Россия. Земледельцы Волгоградской области завершили сев яровых культур.

14.06.2013

О том, как проходила посевная кампания, о видах на будущий урожай, и насколько успешно сработал механизм несвязанной погектарной поддержки, «ВП» рассказал министр регионального сельского хозяйства Василий Иванов.

– Василий Васильевич, в этом году на сев яровых наложило отпечаток плохое состояние озимых культур: где-то они погибли, где-то не приходится рассчитывать на хороший урожай. Удастся ли восполнить эти потери за счет весеннего сева?

– Ситуация с озимыми в этом году действительно была непростая. Из 1,38 млн га, которые были засеяны озимыми пострадало 250 тыс. Осадков практически не было, и всходы ушли в зиму ослабленными. Крестьяне такой сев называют амбарным. Поэтому весной нужно было посеять как можно больше, чтобы восполнить потери.

– Получилось?

– Считаю, что сельхозпроизводители с этой задачей справились. Зерновыми было засеяно 650 тыс. га, почти на 160 тыс. больше, чем в прошлом году. В 2,5 раза увеличены площади посевов яровой пшеницы, в 2 раза больше занято просом, в полтора раза зернобобовыми. 10-процентный рост площадей отмечен и по техническим культурам. Ими также засеяно 650 тыс. га.

– В этом году впервые применялась несвязанная погектарная поддержка. Насколько эффективным оказался этот механизм субсидирования? Ведь крестьяне жалуются, что новый вид господдержки не покрывает отмененные дотации по ГСМ и минеральным удобрениям.

– Специалисты нашего министерства провели расчет, который показал, сколько денег было получено в прошлом году на ГСМ и удобрения в пересчете на 1 гектар. Оказалось, что около 400 руб. А в рамках несвязанной поддержки было выделено от 269 до 397 руб. То есть верхняя планка практически соответствовала прошлогоднему уровню.

– Но чем можно объяснить такой большой разброс?

– Когда разрабатывалась методика применения этой субсидии, мы учли, что наши районы находятся в разных условиях – по климату, уровню осадков и качеству почв. Поэтому были введены специальные коэффициенты, которые определили, что чем хуже почвы и засушливей территория, и чем лучше при этом сработает сельхозпроизводитель, тем больше дотаций он получит. Думаю, это справедливый и экономически оправданный подход.

– Давайте вернемся к вопросу об эффективности несвязанной господдержки. С тем же ГСМ, к примеру, не было перебоев?

– В этом году на проведение весенне-полевых работ требовалось 45 тыс. тонн дизтоплива. В феврале министерство собрало предпринимателей, которые поставляют ГСМ на село, и мы убедились, что все потребности в топливе будут реализованы в срок и по удобным каналам поставок. Так что никаких сбоев по ГСМ не было. Но на деле эффект несвязанной поддержки измеряется не только размером субсидий. В прошлом году, например, только в пяти точках отгрузки компании ЛУКОЙЛ крестьяне могли получить льготное топливо. Это значит, что на их плечи ложилась и организация транспортной логистики, и затраты на доставку, а еще долгое стояние в очередях. По двое суток приходилось томиться... Зато сейчас у сельхозпроизводителей на руках живые деньги и за них поставщики топлива готовы побороться. Между ними началась конкуренция. Уже входит в практику, что топливные компании сами доставляют крестьянам горючее и даже назначают льготы…

– То есть в дополнение ко всему активизировались рыночные механизмы?

– Да, но в целом здесь сработало много факторов. Взять хотя бы сроки, когда крестьяне получили эти деньги. Волгоградская область своевременно оформила документы и федеральные субсидии в регион пришли в числе первых. До крестьян они дошли до начала весенних полевых работ. Это значит, что на покупку того же дизтоплива или удобрений не надо было брать кредиты в банке. А вообще, живые деньги – это маневренный ресурс, и такой фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов. Такие косвенные преимущества пока никто не просчитывал, но они работают и конечно же положительно отразятся на сельскохозяйственном производстве. В перспективе этот вид поддержки будет и дальше совершенствоваться. Через него можно регулировать севооборот, структуру посевных площадей, такой подход позволит сохранить плодородие почв и избежать падения цен из-за перепроизводства той или иной продукции. Сейчас ведь как: если выгодно, например, сеять подсолнечник, то все бросаются сеять подсолнечник. В итоге получаем снижение цен и плачевное финансовое состояние хозяйств. А с несвязанной поддержкой эти процессы можно будет взять под контроль.

