Цены на «молочку» достигли предела - глава «Союза молочных предприятий Украины»

20.05.2014

О том, как решить сложившиеся проблемы с экспортом украинской молочной продукции, стабилизировать ситуацию на внутреннем рынке, в том числе ценовую, обеспечить украинцев качественными продуктами в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал глава совета директоров «Союза молочных предприятий Украины», член наблюдательного совета группы компаний «Терра Фуд» Вадим Чагаровский.:

Глава совета директоров «Союза молочных предприятий Украины», член наблюдательного совета группы компаний «Терра Фуд» Вадим Чагаровский / latifundist.com

- Вадим Петрович, насколько болезненным оказалось для наших сыроделов ограничение на ввоз продукции со стороны России и Казахстана?

- У нас очень много говорят об ограничениях. Но, согласно статистике, в этом году в Таможенный союз мы экспортировали больше сыров и сырных продуктов, чем в прошлом году. Компании, у которых есть несколько заводов, продолжают поставлять продукцию в Россию. Например, три завода остановлены, а четвертый нет, то, безусловно, он работает только на экспорт. Несмотря на несколько громких заявлений со стороны Роспотребнадзора и Россельхознадзора, объемы экспорта в Россию за первые три месяца не упали. Я не думаю, что это можно назвать «молочной войной». Скорее, это - своеволие отдельных российских чиновников.

- Тем не менее, было несколько заявлений с украинской стороны, в том числе и официальных, о том, что из-за проблем с поставками в Россию в Украине сильно просели закупочные цены на сырьевое молоко…

- Давайте для начала разберемся в происходящем. Последние два года закупочные цены в Украине росли. К примеру, в 2013 году они поднялись на 25% по сравнению с 2012 годом. И первые три месяца текущего года цены тоже росли. Вместе с тем, цены на готовую продукцию повысились всего на 4%. При этом стоит помнить, что в Украине существует так называемая сезонность производства молока – 35% приходятся на осенне-зимний период, 65% - весенне-летний. Традиционно на протяжении последнего десятилетия существуют сезонные цены: весенне-летние обычно ниже, осенне-зимние – выше. Поэтому то, что сейчас происходит с ценами – негативно, но не катастрофично. Примерно 3,8-4,2 грн/кг молока, закупаемого у промышленных производителей, – не убыток. Да, это не тот сладкий заработок, который был раньше, но это тоже заработок.

К тому же не забывайте, в июне должна быть подписана экономическая часть Соглашения об ассоциации с ЕС, в результате чего Украина откроет свой рынок для европейских производителей, а рынок Евросоюза частично откроется для нас.  Появится новый сильный конкурент. Поэтому нам нужно ориентироваться на Европу, соответственно, цены на сырье и продукты должны быть такие, как в ЕС. Только так мы будем конкурентоспособными. Но в 2013 году у нас цены на сырьевое молоко были выше, чем европейские на 18-23% в зависимости от периода.

У отечественных производителей молока должно быть четкое понимание, что максимальная цена должна соответствовать максимальной в Европе. Поэтому все желания иметь цены выше европейских – временные «хотелки», потому что в конце концов они закончатся крахом перерабатывающей отрасли, и тогда вообще будет некому покупать молочное сырье. Производителям и переработчикам нужно садиться за стол переговоров и находить компромисс по цене.

- Насколько тогда адекватен призыв Министерства аграрной политики к переработчикам молока  не занижать сознательно закупочные цены на сырье?

- Сколько помню себя, столько и звучат такие призывы. Но справедливую цену определяет рынок. Да, министерство можно понять, ведь оно должно заботиться о том, чтобы люди, работающие в селе, получали нормальный доход. Но кроме призывов у ведомства есть и механизмы, которые можно в этом случае применить. В 2011-2012 годах достаточно успешно применяли один из них - закупки Аграрным фондом сухого молока и масла в весенне-летний период. В осенне-зимний период переработчики выкупали эти запасы обратно. Сейчас мы с министерством работаем над тем, чтобы внедрить этот принцип в текущем году. Уже подписан Меморандум между Минагропродом, профильным отраслевым объединением и несколькими перерабатывающими предприятиями о сотрудничестве в области сдерживания цен с использованием упомянутого механизма. Думаю, что предыдущий опыт и обоюдное желание переработчиков и производителей молока принесут хорошие плоды.

