Россия. Цены на хлеб растут, а российское зерно идет на экспорт

28.11.2012

Спекулянты и иностранные биржи работают на то, чтобы сделать главный продукт недоступным

«Почему на Кубани, в Калининском районе, такой дорогой хлеб? 450 граммов чёрного хлеба стоят 24 рубля и выше. Зачем же тогда вывозить зерно, если пенсионеры и инвалиды даже лишний кусок хлеба не могут себе позволить?» - спрашивает Галина Александровна Сабровская. И таких вопросов в почте «АиФ» сотни. Люди по всей стране возмущены галопирующим ростом цен на главный продукт. И это, оказывается, только начало! На зерновой конференции в Москве специалисты пришли к выводу, что весной цена на хлеб повысится ещё на четверть по сравнению с началом 2012 г. Получается как с газом - весь мир снабжаем, а у самих более 30% населения топит дровами. Так и с зерном - вывозим в ущерб себе?

«Мне полбуханки», - говорит cтаричок-сосед, стоящий впереди меня в очереди в хлебный киоск (пару недель назад по просьбе покупателей здесь стали разрезать батон на части). Тщательно отсчитав металлические рубли, он, обычно молча уходивший, не выдерживает: «Ну как же так можно! На святое так цены задирать!»

Где кроются корни роста цен на хлеб, рассказал «АиФ» Николай Чубенко, эксперт Государст­венного НИИ хлебопекарной промышленности, замминистра хлебопродуктов СССР (1986-1989 гг.).

Нам хватит!

- Паника! В стране неурожай, зерна не хватает! Иначе, как бредом, эти заявления не назовёшь. Есть проверенные расчёты - в год  на бесперебойное обеспечение хлебом всех жителей России нужно 7 млн тонн зерна. Вырастили же одной только пшеницы 40 млн (и это в неурожайном году!). Достаточно? Более чем. Но цена зерна растёт. Нам объясняют, что это из-за того, что в Америке зерновые не уродились. Разве не резонный вопрос: а россияне-то, собравшие со своих полей достаточно, здесь при чём?

Сколько лет политики и экономисты твердили, как было бы замечательно, если кроме нефти и газа мы продавали бы за границу ещё и зерно. И счастье, как говорится, привалило! Можно вывозить и зарабатывать. Только почему-то свой народ от этого страдает. Сегодня в цепочке «зерно - мука - хлеб» неразбериха. Ещё на корню зерно у сельчан скупают спекулянты, или, как их сейчас модно называть, трейдеры. А потом пшеница... пропадает. Вроде бы урожай собрали. Но до мельниц он почему-то не доезжает. Мукомолы объясняют, что просто не могут найти в продаже зерно нужного качества. Где теряется это качественное зерно? Вопрос! Следующее звено - хлебозаводы. Они вынуждены брать муку того качества и по той цене, которую им продают мельницы. Так что выбирать сегодня ни первым, ни вторым просто не из чего.

Зато вывозят за пределы страны до 3 млн тонн зерна в месяц. Минсельхоз официально заявляет, что главная забота сегодня - работать на экспорт, строит специальные терминалы для увеличения вывоза зерна.

Цены на зерно на внутреннем рынке достигли мировых - и это считается большим достижением! Дескать, наконец фермеры поднимут голову. Но при этом не учитывается, что сливки с продажи этого продукта достаются посредникам (а меньше чем за 50% прибыли они не работают). На рынке зерна - основного продовольственного ресурса - действуют бандитские законы. Он монополизирован, зерно концентрируется в одних руках.

Пора навести порядок!

Чтобы заработать, все заинтересованные участники подо­гревают цены, как могут. Так, сегодня в регионах РФ, сильно пострадавших от засухи, продают зерно из госфонда (в него скупали «излишки» в урожайные годы). Только начиная с ноября покупать там запасы могут мельницы не только из неурожайных регионов, но и из других. Сразу же стоимость этой пшеницы взлетела почти до мировой. Владельцы же зерна вывели странную теорию, что цена хлеба не зависит от цены пшеницы, поэтому и повышение цен на зерно никого волновать не должно.