– Много разговоров сейчас идет про второй транш несвязанной поддержки. Когда наши сельхозпроизводители смогут получить эти деньги?

– Мы рассчитываем получить его в третьей декаде июля или в начале августа. Но это предварительные сроки. Важно другое: для того, чтобы получить эти субсидии из федерального бюджета, требуется региональное софинансирование в размере 114 млн руб. Соответствующие предложения нами уже внесены в Волгоградскую областную думу. На федеральном уровне размер субсидий по регионам еще не распределен, но с учетом предыдущих пропорций они составят примерно 330 млн рублей. И тогда поддержка на гектар станет даже больше чем в прошлом году. Но и это еще не все. В Волгоградской области пары занимают 30% обрабатываемых площадей, без них ничего толком не вырастет, но при оказании несвязанной поддержки они никак не учитываются. Поэтому уже с марта мы ведем работу с Минсельхозом России, чтобы при выделении средств на несвязанную поддержку учитывался коэффициент наличия паров. По нашему мнению, его величина должна равняться 1,3. И тогда вместо 850 млн рублей мы бы получили из федерального бюджета 1,1 млрд.

– А какие, по вашим прогнозам, имеются виды на урожай?

– Нас радует количество выпавших осадков. Этой весной дожди прошли практически во всех районах и помогли укрепиться озимым и яровым. Правда, 54% от нормы – не совсем то, чего всем хотелось бы, но все же можно рассчитывать не неплохой урожай.

– Вы выражаете здоровый оптимизм…

– Это же часть нашей работы: вселять уверенность в сельхозпроизводителей. Возьмем, к примеру, Палласовский район. После зимы люди там были в очень подавленном состоянии: массовая гибель озимых, запасы влаги никакие… Многие крестьяне вообще ничего не хотели сеять, какая-то безнадега была у их глазах. А потом пошли осадки, чуть позже в рамках господдержки выдали деньги. И сегодня глава района Николай Николаевич Слепуха говорит мне, что отсеялись нормально, что у тружеников села появилась надежда.

– Но, как принято говорить, у крестьян есть две беды: урожай и неурожай. Как, на ваш взгляд, будет складываться ситуация с ценами?

– По плану Волгоградская область должна собрать 2,8 млн тонн зерна. В среднем 1,5 млн тонн идет на внутренне потребление, а свыше 1 млн реализуется за пределами региона. Сегодня переходящий запас зерна в России находится на самом критическом уровне. Вместо обычных 20 млн тонн он снизился до 7 млн тонн. Это говорит о том, что спрос на продукцию растениеводства будет на хорошем уровне. А еще Минсельхозом России запланирована закупочная зерновая интервенция. Минимальная цена за тонну пшеницы установлена в размере 6350 руб. Считаю, что эта планка позволит сработать рентабельно, и наши сельхозпроизводители окажутся в плюсе.

СПРАВКА "ВП"

На поддержку сельскохозяйственного производства в Волгоградской области из средств федерального и областного бюджетов предусмотрено 2,69 млрд руб. Сельхозтоваропроизводители уже получили 1,15 млрд руб., или 43% от планового показателя. Самая большая сумма перечислена на несвязанную поддержку –697,5 млн руб. 190 млн руб. было перечислено в счет компенсации процентов по кредитам, 45 млн за реализованное молоко, 91 млн на племенное животноводство, 24 млн – на овцеводство, 17 млн – на элитные семена. Направлены предложения в Волгоградскую областную думу, по которым из областного бюджета на несвязанную поддержку будет выделено 114 млн руб. Предлагается увеличить субсидии на молоко и корма.

Есть договоренности с министерством сельского хозяйства России о выделении средств на оформление земли в собственность фермеров – 7,5 млн руб., на страхование урожая – 170 млн руб., на страхование сельскохозяйственных животных – 12 млн руб.

 

Администрация Волгоградской области