Россия установила рекорд по экспорту зерна

03.07.2012

Рекордный экспорт зерна поставила Россия на мировой рынок в нынешнем сельскохозяйственном году (с1 июля 2011-го по 30 июня 2012-го).

По данным аналитиков Центра "СовЭкон", за рубеж продано 27,5 млн тонн. И даже не верится, что в середине 1980-х страна была глухим импортером, ввозя до 45 млн тонн ежегодно.

Опережающими темпами по сравнению к производству российский экспорт начал расти с первых лет прошлого десятилетия.

После скромных 1-3% на старте двухтысячных вывоз зерна за рубеж в 2008/09 и 2009/10 годах по отношению к внутреннему объему производства достиг 22%.

При этом доля пшеницы, и вовсе увеличилась до небывалых 35%. Так что сегодняшние рекорды появились не вдруг, это результат тенденции, которая набирала мощь все минувшее десятилетие.

Выход России на мировой рынок зерна состоялся в те годы, когда валовый внутренний сбор не был максимальным (ниже 90 млн тонн), хотя к худородным те времена тоже не причислишь - иначе не было бы никакого экспортного прорыва.

Определяющую роль сыграло другое обстоятельство - спад в животноводстве России на стыке столетий. Сокращение потребности поредевшего поголовья в кормах плюс компенсирующие импортные закупки во многом и предопределили появление тех зерновых излишков, которые дали толчок развитию российскому зерновому экспорту.

Первыми это почувствовали ведущие мировые зерноторговые компании, ринувшиеся в Россию. Но важно, что на фоне благоприятной конъюнктуры одновременно шло становление отечественных экспортных структур. Набирает обороты "Объединенная зерновая компания" - единственное сугубо государственное образование такого рода.

Много споров кипело вокруг того, как внешние продавцы будут использовать доход, захотят ли вкладывать деньги в развитие инфраструктуры. Захотели! С их участием пущен новый зерновой терминал в Новороссийске, модернизированы многие мелководные порты, с этого года активно заработала "Тамань", имеющая хорошие перспективы по увеличению перевалки зерна.

Хуже с железнодорожными перевозками, считает руководитель "СовЭкона" Сизов. Во-первых, транспортный парк устарел, обветшал. Во-вторых, рынок этот по-прежнему сильно монополизирован.

Если учесть, что покупка одного вагона обходится примерно в 3 млн рублей, а состав в 50 вагонов соответственно в 150 млн рублей, то понятно, что без поддержки Росагролизинга с этой проблемой экспортерам не справиться.

Дошел экспортный рубль и до села, в чем тоже поначалу многие сомневались. Собственно в этом может убедиться каждый, проехав по хозяйствам Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев. По сравнению с началом 1990-х замечаешь разительные перемены, произошедшие здесь: и в уровне жизни крестьян, и в техническом оснащении сельхозпредприятий.

Но коснулись они, главным образом, юга России. Экспортный бум здесь оказался настолько силен, что родилось и пошло гулять присловье: "Юг повернулся лицом на юг и спиной к северу".

Почти половина производства пшеницы в стране впервые в истории пришлась в прошлом году именно на Юг. Центр обеспечивается за счет своих ресурсов, за счет Поволжья, Урала.

Такую специализацию можно считать естественной и даже нормальной. Но у нас она привела к углублению диспропорций в экономической географии, дальнейшей изоляции восточных регионов, полагают аналитики.

Именно здесь в последнее время выбыло из оборота больше всего площадей, именно в этих районах сельхозпроизводство становится все менее востребованным.

С 2007 года произошел перелом в инвестициях в агросектор, также связанный с экспортом. Но событие это исключительно со знаком минус.

Доля капвложений в село в общем объеме упала к сегодняшнему дню в полтора раза - с 5 до 3,3%. Почему так произошло? На старте экспортного подъема наше зерно считалось дешевым, позволяя получать трейдерам вполне устраивающую их маржу. Но постепенно издержки села росли - дорожали минеральные удобрения, семена, техника, увеличивались отчисления на зарплату.

Российское зерно уже не могло стоить столько, сколько в начале десятилетия. Отдача от вложенного рубля неуклонно падала. Инвесторы стали остывать. Это с одной стороны.

С другой, не оправдались надежды на подвижки в земельном законодательстве, которые дали бы возможность развивать нормальный земельный рынок. Приобрести землю в собственность ныне также сложно, как и 10 лет назад, а то и потрудней. Инвесторов, это, естественно, вдохновить не может.

При возросшем спросе на пшеницу ее средняя урожайность осталась на прежнем уровне - 20-22 ц с га против 30 среднемировых. И это при крупнейшем в мире клине черноземов.

К тому же ее сборы растут даже не за счет новых площадей, а вытесняя другие культуры - прежде всего ячмень, крупяные и т. д. О них вспоминают, когда резко взлетают потребительские цены.

Памятная история с гречихой как раз из этого ряда. В итоге зерновое производство становится все менее диверсифицированным, а экспорт - все более монокультурным.

Кроме того, новые потребности не помогли вовлечь в оборот ранее выбывшие сельхозземли, после продолжительного сокращения в 1990 годы площадь зерновых по стране стабилизировалась в районе 43-46 млн га. Между тем возможности юга России в этом плане практически исчерпаны.

Итак, российский зерновой рынок складывается во многом стихийно, сам по себе. Экспортный спрос предопределил рост одних культур и стагнацию других.

Поляризация регионов по уровню развития аграрного производства резко усилилась. А ведь для подавляющего числа внутренних регионов России - это не просто объем зерна, мяса, молока, а средство сохранить сельский уклад, людей на земле. И эти проблемы будут только обостряться, если государство не перестанет пренебрегать своими "законными" обязательствами.

В частности, будет не только объявлять минимальные закупочные цены перед началом сезона, а реально закупать по ним сельхозпродукцию в случае падения цен, что, прежде всего и поддержит восточные регионы.



Российская Газета