Сомневаюсь, что государство не в состоянии навести порядок в этой отрасли. К примеру, создание упомянутой выше зерновой «копилки» - идея хорошая. При высоком урожае государство выкупило в неё пшеницу по адекватной цене, не дав сельчанам обанкротиться. В бюджете на это были выделены немалые деньги. Это зерно отдали на хранение коммерческим фирмам. А сейчас они распродают запасы по спекулятивной цене через биржу. И уже не по 5300 руб. за тонну, а по 10 000 руб. (выгода опять же спекулянтам). От этого накручивают цены и на остальное зерно. К тому же что заложили в этот фонд? В основном фуражное, непригодное для хлебопечения зерно. А почему бы в него не закупить 7 млн тонн пшеницы хорошего качества для гарантированного производ­ства хлеба? И продавать его мельницам по закупочной цене, плюс расходы на хранение, а оттуда - на хлебозаводы.

У государства очень странная позиция в вопросе цены на хлеб. Считают, что это социальный продукт - продукт политического влияния. Регулируют же его цену одним методом: запретить повышать, потому что у нас будут выборы, скажем, мэра или губернатора. Но запреты бессмысленны! Производство хлеба должно стать областью госзаказа. Обязанность Минсельхоза - обеспечивать продовольственную безопасность страны. Но до тех пор, пока и цена, и качество главного продукта - хлеба - будут настолько бесконтрольными, ни о какой безопасности и речи быть не может.

Сначала дохнут куры...

Рост цен на зерно неминуемо ведёт к проблемам в животноводстве. В регионах уже начали забивать скот и птицу - кормить их стало слишком дорого.

Так, в Архангельской области повышение цен на зерно сказалось в первую очередь на птицеводческих предприятиях. Их здесь четыре, два из них фактически уже не работают.

Предприятия и так по уши в долгах перед кредиторами, а тут ещё и новый сюрприз - увеличение цен на корма. Сейчас «Няндома-Бройлер» должна кредиторам 300 млн рублей, а чтобы она вновь начала нормально функционировать, в неё нужно вложить ещё 1,2 млрд рублей. На фабрике, единственном производственном предприятии в Няндоме, работают 400 человек, уже получивших уведомления о сокращении.

В Котласском районе из-за подорожания кормов уже закрыты 7 мелких сельхозпред­приятий, а теперь такая перспектива грозит и в Вельском районе крупной птицефабрике. «В сложившейся ситуации в связи с ростом цен на зерновые культуры (соя, кукуруза, зерно) наше предприятие несёт потери, так как рост цен на корма значительно опережает рост цен на мясо птицы. За 9 месяцев этого года корма подорожали на 50% (с 13 до 22,5 рубля за 1 кг), и цена продолжает расти», - рассказала «АиФ» Оксана Лукинюк, директор Вельской птицефабрики.

«Около 90% в кормах для птиц составляют зерновые. В этом году в стране нормальный урожай, даже не пришлось, как несколько лет назад, вводить запрет на вывоз нашего зерна за границу, поэтому я не понимаю, почему цены так резко выросли», - говорит Надежда Павловская, председатель комитета областного Собрания депутатов по аграрной политике.

Голодомор на птицефабриках холдинга «Кировхлеб» в Киров­ской обл., начавшийся в октябре 2012 г., закончился остановкой работы трёх предприятий и уничтожением поголовья. В области мясным птицеводством занимались четыре птицефабрики, общее поголовье птицы достигало 660 тыс. голов. От голода умерло около 100 тыс. (причину смерти официально подтвердили в управлении ветеринарии). Остальные идут под нож. В настоящее время на Костинской и Кирово-Чепецкой фабриках птица забита. На Уржумской поголовье окончательно выводится. «Птиц просто нечем кормить, они умирают на глазах, а мы им даже помочь не можем, ходим между рядами и ревём», - жалуются птичницы. Специалистами управления ветеринарии было установлено: при ежесуточной потребности корма в 30 тонн скармливалось не более 10. «Куры были истощены до такой степени, что кости можно было резать ножницами», - сообщил начальник управления Сергей Чучалин.

Хронический недокорм руководство объяснило резким скачком цен на фуражное зерно: «Если ранее мы закупали корма за 4,5 рубля, то сегодня их стоимость превысила 10 рублей».