- Кстати, еще полгода назад переработчики заявляли, что в Украине наблюдается дефицит сырьевого молока, а цены на него сильно завышены. Сегодня мы слышим обратное – молоко в избытке, цены очень низкие. Где же тогда золотая середина и как на самом деле в стране обстоят дела с обеспечением молоком?

- Волатильность стоимости сырья не дает объективно оценить экономику функционирования рынка. Для этого нужен базовый показатель цены, отклонения от которого могут составлять 10%. Тогда для всех будет понятна картинка и можно будет спрогнозировать бизнес. То, что потеряли при слишком высоких ценах на сырье, пытаются наверстать сейчас, в период снижения стоимости. Но я могу сказать одно: 4 грн за кг молока от промышленных производителей – подъемная цена для переработчиков. Если мы будем ориентироваться на нее, то переработчик себя будет более-менее чувствовать стабильно, но данная цена должна удовлетворить товаропроизводителя.

- А как снижение закупочных цен на сырьевое молоко отразится на стоимости молочных продуктов для потребителей?

- Те цены, которые на сегодня существуют на молочные продукты, – уже предел, расти они не будут, потому что спровоцируют падение потребления. Но нужно понимать, почему в прошлом году рост цен на «молочку» составил всего 4% при росте цен на сырье на 25%. Во-первых, есть ряд молочных продуктов, стоимость которых регулируется государством. За этим следит Государственная инспекция по контролю за ценами, которую нужно ликвидировать, в первую очередь, в рамках борьбы с коррупцией. В ведомстве, за то, чтобы поднять цены на молочные продукты, требовали больших денег. Во-вторых, – торговые сети, которые не хотят поднимать цены, потому что понимают: повышение цен спровоцирует падение объемов продаж. Таким образом, у нас получился новый, добровольно выстроенный механизм сдерживания цен. А третье – это то, что переработчики ориентируются на лидеров отрасли. Если они не поднимают цены, то и никто этого не делает. А лидеры не поднимали цены, так как у них был определенный запас прочности.

Таким образом, учитывая, что в прошлом году цены поднялись незначительно и непропорционально уровню роста себестоимости производства, думаю, что вопрос снижения цен на молочные продукты сейчас не стоит. Кроме этого, состоялась значительная девальвация гривни. А переработчики многие продукты импортируют, это - упаковка, закваски и т.д. Было бы хорошо, если бы цены на готовую продукцию просто заморозились. Но падать они не будут, потому что падать некуда. Экономическая ситуация в перерабатывающей отрасли и так очень сложная.

- В условиях напряженных торговых отношений с Россией некоторые переработчики заявили о том, что переходят на производство сухого молока. Насколько этот отечественный продукт конкурентен на экспортных рынках?

- Я бы не рассматривал отечественное сухое молоко как экспортный товар. Масло и сухое молоко необходимы для того, чтобы в осенне-зимний период перекрыть дефицит молочного сырья, их  можно использовать для производства некоторых молочных продуктов, тех же сметаны и сливок. Да, экспорт – возможность заработать валюту. Но мы в последние два года очень мало экспортировали сухого молока, эта наша продукция, к сожалению, пользовалась спросом в плане кормового назначения. Поэтому я бы советовал переработчикам ориентироваться не на экспорт сухого молока, а делать его закладки, чтобы в зимнее время не было дефицита сырья и не переплачивать за него.

Глава совета директоров «Союза молочных предприятий Украины», член наблюдательного совета группы компаний «Терра Фуд» Вадим Чагаровский / zarajsky.livejournal.com

- А какие перспективы у наших молочников на рынке Евросоюза? Насколько установленные для Украины квоты на беспошлинный ввоз молочных продуктов адекватны?

- Мы открываем свой рынок для молочных продуктов из ЕС полностью, без каких-либо квот. Европа же дала нам возможность экспортировать без квот только сыры. В то же время, ЕС определил квоту на цельномолочную продукцию на уровне 8 тыс. тонн в год с увеличением в ближайшие 5 лет до 10 тыс. тонн. На такие продукты, как сухое молоко, квота установлена на уровне 1,5 тыс. тонн/год с увеличением до 2 тыс. тонн/год. На сливочное масло –  тоже 1,5 тыс. тонн/год с дальнейшим увеличением. Много это или мало? Например, Белоцерковский молочный комбинат в прошлом году произвел 41 тыс. тонн цельномолочной продукции. Для него 8 тыс. тонн – всего полтора месяца работы. Для таких крупных компаний, как «Люстдорф», которая в прошлом году произвела 126 тыс. тонн, 8 тыс. тонн – меньше месяца работы. Поэтому квота - чисто символическая.

