Зернотрейдеры прекратят экспортировать пшеницу с 15 ноября

24.10.2012

Зерноторговые компании в добровольно-принудительном порядке откажутся от поставок пшеницы за рубеж.

Когда министр агарной политики и продовольствия Николай Присяжнюк вопреки двукратному снижению урожая пшеницы заявлял, что хлеб в Украине дорожать не будет, ему мало кто верил. Но, как оказалось, глава аграрного ведомства знал, о чем говорил. Правительство не может повлиять на стоимость газа и других составляющих себестоимости самого главного социального продукта. Но удешевить муку - в его власти.Достаточно ограничить экспорт пшеницы.

Обо всем договорились

В прошлую пятницу, 19 октября, участники зернового рынка были приглашены на встречу в Министерство аграрной политики и продовольствия. «Были все, кому положено быть: представители Американской торговой палаты, Европейской бизнес ассоциации, в общем, все подписанты [меморандума с правительством о взаимопонимании и согласовании действий на зерновом рынке. - Forbes.ua]», - рассказывает Владимир Клименко, генеральный директор Украинской зерновой ассоциации (УЗА), объединяющей основных экспортеров зерна.

Повод, собравший аграрное бизнес-сообщество в здании на ул. Крещатик, 24, не предполагал игнорирования. «Мы анализировали зерновой баланс. Министерство поддержало наше предложение увеличить объем экспорта пшеницы до 5 млн тонн. Просчитали темпы экспорта, и все участники совещания согласились, что где-то до 15 ноября мы как раз и выходим на этот объем. После этого трейдеры обязались прекратить работу с пшеницей и переключиться на другие культуры, в первую очередь кукурузу. Считать ли это ограничением экспорта? Ну, это вопрос формулировок», - говорит Клименко.

На 16 октября из Украины было экспортировано 3,6 млн тонн пшеницы, из них продовольственной - 2,9 млн тонн.

Как сообщил еще один участник совещания, Минагропрод еще не определился с форматом ограничений и с тем, будет ли подкреплять устные договоренности официальным документом. «По большому счету, это неважно, так как все понимают, что выйти за пределы обещаний себе дороже», - сказал собеседник Forbes.ua.

Пока Минагропрод оперирует мягкими формулировками: обращает внимание трейдеров на то, что к 19 октября уже заключены контракты на экспорт 5,4 млн. т пшеницы, и рекомендует «осторожнее подойти к заключению контрактов». Вопрос о документальном закреплении ограничений будет решен ближе ко дню «Х» - до 15 ноября участники рынка намерены собраться еще минимум дважды.
В отношении других культур экспорт остается свободным. «Что касается фуражного зерна, в том числе ячменя и кукурузы, мы никаких экспортных ограничений делать не будем. Наоборот - будем стимулировать», - уверил министр агрополитики Николай Присяжнюк. Особое приглашение трейдерам вряд ли потребуется - уже сегодня из страны экспортировано около 2 млн. т кукурузы и 1,4 млн. т ячменя.
Участники рынка уверяют, что они довольны развитием событий. У них еще свежи в памяти воспоминания шестилетней давности - тогда, в 2006 г., из-за неожиданно введенных ограничений экспорта, портовые мощности были переполнены пшеницей, и это блокировало экспорт других культур, разрешенных к вывозу. «Нам принципиально важно отгрузить то, что мы купили, освободить портовые мощности, избежать простоя кораблей, чтобы можно было заниматься другими культурами. До 15 ноября мы планируем освободить от пшеницы всю инфраструктуру», - сообщил Клименко.

Пшеничный экспорт на уровне 5 млн т эквивалентен 3% мировой торговли этой культурой в текущем сезоне. Этого достаточно, чтобы Украина могла остаться в топ-10 поставщиков пшеницы на мировой рынок.

Пшеничное изобилие

На еще одно увеличение пшеничных лимитов компании не надеются, хотя потенциал для этого видят. Как отмечает Юрий Гордейчук, генеральный директор компании-трейдера «Волары», без малейшего ущерба для продовольственной безопасности Украина может поставить на внешние рынки 6,5 млн тонн пшеницы. «Но если и найдется еще какой-то миллион тонн, экспорт которого нам согласуют, то это точно будет ближе к концу сезона», - считает Клименко.

Таким образом, после 15 ноября все предложение пшеницы будет переориентировано на внутренний рынок. Это неизбежно отзовется снижением цен, которые и так понемногу падают. Мукомолы и производители круп смогут запастись дешевой пшеницей, а вот в стане аграриев царит атмосфера сдержанного пессимизма.

