Гигантский урожай «раздавит» Украину?

10.09.2013
С тех пор, как Украина определилась со своей ролью в международном разделении труда и окончательно утвердилась как аграрная держава, нас посещают только две глобальные проблемы: большой и урожай и малый. И то, и другое плохо. Если оправдаются прогнозы, то в этом году нас ждет «стихийное нашествие» самого большого урожая за всю историю Украины (как в советский, так и в постсоветский период) – до 60 млн. тонн. При этом убытки аграриев могут достигнуть 16 млрд. грн.

Помню, в конце 90-х и начале 2000-х годов я работала с тогдашним председателем Верховной Рады Александром Ткаченко. Он был одним из лидеров Селянской партии и последним из советских министров сельского хозяйства (в 1985-1992 годах занимал должности министра сельского хозяйства УССР, председателя и заместителя председателя Госагропрома Украины и др.).

Сейчас его мало кто помнит, но в те времена он являлся очень влиятельным представителем тоскующего по государственной поддержке сельского лобби. Так вот, почти все встречи с сельскими жителями, совещания с районными начальниками из аграрных регионов и руководителями уже разваленных к тому времени колхозов начинались и заканчивались под лозунгом «Село вмирає».

Действительно, сельское хозяйство того времени производило удручающее впечатление. Прежде всего – безысходностью, которая сквозила в словах и взглядах людей. Солярки нет, посевного материала нет, денег – никогда нет, сколько бы на село ни бросали, и все в таком духе.

Александр Николаевич любил повторять, что, когда он был министром, Украина социалистическая два года подряд – в 1989-м и 1990-м годах – собирала рекордные урожаи – 51 млн. тонн, а теперь и мечтать не может, чтобы наскрести 40 млн. с «хвостиком». Единственный рекордный по тем меркам урожай у нас был в 1993 году – 45,62 млн. тонн. И тогда это казалось космическим результатом, который вряд ли когда-нибудь удастся повторить.

С тех пор прошло чуть меньше 15 лет. Село не умерло, хотя ему окончательно перестало помогать государство. Точнее, официально программы помощи и дотации есть, но до селян они, как правило, не доходят. Зато планку в 50 млн. тонн мы берем легко.

Первый раз это было в 2008 году – 53,29 млн. тонн. В 2011 году сбор превысил 55 млн. тонн (по другим данным, в бункерном весе – 58 млн. тонн). В прошлом году, к счастью, урожай оказался скромнее – 46,62 млн. тонн, что позволило разгрузить хранилища от позапрошлогодних запасов и основательно провести посевную.

В нынешнем году хорошего урожая ждали изначально. Еще в марте прогнозировали 50-53 млн. тонн. Но по ходу уборочной стало очевидно, что с прогнозами мы поскромничали, и земля в этот раз решила нас одарить особенно щедро.

Впервые ошеломляющую цифру назвал на экономическом форуме в польском городе Крыница-Здруй вице-премьер Украины Александр Вилкул. Он сказал, что урожай этого года может составить 60 млн. тонн зерновых, экспортный потенциал – 32-33 млн. тонн.

Следом за ним министр аграрной политики и продовольствия страны Николай Присяжнюк подтвердил, что отметку в 57 млн. тонн мы перешагиваем однозначно. А там как получится. Еще одна цифра шокирует в сравнении с прогнозами и «стонами», звучавшими еще несколько лет назад – рост сельского хозяйства Украины в первом полугодии 2013 года превысил 15% (!).

Впрочем, за первым приступом эйфории от впечатляющих цифр следует некоторое разочарование. Ибо сразу возникает вопрос: а что нам с этой уймой зерна делать? Внутренний рынок в состоянии потребить не больше 28 млн. тонн. Остается один вариант – экспорт. Но оказывается, что продать урожай на мировом рынке труднее, чем собрать. Не нас единственных одарила природа: рекордный урожай в 2013 году ожидается во всем мире. По данным ФАО (продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН) он составит 2 млрд. 492 млн. тонн (!). В том числе 687 млн. тонн пшеницы.

При таких условиях лучшие шансы продать свой товар имеют страны с предсказуемым и легким режимом оформления грузов, а также с высоким качеством зерновых. Увы, оба критерия не в нашу пользу. Научившись давать количество, мы все еще буксуем по качеству.

А в плане надежности как торгового партнера Украине можно присуждать приз «Страна-непредсказуемость». Сколько у нас было внезапных ограничений на экспортные поставки! Сколько вводилось квот! Сколько летело контрактов! Правда, в последнее время Минагрополитики научился договариваться с трейдерами и устанавливать четкие правила игры заранее. Так было в прошлом году, когда трейдеры исчерпали квоту на поставку за рубеж пшеницы (5 млн. тонн) и экспорт остановили. Но при этом разрешили догрузить корабли, которые уже стояли в портах под загрузкой. Так тихой сапой мы засыпали еще миллион тонн.

