Игорь Бжезицкий о аграрном кластере на Херсонщине, кооперации аграриев и системе

10.06.2015

Недавно в Херсонской области, завершилась работа миссии влиятельной мировой организации «International Trade Centre». «International Trade Centre» – это структурное подразделение ООН, созданное в 1969 году совместно с ВТО, для помощи в разработке экспортных стратегий развивающимся странам. Миссия работала в Украине с 27 мая по 6 июня. Во время работы были проведены десятки встреч, и на уровне национального правительства Украины, и в трех регионах — Одесской, Николаевской и Херсонской областях. Инициатором приглашения в Украину миссии «ITC» и одним из главных партнеров в организации ее работы был Международный межрегиональный агропромышленный кластер Херсонской области «Eastern Food Technologies plus».

Этот факт стал хорошим поводом поговорить на нашу региональную аграрную тематику с президентом кластера «Ea.F.Tech+»  Игорем Бжезицким.

Для чего был создан кластер?

Кластер создан группой компаний из разных регионов Украины, как дополнительный инструмент для ведения бизнеса. К примеру, я являюсь председателем правления АО «Каховский Экспериментальный Механический Завод». Объяснить в двух словах философию кластера и тяжело, и просто. Это не статичная структура с жестко прописанными правилами. Это подвижное образование, которое постоянно находится в процессе развития. И поэтому изменяются и акценты в работе, и задачи. Они корректируются

А зачем вам, руководителю машиностроительного завода, такая структура, которая предполагает большое количество работы?

Кластер – это экономический инструмент, который по своей природе должен способствовать повышению продаж. Я рассчитываю с его помощью сделать более успешным вверенный мне акционерами завод. Хочу подчеркнуть что, кластер «Ea.F.Tech+» — это коммерческий проект. И хотя в нашей работе (согласно уставу) допускаются элементы социально-общественной активности, но этот проект абсолютно лишен  политики. Сугубо коммерция и социальная экономика.

В чем сложность бизнеса, которым мы занимаемся? Наш завод поставляет оборудование для переработки плодоовощного сырья. Предположим, вы хотите создать предприятие по переработке яблок. Обратились ко мне, и я дал цены на оборудование, описание технологического процесса по переработке яблок, но тонкости организации садов, и аграрную технологию я, руководитель КЭМЗа, дать не могу. Я не компетентен в этих вопросах. Вот для того, что бы создать цепочку всего процесса – от подбора сортов, исследования участка, на котором будет расти будущий урожай, до адресов сбыта готовой, переработанной продукции – мы и начали совместную работу в этом направлении.

И тогда вы решили создать кластер?

Да. Натолкнула на эту мысль в некотором смысле курьезная ситуация. Мы вместе с партнерами из Одессы, с которыми впоследствии и создали кластер, в 2010 году поставляли наше оборудование в Чеченскую Республику. Должен признаться, что очень редко увидишь проекты такого качественного уровня, который мы встретили на консервном заводе в Гудермесе. Предприятие, как игрушка. Все с иголочки. Построено на новой площадке по самым современным технологиям. А в чем курьез – суперсовременное предприятие, его уже принял президент, ленточку перерезали – не работает. Стоит! Построен ультрасовременный завод, но не создана система отношений. Нет системы  – нет работы. Каким бы не был замечательным набор технологического оборудования, без отработки всех элементов процесса, от понимания логистики потенциальных поставщиков сырья, контроля качества сырья, сортовой группы, тары, понимания основных каналов сбыта готовой продукции, без всего этого, оборудование – это всего лишь груда металлолома. И вот в Гудермесе нам задают вопрос: «А вы можете помочь с организацией выращивания и поставки томатов для работы завода?» Из этого вопроса и родилась идея нашего кластера. Мы с партнерами зарегистрировали его 15 июня 2012 года.

Что вы обсуждали сегодня на встрече с руководителями сельхоз кооперативов?

Мало кто об этом знает, но из 100%  всего вала плодоовощной продукции, которая производиться в Украине, на долю крупных и средних фермерских хозяйств приходится только 20%. До 80% овощей в Украине производит частник на своем небольшом участке земли. И вот представьте, наш завод предлагает сельхозпроизводителю, который обрабатывает пол гектара земли, купить моечную машину для мойки томатов производительностью 5 тонн в час по цене 15 000 долларов США? Конечно, он ее не купит. Парадокс в том, что имея колоссальный внутренний рынок, участники нашего кластера развиваются преимущественно за счет экспорта, по той простой причине, что внутренний рынок не имеет потенциала в своем развитии. Де-юре рынок есть, люди работают, а де-факто его нет. Они не способны построить, скажем, холодильный склад для своей продукции из-за своей разрозненности, и мизерной капитализации. На круглом столе при участии экспертов из ITC  мы обсуждали причины низкой кооперации наших сельхозпроизводителей.

А наш «Грин Тим»?

«Грин Тим» это проект, который работает с фермерами, у которых, как минимум,  двадцать и больше гектаров земли. По концепции предприятия они («Грин Тим») не имеют возможности работать с мелким частником. Бизнеса не получится.