Придержать зерно вряд ли есть смысл - следующий сезон не сулит высоких цен из-за высоких показателей производства в других странах-поставщиках. Как правило, за неурожайными годами следуют «тучные», и у стран, не досчитавшихся в этом году урожая, в первую очередь США, в будущем сезоне есть шанс поставить рекорды производства.

Четыре модели регулирования экспорта зерна, которые применялись ранее в Украине

Полная свобода действий

Когда применялась: 2001-2002 гг.

Полное отсутствие каких-либо ограничений на зерновую торговлю оказалось очень неосмотрительным в неурожайный год.

Урожай составил всего 20,4 млн тонн, но, несмотря на это, в первой половине сезона экспорт шел ударными темпами. После экватора стало очевидно: зерна не хватает. Чтобы покрыть дефицит, Украина принялась импортировать пшеницу, причем по ценам в 1,5-2 раза выше, чем продавала несколько месяцев назад. В таком режиме было ввезено 3 млн тонн - как для переработки в муку, так и на семена под будущий урожай.

«Это, конечно, нашему правительству тогда очень не понравилось. И вправду, смотрелось странно - вроде и вырастили нормально, имели свое, продали, а потом в два раза дороже завозили», - вспоминает Владимир Клименко.

После этого модель либерального экспорта была навсегда забыта. А на события 2001-2002 гг. часто ссылаются украинские чиновники, обосновывая необходимость административного вмешательства в рынок.

Эмбарго

Когда применялось: 2006-2007 гг.

Запрет на экспорт зерна - как продовольственного, так и фуражного - был введен из-за снижения урожая до 34 млн т. По словам трейдеров, произошло это без «объявления войны». То есть компании успели сформировать экспортные партии зерна, доставить его в порты и даже зафрахтовать корабли. Чиновники, со своей стороны, говорили, что о возможности ограничений предупреждали, кроме того, снижение урожая говорило само за себя.

Как бы там ни было, участники рынка понесли колоссальные убытки: только прямые потери компаний, по данным посла США Уильяма Тейлора, достигли $100 млн. Кабмин стал объектом жесткой критики со стороны международных организаций и правительств «родных» для пострадавших транснациональных компаний.

События этих лет трейдеры вспоминают как пример нецивилизованного вмешательства в рынок. К этому же периоду относится скандальная, правда, никем официально не подтвержденная информация о том, что партии гниющего зерна в портах сбрасывались в Черное море.

Квотирование

Когда применялось: 2007-2008, 2010-2011 гг.

Ограничения по объему в разрезе каждой из экспортно-ориентированных культур казались наиболее тонким механизмом контроля зернового баланса. Правительство прибегало к этому методу дважды. Вторая попытка закончилась грандиозным скандалом, связанным с несправедливым, по мнению зернотрейдеров, распределением квот.

Из-за того, что Минагропрод не успел выдать некоторым претендентам справки, подтверждающие наличие у них заявленных к экспорту объемов зерна, часть компаний не была допущена к распределению квот. За бортом остались и некоторые безоговорочные лидеры экспорта предыдущих лет. При этом несбалансированно большие объемы достались одному игроку - «ХлебИнвестбуду». К примеру, этой компании досталось 50% пшеничной квоты. Тот сезон положил начало лидерству «ХлебИнвестбуда» на экспортном рынке.

Меморандум

Когда применялся: 2012-2013 гг.

Схема, которая предполагает оговаривание допустимых объемов экспорта заранее, на основе балансов. Объемы экспорта на 2012/2013 МГ были определены еще в августе и затем пересмотрены (в части пшеницы) в сторону увеличения. Таким образом трейдеры смогли планировать свою деятельность на перспективу, а чиновники получили гарантии достаточного предложения зерна на внутреннем рынке.

Схема предполагает доверие партнеров, что, очевидно, требует определенных усилий от обеих сторон, учитывая предыдущий опыт сотрудничества. Правда, правительство особо не рискует - получая оперативные данные с таможни об экспорте, чиновники имеют право при достижении 80% от предельного объема пересмотреть условия экспорта.

Но экспортеры не нарекают. «Формула вроде и простая, но при условии выполнения обеими сторонами - очень эффективная. Я считаю, что из всех моделей, которые за последние 10 лет применялись при регулировании экспорта зерна, нынешняя - самая удачная», - говорит Клименко.

forbes.ua