- Будет ли наша «молочка» востребована на европейском рынке, ведь он и так насыщен  продукцией высокого качества?

- Думаю, что есть определенные регионы, где наши продукты будут востребованы. Например, в Берлине, где много иммигрантов, в Португалии, где также много украинцев. Безусловно, европейцу, который привык к своим традиционным продуктам, появление каких-то украинских марок будет непонятно.  Вряд ли у швейцарцев проснется желание каждый день потреблять нашу ряженку или кефир. 

Между тем, есть причина, по которой в ближайшие полгода ни одно из украинских молочных предприятий не сможет экспортировать продукцию в Европейский Союз. Дело в том, что для поставок в ЕС нужно получить еврономер. Процедура - достаточно сложная, затратная и длительная. Но мы ее пройдем и, думаю, что до конца года 2-3 предприятия начнут поставлять молочную продукцию в Европу. Есть также еще несколько сдерживающих факторов, которые существуют на государственном уровне. Самое главное – чтобы Генеральный директорат Европейской комиссии по здравоохранению и защите прав потребителей (САНКО) убедился в том, что наша Государственная ветеринарная и фитосанитарная служба соответствует требованиям ЕС. Для этого нужно сделать несколько законодательных шагов – принять законы «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно безопасности пищевых продуктов», об идентификации и регистрации животных, кормов. Все перечисленное будет возможно только осенью, потому что сейчас - в летний период - никто не будет этим заниматься. Но если на осень назначат досрочные парламентские выборы, то процесс может затянуться на годы. Хотя есть механизмы, которые помогут начать поставки молочных продуктов в ЕС для отдельных предприятий и без принятия упомянутых законов. Мы можем ввести гигиенические требования к продукции животноводства на уровне приказа Министерства здравоохранения. Думаю, в ближайший месяц будет создана инициативная группа, которая займется их разработкой. На парламент надеяться не будем. Хотя, может, произойдет что-то из области фантастики… 

- Как в контексте экономической евроинтеграции Украины решить вопрос производства молока в хозяйствах населения? Львиную долю молочного сырья у нас производят бабушки, которые очень далеки от европейской системы качества…

- Здоровая корова дает отличное молоко. Плохим его делают люди. Вернее, отсутствие желания у людей сохранить его высокое качество. К тому же та система сбора молока у населения, которая существует у нас на сегодня, не дает возможности получить молоко высокого качества. Но есть давно известный метод решения проблемы – создание производственных кооперативов, где участниками будут перерабатывающие предприятия и общественное объединение села.

- Но как реализовать идею кооперативов на практике?

- Во-первых, нужно проводить просветительскую работу на селе, организовывать всевозможные семинары, тренинги.  Но, в первую очередь, нужно внести изменения в законодательство о кооперации. Сейчас кооперативы могут создавать только физические лица. Юридические лица - не могут, что и нужно исправить. Юрлицами, которые будут создавать кооперативы, выступят перерабатывающие предприятия. Они заинтересованы в том, чтобы создать у себя в регионе эффективную систему кооперативов, т.к. это существенно сэкономит логистические затраты.  Кроме того, кооперативы должны получить статус сельхозпроизводителя и, получая оплату за молоко с НДС, иметь право, как и другие сельхозпроизводители, оставить НДС у себя. Он как раз и будет тем резервом, который пойдет на развитие кооператива. Это - большая работа, которую нужно сделать, все совсем не безнадежно.

- К слову, об НДС. МВФ намерен рекомендовать правительству упразднить льготы по НДС для аграриев. Если предложение будет реализовано, то как это отразится на отрасли молочного животноводства?

- Я не думаю, что дело дойдет до отмены льготного налогообложения. МВФ некоторые рекомендации привязывает к тем реалиям, которые есть в западных развитых странах. Мы же - развивающаяся страна, и поэтому ряд рекомендаций в наших условиях нереален. Не думаю, что в ближайшие два-три года льготы по НДС будут отменены.

- Правительство отменило ряд бюджетных программ поддержки АПК, в частности, животноводства. Насколько программы, которые существовали, были эффективными?

- Давайте будем объективными. Была программа по компенсации расходов на приобретение индивидуальных доильных аппаратов. Доильный аппарат - помощь людям пожилого возраста, но это не значит, что если бабушка подключит его, но не помоет, то автоматически получит молоко высокого качества. Вопрос государственной поддержки отрасли нужно рассматривать комплексно. Нельзя говорить, что мы предоставим доильный аппарат и ситуация сразу улучшится.