Но в этом году все серьезнее. Масштабы другие! Поэтому вопрос экспорта приходится решать глобальнее. Первый шаг, которым гордится власть, это попытка прорваться на зерновой рынок США.

Как недавно сообщил журналистам министр агрополитики Николай Присяжнюк, в Соединенных Штатах начата сертификация зерна украинского производства. Это необходимое условие для заключения договоров на экспорт нашего зерна в США. «Задача украинской стороны на данный момент получить подтверждение о том, что отечественное зерно соответствует мировым стандартам и требованиям к этому продукту самих Соединенных Штатов», – сказал Присяжнюк.

Он рассказал, что Украина «проявила дерзость», заявив, что готова поставлять свое зерно на североамериканский рынок. «Первоначально американская сторона встретила это предложение с удивлением, однако сейчас вынуждена приступить к сертификации украинского зерна», – отметил он.

Кроме сертификации за океаном, мы пытаемся организовать привлекательный для покупателей режим вывоза законтрактованного зерна собственно из Украины. Министерство доходов и сборов Украины заявило, что уделяет «повышенное внимание обеспечению оперативного таможенного оформления при экспорте зерновых культур по упрощенной процедуре».

В частности, соответствующим письмом ведомство предупредило руководителей таможен о персональной ответственности за несоблюдение временных нормативов, предусмотренных статьей 255 Таможенного кодекса Украины, при осуществлении таможенного оформления сельскохозяйственной продукции.

Так, с момента вступления в силу нового Таможенного кодекса, никаких сертификатов качества, сертификатов происхождения, контрактов, удостоверенных на бирже, при осуществлении экспорта зерна таможнями не требуется. При осуществлении таможенного оформления зерна контролируется только подтверждение проведения фитосанитарного и радиологического видов контроля.

Вместе с тем для подтверждения украинского происхождения товара в стране экспорта необходимо получить сертификат о происхождении товара, который выдается торгово-промышленными палатами в Украине. Указанный документ, как правило, передается экспортером иностранному контрагенту. Но это уже детали.

Впрочем, как бы ни старались таможенники и чиновники Минагрополитики, большой урожай принесет Украине не только лавры третьего в мире экспортера (а, если удастся подвинуть Россию, то и второго), но не защитит от максимальных убытков за последнее десятилетие. Больше всего мега-урожай ударит по благополучию мелких фермеров и землевладельцев. Их ждут большие проблемы.

Ассоциация фермеров и частных землевладельцев Украины (АФЗУ), объединяющая свыше 43 тыс. хозяйств и почти 4 млн. крестьянских, просит власть «сделать что-нибудь», чтобы удержать стремительно обваливающиеся цены на зерно.

«Резкое снижение нынешним летом закупочных цен на зерновые культуры может стать причиной колоссальных убытков сельскохозяйственных товаропроизводителей на уровне 15-16 млрд. грн. или $2 млрд.», – заявил заместитель президента Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Николай Стрижак.

Глава Аграрного союза Украины Геннадий Новиков в свою очередь заметил, что при урожае 57 млн. тонн рентабельность сельхозпроизводителей равна нулю.

При этом рекордные убытки ожидаются на юге и востоке Украины, где урожайность ниже 25 центнеров/га (максимальная у нас в стране 35 центнеров/га). По словам Новикова, хозяйства Крыма, Луганской, Херсонской областей получат убыточность на уровне 33-61%, в то время как остальные – 10-15%.

Но что может сделать правительство, к помощи которого взывают аграрии, если мировая цена на зерно падает! На Чикагской товарной бирже (CME) с начала 2013 года пшеница подешевела на 18%, кукуруза (которой у нас тоже в достатке) на 17%, и все остальные культуры в той же пропорции.

Некоторые эксперты советуют избавляться от модели сырьевой экономики и больше внимания уделять переработке аграрной продукции, а не наращивать экспорт зерновых. Например, такое мнение высказал глава наблюдательного совета группы компаний АМАКО Виталий Скоцик.

Однако аграрии относятся к таким советам со скептицизмом. «Сертифицировать готовую продукцию и пробиться с ней на платежеспособные рынки – еще труднее, чем продать сельскохозяйственное сырье, – сказал нам представитель крупной трейдерской компании. – Возможно, за этим будущее, но сейчас мы заняли нишу зернового экспортера, и нас воспринимают именно в этом качестве. Зарекомендовать себя классным производителем муки или «побить» итальянцев по части макарон, возможно, мы когда-нибудь и сможем. Но не сегодня».

Поэтому у отечественного агросектора не остается другого выхода, кроме как плыть по течению и воспринимать дар природы с пониманием. Россия, кстати, так же, как и мы (а то и больше) страдает от избыточного предложения зерна, отмечая, что в связи с растущей конкуренцией со стороны Украины и Казахстана, собравших в этом году хорошие урожаи, она ожидает существенных убытков.

Остается лишь надеяться, что в будущем году мир соберет более низкий урожай, и мы сможем «допродать» остатки нашего рекордного сбора весной. И, таким образом, гигантский урожай не раздавит нашу слабую экономику.

 

Версии