Россия могла бы залить всю Европу биодизелем

03.04.2013

Вы поверите, что топливо для автомобиля может стоить всего 10 рублей за литр? Причем оно будет абсолютно экологически чистым. И это не фантазии Рэя Брэдбери, а самая настоящая реальность, причем вполне российская. Как получить такое незаменимое биотопливо, знают питерские ученые, но ни государственные структуры, ни бизнесмены не обращают на них внимания. Уникальные научные разработки семь лет пылятся на полках, а на складах гниют и усыхают тонны сырья.
 

Правительство не слышит ученых

В США на заправках продают биоэтанол, который получают из кукурузы, пшеницы и картофеля, в Европе — биодизель из масла рапса и подсолнечника. Научные разработки по получению биотоплива субсидируются во многих странах. В США активно работают в этом направлении, чтобы обеспечить себе национальную энергобезопасность. В Евросоюзе больше озабочены экологической ситуацией. Правительство США через Конгресс утвердило, что к 2015 году 25 процентов потребляемого топлива будет биологического происхождения. В ЕС стремятся достигнуть доли альтернативного топлива в 20 процентов к 2020 году. Уже сейчас на территории ЕС работают более 250 заводов по производству биодизеля.

В России же есть только уникальные разработки, гектары подходящих, но заброшенных пашен, и ни одной заправки с биотопливом, как и ни одного завода по его производству. Даже на бумаге, даже в планах...

— У нас собрали только одну установку для получения биотоплива в Краснодарском крае, но она не работает. Я была там после визита президента, наверное, установка нужна была лишь для демонстрации,— рассказывает Вера Гаврилова, доктор биологических наук, профессор Всероссийского научно-исследовательского института растениеводства им. Н. И. Вавилова (ВИР).

— Россия могла бы не только производить биодизель для внутреннего потребления, но и экспортировать его в ЕС. При этом себестоимость его будет непривычно низкой для топлива — 10 рублей за литр, — цитирует выдержки из собственной научной статьи Вера Алексеевна. — Мы не используем потенциал нашей страны. Я с 2005 года объясняю, чем наше биотопливо может быть лучше и эффективнее европейского, но меня не слышат. Расскажу теперь и для вас, может быть, наконец, обратят внимание на уникальные результаты наших многолетних исследований.

Хорошо забытое старое

Первый двигатель внутреннего сгорания Рудольфа Дизеля работал на чистейшем биодизеле — арахисовом масле. Однако уже в начале ХХ века стали активно перегонять нефтепродукты, и биотопливо было забыто почти на сто лет. Сама жизнь показала, что совершенно напрасно.

Биотопливо обладает рядом несомненных преимуществ. На первый план, конечно, выходит экологичность. Исследования выхлопов от биодизеля, которыми активно занимались австрийцы, немцы и шведы, показывают, что в отличие от выхлопов обычного бензина окислы серы в воздухе не появятся совсем, содержание оксидов азота на 15% меньше, а сажи — на все 60%. При этом углекислого газа в воздух выделяется столько же, сколько растение потребляет за время своей жизни. За 28 дней все химические элементы, на которые распадается биодизель, станут частью экосистемы и органичными составляющими воды и земли. Во-вторых, биотопливо — это возобновляемый природный ресурс, в отличие от нефти и газа, которые закончатся не через 20, так через 100 лет.

Человечество увидело альтернативу нефтяным скважинам в биотопливе, получается, что мы заново изобрели то, что Дизель открыл еще в ХIХ веке. Сегодня в производство запущено два вида биотоплива: биоэтанол и биодизель. Америка и Бразилия производят биоэтанол, который отличается от пищевого спирта только степенью очистки. Продукты используют те же, что и на обычном спиртзаводе — пшеницу, картофель и сахарный тростник. ЕС делает биодизель из семян масличных растений: рапса, горчицы, подсолнечника. На Филиппинах сырье для биотоплива — пальмовое и кокосовое масла. Самое большое распространение получило горючее из рапса.