Есть еще одна проблема. Все программы, которые раньше реализовывались, разрабатывались на основе статистических цифр, которые не соответствуют действительности. Ни Минэкономразвития, ни Минагропрод реальный баланс потребления молока и молочных продуктов в Украине не рассчитывали. Поэтому не могли осознавать реальную ситуацию и делать прогнозы. Если бы они не занимались политикой, а разбирались в существующих вещах, то тогда можно было бы четко сказать – у нас нет декларируемых 11,4 млн тонн молока. Эксперты оценивают украинский рынок молока максимум в 8 млн тонн. Если бы мы это понимали, то тогда бы у нас были реальные программы поддержки. А так пишут, что сегодня у нас 11 млн тонн молока, а через пять лет ждут 20 млн тонн. Я не верю в это. У нас неправильная отправная точка, соответственно и результат будет не тот, которого ожидают. Поэтому все разработанные ранее программы, может и написаны красивым языком, но они не жизнеспособны, они мертворожденные.

- Как тогда, по Вашему мнению, государство может поддержать отрасль?

- Правительство должно сделать определенные шаги, чтобы увеличить производство высококачественного молока. К примеру, сегодня в Украине есть такое позитивное явление как агрохолдинги. И, пожалуй, в Европе наша страна – одна из пионеров создания крупных агрокомпаний. Но, к сожалению, агрохолдинги переходят на расчет прибыли с гектара. Если  сравнить гектар, который занят под растениеводством, и гектар, который занят под животноводством, то, безусловно, большую выгоду получают те, кто занимается растениеводством. Появляется соблазн отказаться от животноводства. Поэтому у государства должен быть механизм, который мог бы регулировать ситуацию – возможно, введение нормы об обязательном использовании 10% земли под кормопроизводство или пастбища и соответствующая квота под поголовье, или же определение поголовья КРС на 1 га. К тому же государство может «включить» определенные преференции в виде налогообложения для предприятий, которые занимаются животноводством. Это может стать стимулом к существенному увеличению промышленного производства молока в Украине.

- По официальным данным, уже больше года в Украине уверено растет производство молока, в то время как сыров, сметаны, йогуртов – падает. Чем обусловлена такая динамика?

- В 2014 году падает производство кисломолочной продукции, по сравнению с 2013 годом. В то же время, в прошлом году у нас был рост производства сливочного масла, который сохранился и в первые три месяца текущего года. В целом, рынок за первые три месяца  показал очень небольшой рост по сравнению с прошлым годом. Безусловно, на показатель повлияла экономическая и политическая ситуация. Но, вместе с тем, могу сказать: несмотря на такие сложные условия, в которых Украина находится, стабилизация потребления и производства – тоже успех. Потому что только последние два года, начиная с кризисного 2008 года, молочный рынок динамично развивается. Я оптимист и считаю, что в этом году мы все-таки выйдем на позитивную динамику и будем больше производить и потреблять молочных продуктов.

- На какой объем производства молочных продуктов Украина может выйти по итогу 2014 года?

- Если говорить об объемах цельномолочной продукции, то в прошлом году ее было произведено 1,162 млн тонн. Думаю, что примерно 3% добавится к этому показателю. Если говорить о рынке масла, то в прошлом году объем производства был порядка 96 тыс. тонн.  Прогнозирую прирост на уровне 4-5%. Но если не изменится ситуация с определенными ограничениями на экспорт сыров в Россию, то прирост производства масла может достичь 10%, т.к. производители будут вынуждены переориентироваться и начать выпуск других категорий продуктов.

- Насколько в целом велик потенциал Украины по производству молока? Что мешает его реализации?

- Украина с ее количеством земли, климатическими условиями может производить почти в четыре раза больше молока, чем сейчас - до 30 млн тонн. Если Беларусь с населением 9 млн человек смогла произвести 6,2 млн тонн молока, то мы с 45 млн населения можем в разы увеличить производство. От этого объема отнимаем внутреннее потребление, а все остальное можем поставлять на экспорт. Почему в Беларуси удалось сделать такой рывок в молочном производстве? Потому что Лукашенко сделал ставку на экспортно-ориентированные отрасли, ему нужна валюта. Подобное нужно сделать в Украине. У нас на сегодня аграрный сектор – локомотив и усилить его можно  за счет молочного производства. Нужно четко понимать, что период металлургии закончился, главное - аграрная отрасль. А ее в порядок привести можно очень быстро.

 

УНИАН