Банки переориентируются на кредитование фермеров

01.04.2015

После отказа ряда крупных украинских агрохолдингов возвращать кредиты банкиры кардинально изменили свое отношение к кредитованию сельхозпредприятий. Агросектор по-прежнему им интересен, но теперь они хотят больше финансировать мелкие и средние фермерские хозяйства. В залог они готовы брать даже личное поручительство и имущество собственников бизнеса.

Крупные украинские агрохолдинги задолжали кредиторам порядка $1,5 млрд. Крупнейшим должником, по данным банков, является агрохолдинг «Мрия», чей долг превышает $1,3 млрд. Среди его кредиторов – Альфа-банк, Укргазбанк, ПУМБ, Проминвестбанк, Мегабанк, Евробанк, «Финансовый партнер», «ОТП Лизинг», «Райффайзен Лизинг Аваль», «УниКредит Лизинг», «Украинский лизинговый фонд», зарубежные банки и МФО, включая IFC. Еще одним известным должником является «ТАКО», которая перестала обслуживать кредиты в июле 2014 года. Общая задолженность компании перед ПУМБ, Укрсоцбанком, Райффайзен Банком Аваль, Креди Агриколь Банком, Дельта Банком, по оценкам банкиров, – $60 млн и 900 млн грн. В числе проблемных должников банкиры называют группу компаний «Амарант» (до $50 млн и 5 млн грн) и компанию «Синтал Д» ($23 млн).

Банкиры признают, что общение с должниками, как правило, происходит в судах, на мировую с ними не идут. И шансы на возврат всей суммы долга невелики. «Даже если мы реализуем все то, что у нас в залогах по этим кредитам, мы вернем себе лишь часть средств», – сетует директор департамента по работе с предприятиями АПК, пищевой и легкой промышленности Проминвестбанка Сергей Середа. «В агросекторе риски есть всегда. В Украине первой ласточкой был «Агротон» (в 2013 году компания дважды реструктуризировала долги. – FinMaidan). Но мы продолжали уверять собственников, что такое больше не повторится. Украина пошла по аргентинскому пути развития: у нас создавались огромные агрохолдинги, с которыми нам приходилось работать. Например, в Венгрии, если компания обрабатывает 60 тыс. га, она уже считается мегакрупной. Удобно, конечно, заключить одну сделку на $10 млн с таким клиентом, но в будущем могут быть проблемы», – говорит гендиректор ОТП Лизинг Андрей Павлушин.

Молодым – дорогу

Эта ситуация заставила банкиров пересмотреть отношение к отрасли. «Агросектор остается для нас приоритетным, но мы будем отдавать предпочтение компаниям с земельным банком 5-10 тыс. га. Оказалось, что крупные компании недостаточно честны. Собственники бизнеса заходили на этот рынок, когда цены на зерно были высокими, а себестоимость – низкой. Когда ситуация изменилась, их главной задачей стало спасение своих средств любой ценой», – отмечает директор департамента средних корпоративных клиентов Укрсоцбанка Андрей Путивской.

Небольшие компании банкиры пока еще считают более дисциплинированными заемщиками. «Мы будем диверсифицировать наш портфель, искать новых клиентов, ужесточать требования к обеспечению», – говорит Андрей Путивской. Мелкие фермерские хозяйства зачастую создавались на паевых участках, а это значит, что земля, по крайней мере ее часть, находится в собственности основателей, и ее можно брать в залог. Кроме того, банкиры согласны брать в залог имущество собственников и как дополнительную гарантию использовать инструмент поручительства.

Права лизинговых компаний, в отличие от банков, более защищены, но и они страдают от нечистоплотных аграриев. Техника, которая передается в лизинг, принадлежит лизингодателю, поэтому если компания не возвращает долг, лизингодатель имеет право забрать принадлежащее ему имущество. Однако украинские лизинговые компании, как и банки, намерены более осторожно работать с крупными компаниями. «Уровень проблемной задолженности в нашем портфеле – 17%, при этом 12% (70% всей проблемной задолженности. – FinMaidan) – это доля «Мрии». Мы уже вернули 82% техники, которую давали «Мрии» в лизинг, будем ее продавать, когда она будет выведена из-под ареста», – рассказывает Андрей Павлушин. Он подсчитал, что сейчас средняя сумма сделки по программам с CNH по финансированию техники Case IH составляет $200-300 тыс. «Но мы будем снижать среднюю сумму сделки», – добавляет Андрей Павлушин.

Больше прав

Банкротства на агрорынке не исключены. «В ближайшие три года цены на зерновые будут низкими. Государству необходимо развивать инструменты финансирования агрорынка, чтобы поддержать эту сферу», – считает старший юрист ЮФ Sayenko Kharenko Андрей Заблоцкий.

Усиление защиты прав кредиторов – цель НБУ. «Ведь мелкие сельхозпредприятия растут и рано или поздно могут стать крупными. И тогда могут привлечь юристов, которые будут рассказывать им, как можно не платить по долгам. У нас уже есть пример, когда сельхозкомпания платит нам за технику, которая у нее в лизинге, но отказывается платить по кредиту в ОТП Банке», – рассказал Андрей Павлушин. «Судебная система у нас худо-бедно работает, исполнительная служба тоже. А вот на этапе исполнения (судебных решений. – FinMaidan) начинаются проблемы. Мы хотим работать в правовом поле, надеемся, что порядок в системе будет наводиться системно и при участии государства», – говорит зампред правления ПУМБ Константин Школяренко.

В одном из крупных агрохолдингов, который не попал в список неблагонадежных заемщиков, утверждают, что не ощутили на себе изменения отношения банков. «Мы продолжаем сотрудничать с целым рядом банков, где у нас открыты кредитные лимиты, а также с лизинговыми компаниями. С каждым кредитором мы индивидуально проговариваем условия сотрудничества, регулярно общаемся с кредитным комитетом, предоставляем необходимые документы – пока проблем нет. В работе есть даже определенные инвестиционные проекты: работа идет», – сказал руководитель одного из агрохолдингов.


finmaidan.com