То есть вам нужно частника организовать?

Да, но это очень сложно. У них нет мотивации. Они никому не доверяют, в том числе, и таким структурам, как наша. Доверяют только себе. Мы пригласили экспертов из Женевы. Мы договорились с ними, что они будут работать с частниками для того, чтобы помочь им консолидироваться, создавать какие-то объединения, и в результате этого научить работать эти объединения по европейским и мировым стандартам. Ну и, в конце концов, вывести украинскую продукцию на внешние рынки.

Это будут курсы, тренинги?

На данном этапе речь идет о разработке стратегии. Эксперты сейчас приехали с мониторинговой миссией – изучить на местах, что же у нас происходит. После обработки полученной информации они приступят к работе, которая рассчитана на три года.

Вы можете дать оценку тому, что у нас происходит в АПК? Насколько ситуация катастрофична?

Я по жизни оптимист. Из самого глухого тупика всегда есть, как минимум, пятнадцать выходов. Поэтому оцениваю ситуацию, как сложную, и она усугубляется, но на мой взгляд, не безнадежная. Если бы эксперты из ITC приехали лет 15 назад – они бы сказали, что у нас нет ничего: ни опыта выращивания, ни культуры агропроизводства, ни понимания рынка. За эти годы мы очень быстро прошли достаточно длинный путь. Сегодня у нас, практически, все элементы есть. Теперь все эти наработки нужно связать в единую систему, которая начнет сбалансированно выравнивать резкие перепады спроса на рынке (обвал и взвинчивание цен), и рынок начнет развиваться. И при правильной политике государства в этом вопросе, на этом рынке найдется место всем: и мелкому частнику, и среднему фермеру, и крупному агрохолдингу.

Вы говорите, что мы прошли длинный путь, можете ли Вы утверждать, что качество продукции, которую производят наши сельхозпроизводители, достигло европейских стандартов?

Есть те, у кого очень хорошее качество, но есть и те, у кого продукцию вообще нельзя покупать…  Все зависит от конкретного предпринимателя. Мы с вами привыкли слышать, что Херсонская область – экологически чистая область. У нас нет крупных промышленных предприятий, загрязняющих окружающую среду. И почему-то все думают, что и продукция у нас почти вся со знаком ЭКО. На самом деле, такие обобщения несколько преувеличены. К примеру, кто-то стал садить арбузы на землях, где, развалившийся в девяностых колхоз, хранил пестициды в буртах (кучами, навалом). Эти арбузы есть нельзя. А есть земли чистые. Все это нужно изучать в деталях, через систему внедрения стандартов качества. Еще раз подчеркну, у нас многое уже есть. Но общей картины пока нет. Есть кучка паззлов. Пришло время ее собрать.

Есть ли перспективы выйти с нашей продукцией на рынок ЕС?

Мы не ставим перед собой такую задачу. И дело даже не в том, что я, к примеру, как был, так и остаюсь евроскептиком. Неправильно фокусироваться на чем то одном. Мы так работали, и теперь пожинаем плоды этой работы. Нужно уметь работать с глобальными рынками. Быстро реагировать, переориентировать экспорт в те регионы, где более конкурентоспособны. Туда, где сможем быстрее заработать больше денег. Это может быть и Алжир, и Объединенные Арабские Эмираты, и Австралия, и Чили. Что касается Европы, то у нас есть позитивные примеры. В Европу у нас «Грим Тим» поставляет продукцию, в частности, репчатый лук. Знаю что «Навигатор Агро» имеет большой опыт работы с зоной ЕС, наш томатный флагман «Агрофьюжн» успешно торгует с Евросоюзом. Но при этом массовой продажи продукции малых и средних фермерских хозяйств в Европу нет, и вряд ли скоро предвидится. Для успешной торговли с ЕС необходим системный подход, которого нет в Украине (не считая опыта крупных компаний). Без этого подхода, маленькому производителю, ни сформировать товарную партию, ни сертифицировать продукцию не удастся. Если найдем механизмы для организации людей (по любому принципу) вокруг сбыта овощей, то привлечь средства мировых доноров для организации системы контроля качества, организации холодильников – уже дело техники. В мире сейчас наметилась тенденция искреннего желания помочь нам встать на ноги. Просто нужны гарантии, что это будет не напрасная трата денег.

Как я понимаю, ваша организация ставит перед собой задачу создать систему АПК в области выращивания овощей?

Ну, мы не настолько крутая структура. У нас нет таких активов, чтобы самостоятельно создавать такую систему. И без желания людей это невозможно. Но мы работаем над тем, что бы создать предпосылки, так сказать, подготовить почву, чтобы люди сами захотели создать такую систему. Это как круги на воде. Поплавок бросили и от него пошли круги, сначала маленький круг, а потом больше, еще больше… И сегодняшняя встреча в рамках работы миссии ITC, один из элементов этой работы.

 

postfactum.ks.ua