ООН поставил цель снизить количество голодающих в мире

18.10.2012

Эта неделя оказалась целиком посвящена еде. В Риме проходит очередная сессия Комитета по мировой продовольственной безопасности. В минувшее воскресенье Россия отмечала День работника сельского хозяйства и агропромышленного комплекса, а во вторник был Всемирный день продовольствия. В наше время такие дни – отнюдь не праздник урожая, а, скорее, день напоминания о продовольственной проблеме. На прошлой неделе был обнародован совместный доклад Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), Международного фонда сельскохозяйственного развития (ИФАД) и Всемирной продовольственной программы (ВПП) под названием "Положение дел в связи с отсутствием продовольственной безопасности в мире 2012", сообщает Утро.

В нем говорится, что в последние три года каждый восьмой житель планеты испытывал "состояние хронического голода". То есть, недоедали около 870 миллионов человек – в основном, жители развивающихся стран. Более 100 миллионов детей в возрасте до пяти лет имеют недостаточный вес, хроническое недоедание ежегодно приводит к смерти более 2,5 миллиона детей.

Тем не менее, по мнению экспертов ООН, достижение одной из "целей развития тысячелетия" – снижения числа голодающих в мире вдвое к 2015 году – еще вполне реально. Так, благодаря бурному экономическому росту за последние два десятилетия заметно снизилась (несмотря на рост численности населения) доля голодающих в странах Азиатско-Тихоокеанского региона – с 23,7% до 13,9%, и в Латинской Америке – с 14,6% до 8,3%.

Правда, беспокойство вызывает повсеместное замедление этой позитивной тенденции. А в Африке к югу от Сахары, где в период с 1991 по 2007 гг. также наблюдалось небольшое сокращение доли голодающих, в последние годы тенденция сменилась на противоположную: голод вновь наступает (в этом регионе голодает почти каждый четвертый). И что самое удивительное: число голодающих растет даже в развитых странах. Если в конце прошлого столетия оно сокращалось, то в период с 2006 г. возросло с 13 до 16 миллионов человек. Европа озабочена будущим своего сельского хозяйства: "Пять десятилетий изобилия и стабильности на рынке продуктов питания закончились, мы вступаем в эру дефицита", – заявил в ходе обсуждения новой аграрной политики ЕС председатель Комитета по сельскому хозяйству при Европарламенте Паоло де Кастро.

Нынешний год усугубил продовольственную проблему. В большинстве стран-экспортеров сельскохозяйственной продукции случилась либо засуха (США, Россия, Австралия), либо чрезмерно дождливое лето (Европа). В итоге производство продовольственной пшеницы в этом году, по предварительным оценкам, снизилось на 5,2%, а фуражных сортов зерна – на 10%. Мировые запасы продовольствия оказались на рекордно низком уровне и продолжают снижение. Согласно прогнозам министерства сельского хозяйства США, в 2013 г. запасы зерна уменьшатся на 13%, кукурузы – на 11%, достигнув "дна" 2007 года, когда произошел предыдущий мировой продовольственный кризис.

Цены на продовольственные товары, напротив, растут в самые "урожайные" месяцы: только в сентябре, по данным ФАО, продовольствие в мире подорожало в среднем на 7%. С начала года пшеница прибавила в цене более четверти. Проблему усугубляет "зеленая энергетика": производство биотоплива растет, требуя новых посевных площадей и буквально отбирая еду у человека. Например, в США топливные компании уже скупили 40% и без того скудного в этом году урожая кукурузы.

Россия, благодаря огромной площади своих сельхозугодий, в принципе надежно застрахована от голода (конечно, при условии длительного отсутствия революций и социально-экономических экспериментов вроде коллективизации). Тем не менее, наш АПК производит далеко не все виды продовольствия в достаточном количестве и, как показывает опыт последних лет, на роль стабильного экспортера продовольствия не тянет. Российские зерновые трейдеры едва успели перевести дух после катастрофической засухи 2010 г. и последовавшего за ней эмбарго на экспорт зерна. В течение прошлого года они занимались восстановлением утраченных позиций на мировом рынке – в том числе, предоставляя в убыток себе существенные дисконты прежним покупателям, переориентировавшимся на других поставщиков. И только, казалось бы, цель была достигнута, как случился очередной неурожай и снижение объемов экспорта. По предварительным оценкам Минсельхоза, зерновых в этом году в России будет собрано 71-74 млн тонн, а по оценкам Российского зернового союза – 68-70 млн тонн. То есть, на 20% меньше, чем в прошлом году. Экспорт составит лишь 10 млн тонн. Впрочем, при нынешнем рекордном уровне цен (сейчас за тонну российской продовольственной пшеницы в черноморских портах дают 9,6-10,5 тыс. руб.) экспортеры быстро наверстают упущенную выгоду.

Что ни говори, а основная часть территории России относится к зоне рискованного земледелия. И если в прошлом году общая выручка сельскохозяйственных предприятий увеличилась на 11,6%, прибыль выросла более чем на 60%, а число убыточных хозяйств снизилось почти на треть, то в этом году ожидается замедление темпов прироста сельского хозяйства. В первую очередь из-за засухи. Впрочем, ожидается увеличение производства мяса (на 5%) и молока (на 2%).

Немалая часть продовольственной проблемы состоит в нерациональном хозяйствовании. Чтобы исправить эту ситуацию, эксперты ООН предлагают развивать мелкотоварное сельскохозяйственное производство в странах, страдающих от голода. "Рост сельского хозяйства с привлечением мелких фермеров будет наиболее эффективным для снижения крайней бедности и голода, если он будет способствовать созданию рабочих мест для бедных", – говорится в упомянутом докладе.

России – не столь уже бедной и совсем не голодной – тоже хорошо знаком этот уклад. Но у нас он весьма далек от рациональности. В дачных и приусадебных хозяйствах выращивается более половины всего потребляемого продовольствия – страховка нашей продовольственной безопасности. Но, к сожалению, эти продукты редко становятся товаром: в стране практически отсутствуют предприятия по их заготовке и реализации. Поэтому Россия, к примеру, занимает первое место в мире по объему импорта яблок, в то время как наши яблоки – хрустящие, "натуральные" – тоннами гниют на участках у дачников, которые не сумели их переработать в домашних условиях или раздать знакомым.