Хотим сделать речную логистику более дешевой – интервью с «Гермес-Трейдинг»

05.10.2016

Директор компании «Гермес-Трейдинг» Юрий Скичко в интервью «Портам Украины» о том, почему на Днепре необходим флот под иностранным флагом, почему не нужно бояться повышения ж/д тарифов, насколько сейчас загружен его терминал в Светловодске и каким способом дешевле всего доставлять зерно в порты

Хотим сделать речную логистику более дешевой – интервью с «Гермес-Трейдинг»

Пока конкуренты ждут у берега погоды и улучшения условий речных перевозок, Юрий Скичко действует на опережение и уже инвестирует значительные ресурсы в развитие логистики на Днепре. Агрохолдинг обзавелся собственным портом в Светловодске за 30 млн долларов. Насколько этот терминал сейчас загружен, каким способом сейчас дешевле всего доставлять зерно в порты, а также, что сдерживает развитие речных перевозок в нашей стране Юрий Скичко рассказал в интервью журналу «Порты Украины» (на сайте публикуется сокращенная версия, полную – читайте в октябрьском номере журнала)     

Какие инвестиции планируются на ближайшие годы? Звучала сумма в $300 млн. на десятилетие. Корректировалась эта цифра за прошедший год?

До 2025-2030 года, при стабилизации экономической ситуации в стране, группа компаний подготовила инвестиционные проекты в развитие агрологистики для совместной реализации с заинтересованными сторонами в размере более $300 млн.

Последние годы в связи с тяжелой ситуацией в стране, работающие в Украине международные и украинские коммерческие банки в основном ушли от долгосрочного финансирования, потому инвестиционные проекты на данный момент заморожены.

Стратегия компании корректируется в зависимости от ситуации в Украине и мире. В последние годы корректировки вносились, но они были не такие уж значительные. Это касается развития инфраструктуры, агрологистики. Мы сделали первые шаги ранее, теперь в этом же направлении движутся и другие компании, у которых есть ресурс. Сегодня для нас важно усилить эффективность работы всего созданного.

Какие планы относительно логистики?

На данный момент мы проводим прединвестиционную подготовку по ряду проектов. Провели множество встреч на судостроительных заводах, общались с проектантами и компаниями-операторами, стивидорами, шиппинговыми компаниями. Изучаем пути уменьшения капитальных затрат для инфраструктурных объектов. Отдельная часть работы – вносим предложения по изменениям в законодательство, встречаемся с чиновниками и депутатами. Перед нами стоит задача аккумулировать ресурс и сделать речную логистику более дешевой. Мы обрабатываем материалы и ищем менее капиталоемкие технологии. Прорабатываем технологию мобильных перевалочных площадки вдоль Днепра, на которых можно переваливать зерно.

Дороже всего обходится лоцмания, ставки непомерно высоки и ничем не обоснованы. Проводка судна из Южного до Херсона, от Херсона до Светловодска и обратно стоит больше $10 тысяч!

Насколько загружен ваш комплекс в Светловодске? Какая часть зерна отправляется по реке, а какая – другими видами транспорта?

Строительство терминала в Светловодске было шагом на опережение. И мы всегда стараемся работать на перспективу. Понимаем, что без развития инфраструктуры будет не комфортно работать. Терминал хорошо расположен географически. Это пересечение транспортных магистралей (авто, ж/д и речной), он находится в регионе, где выращивается кукуруза – на границе Полтавской и Кировоградской областей, совсем рядом Черкасская.

В 2013/2014 рекой было отправлено 25 % всех грузов (25 000 тонн), в 2014/2015 – 12% (14 000 тонн), в 2015/2016 – уже 38% (65 000 тонн) всех грузов. Основная причина небольшого количества отгрузки на воду – отсутствие флота.

Как видно из статистики, доля отгрузки на воду у нас увеличивается. Хоть и не так, как хотелось бы.

Целевая цифра отгрузок на воду в ближайшие 2-3 года- 200-250 тыс. тонн. Мы надеемся её достичь привлечением к работе на терминале крупных компаний, потому открыты для всех международных компаний.

Сезоном ранее мы работали с COFCO и «Луи Дрейфус», в этом сезоне к нам присоединился BUNGE, надеемся привлечь к работе всё новых клиентов, которые идут в диверсификацию логистических цепочек. Мы открыты к сотрудничеству и приглашаем все компании к сотрудничеству по работе на СВРТ.