«Сельское хозяйство загнали в депрессивную зону. 20 тысяч деревень умерло, люди не хотят работать на земле, - рассказал «АиФ» Константин Бабкин, президент политико-экономического клуба «Рой», председатель оргкомитета Аграрной секции Московского экономического форума. - Россия имеет 120 млн гектаров земель сельхозназначения, 40 млн гектаров из них (это больше, чем, например, суша Германии со всеми горами, лесами и городами!) заброшены. В советские времена мы производили и сбывали продукции сельского хозяйства на 40% больше, чем сейчас. Мы до сих пор не обеспечиваем продовольствием собственное население и не боремся за доступ на стремительно растущие внешние рынки. За 20 лет население Земли выросло почти на 3 миллиарда человек, значит, у нас есть рынок сбыта продукции. Сельское хозяйство России имеет достаточный потенциал, чтобы прокормить миллиард человек».

Как бороться?

Российские регионы спохватились, когда уже было поздно. Кое-где вводят мораторий на повышение цен, например в Псковской области, или пытаются дотировать пекарей, как в Северной Осетии. «За границей цены на базовые продукты регулируются государ­ством, - говорит Александр Бузгалин, профессор кафедры политической экономии экономического ф-та МГУ, - так же как и цены на энергию и топливо. В Австрии доходы фермеров выше, чем у нас, а цены на продукты ниже. Защищены и крестьянин, и конечный потребитель. А у нас цены на продукты на уровне мировых, а сельское хозяйство развалено. Помогать ему необходимо! Нужны не абстрактные дотации, которые разворовываются, а прямые инвестиции по конкретным вопросам.

Продешевили?

«Нужно честно сказать, что тех запасов зерна, на которые мы рассчитывали, не существует, - признался «АиФ» Владимир Тарасов, руководитель аграрного центра Евр­АзЭС. - Поэтому интервенции проведены очень сдержанно и только локально. Они предназначались для сдерживания цен и вообще не выполнили свою миссию. Мировые цены на зерно будут расти на 30-40%. Прогнозы на урожай в этом году и в Европе, и в Азии, и в России очень пессимистичные. А экспорт идёт мощно, президентом он не приостановлен. Эмбарго не введено, изменения экспорт­ных пошлин в сторону повышения тоже нет. Зерно уходит из России. Страна наверняка уже весной начнёт закупать зерно за границей. Когда мы продаём, наше зерно в мире самое дешёвое. А покупаем-то мы его на мировой бирже по рыночной цене!»

Мировой зерновой договор

«Цены не только на нефть, но и на зерно, и на мясо привязаны к биржам, которые конт­ролируются американцами, - считает Николай Коломейцев, зампред Комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов. - Я располагаю данными о том, что 6 международных трейдеров массово скупают у нас зерно. Большую часть уже скупили! А весной они поднимут цены. Почему? Да потому, что у нас посевного материала нет, государственного фонда как такового нет. В условиях, когда 1,5 миллиарда человек на планете ежедневно голодают, цена на хлеб становится мощнейшим политическим инструментом! Вспомните Египет. В Каире 1 миллион человек получал две бесплатные лепёшки в день. Зерно для них закупало государство, оно же их и пекло. Как только бесплатный хлеб перестали раздавать, площадь Тахрир наполнилась людьми. На нас с вами точно так же можно влиять. Цены поднимут - и кому народ будет задавать вопросы? Большие проблемы ждут нас уже в феврале».

Спекулянты наживаются

«Помните ситуацию с гречкой в 2010 году? - говорит Давид Эпштейн, профессор, главный научный сотрудник ГНУ СЗНИЭСХ Россельхозакадемии. - Тогда из-за разговоров о возможном дефиците розничная цена на неё с 15 руб. за 1 кг выросла до 100 руб. И до сих пор не опустилась на прежний уровень - сегодня она составляет 25-30 руб. Спекулятивная составляющая имеет место быть. Надо принимать меры - завезти зерно в регионы, договориться с переработчиками и магазинами. Раз государство не ограничивает цены на зерно и они уже ползут вверх, начинает страдать животноводство. Растут цены на мясо птицы. Так, в Санкт-Петербурге цены на курятину уже поднялись с 80 руб. до 100-110. А в регионах, где платёжеспособность покупателя низкая, производитель вынужден уничтожать поголовье. Либеральная точка зрения о том, что государство не должно вмешиваться в сельское хозяйство, ошибочна. Государство - это капитан на корабле экономики! Без него корабль сельского хозяйства начинает качаться и в конце концов тонет».




АиФ