Россия. Путин готов дать землю народу

10.10.2012

Учет и распределение земель в современной России остается одной из наиболее закрытых и коррумпированных сфер. Об этом красноречиво свидетельствует судебная и криминальная хроника.
 
Похоже, беспредел в этом сегменте экономики окончательно вывел из терпения главу государства. Как заявил Владимир Путин в понедельник на президиуме Госсовета, земельный потенциал России используется крайне неэффективно, а граждане и бизнес постоянно жалуются в правительство на бюрократию и чиновников, монополизировавших информацию о земельных ресурсах. Досталось от президента и одному из крупнейших землевладельцев страны – Минсельхозу, за то что тот придерживает земельный ресурс или использует не по назначению. Что же касается разрекламированной земельной реформы, она, по словам президента, идет крайне медленно и неэффективно.
 
Путин потребовал от чиновников ускорить формирование Единого банка данных о земле и как можно быстрее перейти к проведению открытых земельных торгов по заявлениям граждан и юридических лиц. Раскрытие информации о земельных ресурсах и их настоящих владельцах, считает президент, станет серьезным стимулирующим фактором для бизнеса и граждан. "Сейчас эта информация закрыта для людей. Ею обладает очень узкий круг лиц. Это руководители ряда ведомств, сотрудники органов власти и прилипшие к ним представители посреднических структур. Фактически они монополизировали информацию", – заявил Путин, подчеркнув, что власти обязаны переломить ситуацию и предоставить каждому гражданину возможность узнавать любую информацию о свободных и используемых землях. "Очевидно, что нужно как можно быстрее переходить к проведению открытых торгов по заявлениям граждан и юридических лиц", – отметил президент.
 
Закрытость и непрозрачность информации о земле он назвал главной причиной пронизывающий земельный рынок коррупции, после чего обрушился с жесткой критикой на заправляющих в этой сфере чиновников. "Что касается условий предоставления земель в собственность или аренду, то они не выдерживают никакой критики ни по срокам, ни по порядку оформления, – подчеркнул президент. – Земельным кодексом уже установлена обязанность органов местного самоуправления проводить такие аукционы, но подобные решения могут быть приняты только в отношении сформированных участков, однако четкая обязанность их формирования не предусмотрена, а бюджетные расходы на эти цели зачастую не планируются. Просто у меня иногда складывается впечатление, что специально не планируются". Глава государства потребовал устранить все эти препятствия, в том числе на законодательном уровне.
 
Ранее к вопросу активного вовлечения земель в хозяйственный оборот обращался председатель правительства Дмитрий Медведев. В июле он потребовал приступить к приватизации участков, находящихся в государственной собственности. По словам премьера, эксперты говорят о необходимости массовой приватизации земли, а чиновники - о том, что приватизация возможна лишь после пересчета ее кадастровой стоимости. "И та, и другая позиция справедливы. Я думаю, что все-таки нужно готовиться к приватизации земельных участков, – заключил тогда Дмитрий Медведев. – Что в результате мы имеем? Мы часто имеем просто деградацию земельного фонда и отсутствие реальных возможностей по строительству, в том числе, жилья, социальной инфраструктуры. Поэтому нам нужно будет все-таки принимать эти решения".
 
То, что российские власти все чаще обращают внимание на ситуацию с распределением и использованием земель, не удивительно. Эффективность нынешней сырьевой модели российской экономики неудержимо падает, заставляя власть искать новые возможности поддержания экономического роста и социальной стабильности. В попытках спешно создать экономическую модель, не зависящую от сырьевых рынков, ей придется искать опору на другие виды бизнеса, для большинства из которых неурегулированность ситуации с землей является серьезным препятствием их развития.
 
С другой стороны, вторгаясь в эту сферу, власть неизбежно натыкается на издержки и казусы ранее ею же созданной системы. Это и высочайший уровень монополизма, и информационная закрытость, и многоуровневая коррупция. И сможет ли власть сегодня, когда приперло, победить то, что годами формировалось с ее подачи и молчаливого согласия, – большой вопрос.



Утро