Но полной мерой свой терминал использовать для перегрузки зерна на суда мы не можем из-за отсутствия флота. Украинского флота почти нет. Флот «Нибулона» занят собственной программой перевозки. Немного есть у «Укрречфлота» (до 25 тыс. трюмного тоннажа – те суда, которые могут возить зерно), что-то – у нескольких компаний, которые здесь оперируют флотом, но ставки флота высокие, а вакантность флота низкая.

Год назад вы говорили, что перевозка зерна железной дорогой обходится компании примерно в $9/т, автомобильным транспортом – в $16–20/т, а при использовании речного транспорта тариф увеличивается до $20–24/т. Какие цифры на сегодняшний день?

Да, я называл тарифы, которые ложатся на плечи тех, у кого флота нет, перевозка обходится дороже. Если по ж/д доставка из центральной Украины в порт стоит около $9, то на реке от Южного до Херсона предварительный размер дисбурсментов для судна типа Сибирский, тоннаж 2930 тн – $5-6 на тонну для судна под иностранным флагом – $18270 и $12740 под украинским флагом – $3-4 на тонне . Плюс прямые затраты $7-8 на тонне на содержание экипажа, топливо, масло, ремонт, обслуживание и т.д. Фрахт судна под иностранным флагом более дорогой – здесь больше платежей. В тоже время на европейских реках в равных условиях работают суда под разными флагами.

В нашей стратегии есть пункт о собственном парке вагонов, возможно тяговой силы. 

А какие именно платежи увеличивают стоимость «речных тарифов»?

Множество нелогичных и непонятных сборов. Это сбор за разводку мостов. Хотя мост – искусственное препятствие, и он обеспечивает функционирование железной дороги. В СССР и в первые годы независимости Украины эти затраты ложились на балансодержателя. Потом в устав «Укрзализныци» были внесены изменения о том, чтобы их переложить на плечи того, кто заказывает разводку моста. И получилось, что судовладелец должен платить за преодоление искусственного препятствия.

Шлюз – это тоже искусственное препятствие. В Европе шлюзование бесплатное. В Украине за это приходится платить, хотя это инструмент производства в энергодобывающей сфере. Если эта конструкция приносит доход своему владельцу, «Гидроэнерго», почему за его ремонт и содержание платит тот, для кого этот объект является препятствием?

Дороже всего обходится лоцмания, ставки непомерно высоки и ничем не обоснованы. Скажем, проводка того же судна типа Сибирский из Южного до Херсона, от Херсона до Светловодска и обратно стоит больше $10 тысяч! В случае увеличения судна до 6 тыс. тн размер лоцманских сборов будет составлять уже порядка $20 тыс. Мы доставляем лоцмана катером на судно, там он становится возле капитана и дает ему рекомендации. При чем, ответственность его законодательством не предусмотрена. Нужен лоцман не на всех участках, но по законодательству его нужно брать на весь маршрут по реке. Есть расценки на услуги лоцмана в морпорту, а есть формула, по которой тоннаж умножается на расстояние и так далее, и сумма выходит неподъемная. Для судна-трехтысячника это получается $3-4 на тонне.

На услуги лоцмана в настоящее время существует государственная монополия. Речные лоцманы подчинены сейчас «Укрводшлях», который поддерживает судовой путь реки, навигационное оборудование, шлюзы. Сейчас формируется нормативная база для существования частных лоцманских агентств. Но на это потребуется несколько лет. Реформа лоцмании в части тарифов и создания рынка лоцманских услуг нужна уже даже не вчера, а годы назад.

Кроме того, портовые сборы взымаются независимо от того, причалил или нет, достаточно зайти в акваторию порта. Зачем брать деньги за услугу, которая не предоставляется? При этом сборы идут АМПУ, а она не тратит их на реку, она финансирует дноуглубление морских портов и т.д.

Еще необходимо платить канальный сбор. При прохождении ХМК, БДЛК судно-трехтысячник под иностранным флагом платит до $1 с тонны. При этом канал рассчитан на суда с большой осадкой, и плата предусмотрена именно для того, чтобы поддерживать глубину. Сейчас есть решение Мининфраструктуры не взымать плату с судов с осадкой менее 4 м, которые идут под украинским флагом. Но суда под иностранным флагом все равно должны платить, и это неправильно.

Но разве река сейчас не более дешевая по сравнению с автоперевозками, которые подорожали в два раза?

Контроль на автодорогах и повышение ж/д тарифов делают реку более привлекательной. Перегруз должен жестко регламентироваться и контролироваться – это и жизнь людей, и колоссальная экономия средств бюджета на ремонты дорог. Река, если ее развивать, вернет только свою часть грузопотока, которая ранее ей принадлежала, не нужно опасаться, что она заберет грузопоток с ж/д. Автотранспорт восстановит свое прежнее плечо перевозки до 200-250 км с сохранением ограничений по весу брутто не более 40 тонн или не превышающей допустимую нагрузку на ось .

