться одного лишь распределения.

Нынешняя проблема – это платежеспособность тех, кто сейчас голодает. Мировой рынок не занимается благотворительностью, а продает товар тем, кто может платить. В этой сфере нам нужна революция. Однако это не решит долгосрочных проблем. Через 100 лет на одного человека будет приходиться в десять раз меньше энергии, чем сейчас. Это означает, что энергия станет редкой и дорогой, а доступ к ней будет все сложнее. Это не считая того, что на урожаях может отразиться климат, особенно в тропиках. Таким образом, вопрос встанет со структурной точки зрения.

В моей книге я пытаюсь нарисовать перспективу на будущее, описать изменения, которым очень тяжело дать отпор, потому что они связаны с явлением всеобщего дефицита ресурсов. Более редким и дорогим товаром станут даже металлы. Без металлов станет гораздо сложнее выпускать солнечные батареи, тракторы, комбайны… Таким образом, для обработки земель придется вновь широко использовать ручной труд. Сегодня у нас 300 000 крестьян, тогда как после войны их было 3 миллиона. Априори нам снова придется вернуться к этому числу. Исход людей из сельской местности придется повернуть вспять.

 

 

 

ИноСМИ