Список крупнейших владельцев сельскохозяйственных земель России

17.05.2013

Список крупнейших владельцев сельскохозяйственных земель, контролирующих больше 50 000 га каждый, по просьбе «Ведомостей» подготовила консалтинговая компания BEFL. В него вошли 27 компаний; все опрошенные фигуранты списка подтвердили корректность данных. Для большинства из них сельское хозяйство — основной бизнес: компаний, созданных как инвестпроекты фондами или банками, не больше трети.

BEFL работает в России 15 лет. Среди ее клиентов — крупные и средние аграрные компании («Русагро», «Продимекс», «Эксима» и др.) и западные инвесторы в аграрный сектор.

Самый большой, по подсчетам BEFL, земельный банк — 480 000 га — контролирует компания «Продимекс», крупнейший в России производитель сахара (в 2012 г. ее заводы выпустили 20,1% всего белого сахара в России). Все земли «Продимекса» обрабатываются, большая часть занята сахарной свеклой, рассказывает гендиректор «Продимекса» Виктор Алексахин. Большой земельный банк компании нужен из-за технологии выращивания сахарной свеклы: высаживать ее каждый год на одном и том же поле нельзя, объясняет Алексахин. Всерьез увеличивать земельный банк компания не планирует.

На 1 января 2012 г., по данным Росреестра, площадь сельхозугодий России была 196 млн га, из них пашни — 115 млн. В 2011 г. для производства сельхозпродукции использовалось 64% площадей.

Большинство фигурантов списка говорят, что возделывают почти все земли, которые контролируют. Из 450 000 га татарстанского «Вамина» (третий в списке) 420 000 га — пашни, рассказывал «Ведомостям» в марте Вагиз Мингазов, члены семьи которого контролируют компанию. Две трети земель «Мираторга» (шестая строчка) используются в проекте разведения мясных пород крупного рогатого скота в Брянской области. По словам гендиректора «Мираторга» Александра Никитина, компания будет наращивать земельный банк примерно до 500 000 га за 2-3 года.

Вложения в земли сельхозназначения в России интересны для инвестиций, но на срок более 10 лет, говорит предправления «Финама» Владислав Кочетков. У «Финама» есть ЗПИФ, контролирующий 157 000 га сельхозземель (20-я строчка; передан в управление Бинбанку). На быстрый заработок рассчитывать не стоит: рынок зарегулирован, а оборот сельхозземель затруднен, констатирует Кочетков.

В список вошли и инвестпроекты, созданные финансистами: Trigon Agri, Alpcot, РАВ «Агро-про» (эту компанию в 2011 г. приобрела чешская PPF) и др. Самый известный проект финансовых инвесторов в секторе — Black Earth Farming («Агро-инвест», седьмая строчка): в 2006 г. в ее капитал вошли Vostok Nafta и шведский AB Kinnevik. В 2007 г. при IPO в Стокгольме компания была оценена почти в $1 млрд, хотя ее выручка в тот год составила $21,3 млн, а чистый убыток — $21,5 млн. В 2012 г. Black Earth Farming впервые показала чистую прибыль: при выручке в $229 млн — $7 млн; капитализация сейчас — $287,24 млн.

«Мы как инвесторы активно смотрим на сельское хозяйство и за последние пять лет видим сравнительно мало компаний, которые стабильно зарабатывают деньги в России», — говорит директор Prosperity Capital Management Алексей Кривошапко. Другие причины того, что консолидация сельхозземель в России идет хуже, чем, например, на Украине: в отрасли не хватает сильных менеджеров и гораздо медленнее, чем на Украине, внедряются передовые технологии, продолжает он.

Наконец, в России очень дорогая логистика — дешево хранить и переваливать продукцию не получается. «Возврат на капитал не феноменальный, а прибыль для инвесторов довольно скромная», — констатирует Кривошапко.

Чтобы инвестировать в сельхозземли, надо понимать, что придется заниматься сельским хозяйством, т. е. зависеть от дотаций и отношений с местными администрациями, говорит Сергей Чумак, бывший партнер консалтинговой компании Strategy Partners.

После кризиса на рынке появилось большое предложение земель, доставшихся банкам от обанкротившихся производителей, теперь банки пытаются от них избавиться, рассказывает Кочетков. Многие средние и небольшие агрокомпании в силу кризиса ликвидности и недостатка собственного капитала больше озабочены продажей бизнеса, чем наращиванием земельного банка, но сделок немного, подтверждает управляющий партнер BEFL Владислав Новоселов: основная причина — невысокий спрос, низкое качество активов и серьезные расхождения между покупателем и продавцом по стоимости бизнеса. Цены на землю в подавляющем большинстве регионов не повышаются, знает он, а в отдельных регионах и районах наблюдается даже снижение цен.

 

 

Ведомости