Из-за более жесткого контроля на дорогах аграрии заявили, что экспорт зерна оказался под угрозой срыва. По Вашим наблюдениям, насколько ситуация критична? И каким может быть выход из сложившейся ситуации?

Ситуация действительно тяжелая. И критической она будет в пик сезона. Думаю, операторы будут нести демередж и закладывать его в приобретение товара. Возможен возврат к коррупционным схемам, стимул о чем-то договариваться. Подорожает подвижной состав, подорожают услуги экспедиторов. Агрокомпании не могут возить себе в убыток: покупали авто или брали машины в лизинг. Теперь, когда на дорогах жесткий весовой контроль, они несут прямые убытки. Придется найти некий компромисс. Аграрии хотят, чтобы были пересмотрены требования и контролировался не общий допустимый вес, а нагрузка на ось. Такие правила действуют в ЕС. Если применить и у нас, то зерновозы будут брать больше груза, не разрушая дороги.

Жесткий контроль перегруза на автодорогах – это первый шаг. Но одновременно должны происходить и изменения на железной дороге, должна меняться и речная логистика. Мы сейчас возвращаем грузопоток на реку. Мы даем толчок развитию этого направления. Если изменилась стоимость доставки автомобильным транспортом, груз перешел на ж/д. И уже сейчас мы уже ощущаем сложности с доставкой зерна в порты. Из-за несвоевременной поставки в порты грузоотправители несут потери. Суда простаивают, а это значительные расходы.

В то время как грузовладельцы обычно говорят о том, что «Укрзализныця» не должна поднимать тарифы, вы говорите о том, что их нужно увеличить, чтобы уровнять с тарифами на перевозку автомобилями…

Не нужно бояться повышения ж/д тарифов. Повышение ж/д тарифов позволит электрифицировать важные участки, строить накопительные станции в портах, будут прокладываться новые ветки, приобретать тяговую силу, пополнять парк вагонов ... На ж/д станциях контроль безопасности движения осуществляется на старом оборудовании, тумблеры, лампочки… Железнодорожное полотно и линии электропередач, в целом инфраструктура железной дороги требуют значительных инвестиций. Это инвестиции в безопасность движения, скорость обращения денег и комфорт.

Нужны возможности для строительства частного парка не только парка зерновозов, но и оперирования собственными локомотивами. Важна взвешенная тарифная политика, понимание долгосрочной стратегии, чтобы можно было делать инвестиции. Закон о железнодорожном транспорте должен быть принят как можно скорее. Да, необходимо, чтобы сбалансировалась стоимость перевозки железной дорогой и автомобилями и речным транспортом. Ведь после ограничения по перегрузу стоимость перевозки автотранспортом стали в два раза дороже.

После принятия закона могут появиться крупные частные операторы, которые смогут обслуживать маршруты. У них будут поезда, которые будут двигаться в конкретном направлении с конкретных накопительных станций. Операторы будут кооперироваться, планировать свою работу. Они смогли бы покупать более эффективные вагоны-зерновозы, новые локомотивы. Вагоны не так долго строятся, как суда и буксиры, парк локомотивов тоже можно быстро пополнить при наличии благоприятных инвестиционных условий.

В нашей стратегии есть пункт о собственном парке вагонов, возможно тяговой силы. Для реализации этой стратегии необходимы инвестиционные условия для эффективной работы вагонов и тяговой силы и прогнозируемый возврат средств. Ежегодно мы отправляем по ЖД порядка 400-500 тыс. тонн и мы бы хотели как минимум этот тоннаж перевозить своими зерновозами.

Если бы вы строили собственный флот, сколько судов вам понадобилось бы при нынешних мощностях компании? Какие средства необходимы в таком случае?

Мы не сторонники быть судовладельцами, каждый должен заниматься своим делом, но к сожалению, в отсутствии долгожданных реформ, рынок речной логистики имеет недостаточное количество флота под украинским флагом и практически закрыт для иностранного флага. И как следствие, при отсутствии предложения фрахта на рынке, стоимость фрахта высокая и неконкурентная по сравнению с ж/д и автоперевозками.  

Касательно флота компании «Гермес -Трейдинг» – это может быть пилотный проект покупка или строительство тоннажа, который бы позволил обслуживать на первом этапе прежде всего объемы заготовки собственной речной элеваторной инфраструктуры.

 

Порты Украины