Россия. Урожай будущего года может быть средним — Дмитрий Рылько

24.12.2012

Подходит к концу год, который, несмотря на сложные погодные условия, был достаточно позитивным для многих отечественных производителей зерна.

Об итогах года и о перспективах на будущий год рассказал Продмаgу генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР).

Дмитрий Рылько: Нынешний год можно назвать необычным годом. Необычным, во-первых, с точки зрения действий правительства. Большинство участников рынка ожидало ограничений на экспорт зерна в том или ином виде. Но их не было.

В результате либеральной политики нашего правительства сельхозпроизводители смогли компенсировать потери от недостаточно высокого урожая. По крайней мере, в двух регионах – на юге и в центральном Черноземье — мы наблюдаем маржу, которая по основным зерновым культурам носит рекордный характер за счет очень высоких цен.

Правда, кое-где в Сибири и на Урале, регионах, в которых был достаточно серьезный неурожай, компенсировать физические потери за счет высоких цен, увы, не удастся.

Отрасли – потребители зерна испытывают сильные перегрузки. У нас рекордно высокие цены на муку. Пока это мало сказалось на ценах на хлеб, однако хлебопеки оказались в наиболее тяжелых условиях: с одной стороны, цены на муку поднялись довольно сильно, с другой торговые сети не дают поднимать цены на хлеб. К тому же цены на хлеб всегда находятся под сильным наблюдением со стороны местных администраций. Кроме того, существует сильная конкуренция между хлебопеками, которая тоже не дает им цены поднять.

Ситуация не пошла по наихудшему сценарию — мировой рынок зерна с сентября впал в боковой тренд и мировые цены с тех пор не сильно меняются. Соответственно, наши возможности экспорта «подзавяли». И из страны ушло меньше зерна, чем могло бы – пока 13 миллионов тонн.

Однако, хотя российские пшеница и ячмень уже два с половиной месяца неконкурентоспособны по ценам на мировом рынке, экспорт у нас продолжается. Он только в последние дни затих из-за погодных условий. Прекратились отгрузки из малых портов, которые замерзли.

Экспорт у нас будет продолжаться, в частности, экспорт кукурузы. Думаю, более полутора миллионов тонн можем вывезти за сезон. Хотя рекорда 2011/12 года в 1,9 миллиона тонн можем и не достичь.

В этом году мы ожидаем общий урожай зерна в 69-70 миллионов тонн. Мы основываем свой прогноз на официальных цифрах статистики по уборке, хотя допускаем, что Росстат выдаст к концу года официальную цифру в 71-72 миллиона. При этом у нас оценки урожая пшеницы получаются весьма низкие — меньше 38 миллионов тонн. Рынок показывает, что у нас кукуруза сейчас находится на ценовых уровнях существенно более низких, чем пшеница, хотя обычно в России происходит наоборот. Пшеницы мало, а кукурузы – рекордный урожай – 7,6-7,8 миллиона тонн, в зависимости от того сколько удастся добрать. Уборка еще не закончена.

Таким образом, рынок пшеницы становится все более дефицитным и просматривается ее импорт. В ближайшее время правительство откроет для интервенций Оренбург – а это свыше 700 тысяч тонн зерна интервенционного фонда. Но, думаю, рынок охладит скорее Казахстан. Импорт из Казахстана ожидается выше, чем обычно, пока речь идет о полутора миллионах тонн, но может быть и больше.

Теоретически просматривается и импорт из дальнего зарубежья. Это может быть американская пшеница, даже литовская пшеница у нас может появиться.

Экспорт собственной пшеницы, тем не менее, будет потихонечку продолжаться.

Возникает вопрос, почему мы продолжаем экспортировать. На него есть как минимум четыре ответа.

У владельцев экспортных терминалов есть выбор: полностью остановить работу и фиксировать убытки, либо продолжать работать «в ноль», или даже с небольшим убытком, но не таким большим, как при полной остановке работы терминала.

Экспортеры могут использовать логистические лазейки, которые помогают им сводить концы с концами. На фрахте сэкономят пару долларов, еще где-то…

Контракты ещё надо исполнять, чтобы не потерять рынки. Но и это не решающий фактор, а решающий – «историческая цена экспортной смеси». Многие компании купили существенные объемы зерна до его подорожания. И это зерно находится на юге, рядом с портами или даже в самих портах. Им выгоднее экспортировать, чем продавать на внутренний рынок, где у клиентов очень низкая платежеспособность, они платят с отсрочкой, да ещё есть риск, что вообще не заплатят.

В итоге, по нашему мнению, за сезон Россия может экспортировать от 14 до 15 миллионов тонн. Конечно, это меньше рекордного прошлого года, когда на экспорт ушло 27,7 миллиона тонн зерновых и зернобобовых.

Что касается перспектив. Яровой сев у нас в стране гораздо более консервативен, чем озимый, и там не следует ожидать бешеных прибавок. А в некоторых регионах, как в Сибири и на Урале, где был неурожай, имеется и проблема с качественными семенами для ярового сева.

Много также будет зависеть от погодного фактора. Озимый сев у нас прошел относительно слабо из-за неблагоприятной погоды на юге, где в некоторых районах не было дождей несколько месяцев.

По предварительным прикидкам урожай будущего года может быть средним — 80-85 миллионов тонн. Чудеса, конечно возможны, но сейчас не очень просматривается перспектива получить больше. Тем более, что мороз уже серьезно «пощипал» целый ряд регионов.

 

ПродMag