Россию ждет аграрная катастрофа

19.07.2012

Нынешний год испытывает российское сельское хозяйство на прочность всеми возможными способами: сначала это были морозы, потом засуха, потом дожди, местами переходящие в потоп. Теперь к ним прибавилось вступление страны в ВТО.
 
Аграрии уже сравнивают нынешний год с катастрофическим 2010-м, когда небывалая жара и пожары погубили значительную часть урожая. На этот раз неприятности начались еще зимой: в южных и центральных регионах долго стояли морозы. Из-за этого, например, в Ставропольском крае весной прогноз урожая зерновых был понижен на 30% относительно прошлого года. Вымерзли ягодные и фруктовые плантации: в Краснодарском крае погибли 80% посадок клубники. Из-за этого мы вынуждены в разгар сезона покупать дорогие заморские или среднеазиатские ягоды, черешню и абрикосы.
 
Затем, с середины весны и до начала лета, во многих сельскохозяйственных регионах стояла засуха. В Оренбургской области она повредила 1,2 млн из 4 млн га засеянных площадей. В Саратовской области были полностью уничтожены посевы на площади 167 тыс. гектаров. А затем на юге страны хлынули дожди, да столь обильные, что прогноз по зерновым пришлось еще раз пересматривать. В частности, наводнение в Крымске повредило 1 тыс. га сельхозугодий. В итоге на Ставрополье теперь ожидается сбор зерновых на 40-50% ниже прошлогоднего, в Краснодарском крае, Ростовской области и Башкирии – на 20-25%.
 
В целом по стране виды на урожай зерновых все же не катастрофичные, но прогнозы постепенно ухудшаются. Если еще в конце весны Минсельхоз надеялся, что урожай достигнет рекордных прошлогодних показателей – 94 млн тонн, то к концу июня ожидания уменьшились до 85 млн тонн. А после этого были еще дожди и наводнение на Кубани. Тем не менее, как сообщил в понедельник на пресс-конференции в РИА "Новости" министр сельского хозяйства Николай Федоров, "мы сильно не корректируем цифры, которые давали в июне". В министерстве по-прежнему надеются на урожай свыше 80 млн тонн. Экспортный потенциал зерна в нынешнем году оценивается в 18-20 млн тонн, что позволит России удержать свои позиции на мировом рынке. В то же время министр не исключил, что если неблагоприятные погодные условия постигнут нас еще раз на этапе уборки урожая, то на экспорт останется 16-18 млн тонн.
 
Отраслевые эксперты дают более скромные прогнозы. Так, президент Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин на прошлой неделе заявил журналистам, что прогноз Минсельхоза "чересчур оптимистичен" и что урожай зерна в РФ в этом году составит менее 80 млн тонн. А по оценкам президента Российского зернового союза Аркадия Злочевского, на полях в этом году созреет от 87 до 89 млн тонн зерна, однако реальный урожай будет значительно ниже, поскольку из-за дождей собрать его полностью не удастся.
 
Впрочем, не только погода оказывает неблагоприятное влияние на показатели аграрных хозяйств. Российские фермеры, несмотря на широко пропагандируемую поддержку со стороны государства, находятся в сложном положении. Прежде всего, сказываются объективные ценовые факторы: за последнее десятилетие цены на пшеницу выросли в 2,3 раза, тогда как цены на сельхозтехнику и тарифы на электроэнергию – в 4 раза, а на минеральные удобрения – в 9 раз. Существовать и развиваться в таких условиях довольно затруднительно. Новая техника доступна далеко не всем, из-за чего парк сельхозтехники в хозяйствах стремительно устаревает и сокращается: нагрузка на комбайн уже достигла 500 га при норме 150. А это, в свою очередь, приводит к увеличению потерь при сборе урожая.
 
Что касается ягод и фруктов, здесь картину портит отсутствие налаженной системы их заготовления и логистики. Например, Россия занимает первое место в мире по импорту яблок, тогда как по всей стране тысячи тонн этих плодов пропадают, не найдя дороги из частного сада к покупателю или хотя бы на перерабатывающее предприятие. Крупные торговые сети предпочитают работать с зарубежными поставщиками ягод и фруктов – опять же, из-за того, что у них хорошо налажена логистика.
 
Не меньше, чем капризы погоды и логистики, российское сельское хозяйство подкашивают особенности национальной банковской системы. Она не дает аграриям долгосрочных кредитов, а "короткие" обходятся в 14% годовых. Между тем в странах Западной Европы фермеры имеют доступ к 2%-ным долгосрочным кредитам! И как, спрашивается, конкурировать с ними российским крестьянским хозяйствам? Долги наших аграриев уже превышают их выручку, так что возможностей для развития – почти никаких. Придется, по видимости, государству реструктуризировать эти долги.
 
Однако и государство отныне не всесильно в вопросах помощи аграриям, поскольку Россия вступила в ВТО. Тарифы на сельскохозяйственный импорт будут постепенно снижаться – с нынешних в среднем 15,6% до 11,3% (хотя нынешний уровень и так ниже, чем странах, близких нам по уровню развития). Кроме того, максимальный объем прямой господдержки селу зафиксирован на уровне, который в пересчете на единицу площади угодий в разы меньше, чем в США, ЕС или Бразилии. Таковы навязанные нам условия. Впрочем, на ближайшие годы Россия выторговала себе возможность увеличить дотации сельскому хозяйству более чем вдвое. Но остается вопрос: сумеет ли она воспользоваться этой возможностью?



Утро