Процесс изготовления топлива из растительного рапсового масла несложен. Масло отжимают на прессах, как обычно, для еды. После очистки его от примесей добавляют метиловый спирт и щелочь. Происходит реакция, в результате которой смесь делится на метиловые эфиры (собственно топливо), воду и глицерин. Получается безотходное производство. Глицерин, который здесь является «побочным» продуктом, необходим при изготовлении «мягкого» мыла, лаков и красок, искусственного шелка, шоколада, динамита, удобрений для полей и т. п.

Масло для салата и авто

— Есть, правда, в американском и европейском производстве одно парадоксальное «но». По тем же европейским стандартам запрещается изготавливать топливо из культур, употребляемых в пищу. У нас на планете миллионы людей голодают, говорят европейцы. И сами себе противоречат, делая биодизель из непопулярного, но вполне съедобного рапсового масла, — удивляется Гаврилова. — Мы же предлагаем свой, отличный от зарубежного вариант, — производство биотоплива из рыжика. Масло из этого крестоцветного растения не входит в реестр пищевых, хотя тоже вполне съедобно.

Рыжик называют еще ложным льном, он распространен как сорняк по всей Европе, а в промышленных масштабах выращивался раньше только в Сибири, где традиционно столетиями употреблялся в пищу. Вера Алексеевна демонстрирует бутыль с маслом. На этикетке расписаны его свойства как природного антиоксиданта и источника витамина Е.

— В России только один завод производит рыжиковое масло, а жаль, мне нравится им заправлять салаты, — говорит Вера Алексеевна.

Как источник биотоплива, рыжиковое масло показало себя и вовсе отлично. ВИР провел эксперимент. На полях Тамбовской области высадили несколько сортов рапса пищевого (из которого делают топливо в ЕС), рапса «технического» и свой собственный сорт рыжика. Рыжик показал наилучшую урожайность (до 320 грамм на квадратный метр, рапс — 58 г/м2). К тому же из него получается больше масла, а при переработке рыжика в биотопливо выделяется больше метиловых эфиров, которые и есть топливо.

Рыжик очень неприхотливая культура. Он спокойно переживает холода и засуху. Созревает не в страдную пору, когда не хватает техники для уборки, а на две недели раньше рапса. Чтобы вырастить рапс, надо несколько раз полить его инсектицидами. Рыжик не любят вредители, и его не надо обрабатывать. Следовательно, он не требует денег на химикаты и горючего для опрыскивающей техники.

— В нашей стране 20 миллионов гектаров плодородных и совершенно заброшенных пахотных земель, которые зарастают из года в год сорными травами и кустарниками, — сокрушается биолог. — А в Европе просто негде сажать новые культуры для биотоплива. Для того чтобы удовлетворить потребности ЕС в биодизеле, надо засадить от 16 до 18 миллионов га пашни — это 17 процентов всей возделываемой земли в крошечной Европе. Если они засеют поля под биотопливо, им будет нечем питаться. Наш же Екатерининский рыжик, который вывел ВИР, можно сажать не только на заброшенных черноземах, а везде в России: от Каспия до Полярного круга. Это тонны урожая.

Ученые из ВИРа вывели новый сорт, представили свои исследования на суд научного сообщества, вырастили 20 тонн сырья вместо положенных экспериментальных 100–300 грамм. И на этом все закончилось. Оказалось, что новаторские разработки биологов никто не собирается применять на практике.

— Сначала мы поделились своими находками на научных конференциях. После целый год мы встречались с банкирами и коммерсантами. Они каждую встречу задавали одинаковые вопросы, а спустя год просто «испарились», — делится неудачами Вера Алексеевна. — Еще позже появились латыши. Они построили в 2008 году огромный завод, который сейчас простаивает из-за отсутствия сырья. Долго вели переговоры. Решили, что мы будем выращивать рыжик в Псковской области, недалеко от латышской границы. Вроде бы дело пошло на лад. Потом переговоры перешли на уровень консульства и правительства РФ. На этом все закончилось. Нам даже не объяснили почему.

 

 

Московский Комсомолец