Интервью с и.о. председателя правления ГПЗКУ Борисом Приходько

28.09.2016

ОАО "Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины" (ГПЗКУ) создана правительством Украины в августе 2010 года. В состав госкомпании входит разветвленная сеть филиалов — линейные и портовые элеваторы, мельницы, комбикормовые и крупяной заводы. Суммарно 53 подразделения-филиала Поправила цифры: ГПЗКУ могут хранить 3,64 млн тонн зерновых, в том числе суммарные мощности по перевалке в Одесском и Николаевском портах составляют около 2,75 млн тонн зерновых грузов в год.

В 2012 году ГПЗКУ взяла кредит у Экспортно-импортного банка Китая (Эксимбанком) в размере $3 млрд. Первый транш составил $1,5 млрд. Кредитные условия предполагали, что вся сумма пойдет на закупку зерна для дальнейшего экспорта в Китай. Покупателем со стороны КНР выступала Китайской национальной корпорациимашинной промышленности и генеральных подрядов (ССЕС). В год украинская корпорация обязывалась поставлять 5 млн тонн зерна, всего сделка заключалась на 15 лет.


Борис, что на данный момент происходит с китайским договором, который предусматривает поставки ежегодно 5 млн тонн зерна Китайской национальной корпорациимашинной промышленности и генеральных подрядов (ССЕС)?

ГПЗКУ выполняет свои обязательства по договору. Мы покупаем украинское зерно, используя при этом кредитную линию, выданную Экспортно-импортным банком Китая и предлагаем это зерно нашему партнеру — компании ССЕС.

Сколько предложений было сделано вами за прошедший маркетинговый год?

За 2015/2016 маркетинговый год мы сделали ССЕС более 160 предложений на поставку зерна. К сожалению, только 13 из них превратились в контракты на поставку. По этим контрактам было продано и поставлено около 660 тыс. тонн зерновых в Китай.

Почему китайская сторона не согласовывает такое значительное количество предложений?

Обязательства ГПЗКУ состоят в том, что мы должны предложить и поставить зерно китайской стороне. В 2015/16 маркетинговом году мы предложили ССЕС около 5,2 млн тонн зерновых.

Почему они не покупают наше зерно? В Китае большие запасы кукурузы, ведь помимо импорта этой культуры, китайское правительство стимулировало местных фермеров выращивать кукурузу путем предоставления им различного рода субсидий. Сегодня Китай не нуждается в импортной кукурузе и защищает внутренний рынок от дешевой импортной кукурузы административными способами (пошлина, карантинные ограничения, ограничения по ГМО и т.д.). При этом, членство Китая в ВТО обязует страну ежегодно импортировать 7,2 млн. тонн кукурузы (5% от потребления) практически без уплаты пошлины. Реальный объем импорта за последние годы был гораздо меньше, нежели 7,2 млн тонн.

Кроме того, мировые цены на зерновые опустились до исторических минимумов с 2006/2007 МГ.

Для нашего партнера, компании ССЕС, видимо, торговать зерном внутри страны становится не так выгодно, как было раньше. Внутренние цены на кукурузу в Китае уже не намного выше мировых. Более того, доступ на рынок Китая имеют уже несколько десятков украинских и международных компаний, конкуренция усиливается и соответственно маржа трейдеров уменьшается.

В то же время, ССЕС и ГПЗКУ — достаточно молодые торговые компании на зерновом рынке и не имеют собственной сети представительств в странах нетто-импортерах зерна для развития торговли, как, например, компании Bunge, Cargill или ADM. Скорее всего, менеджмент ССЕС не хочет брать на себя торговые риски при низкой марже и активно продавать украинское зерно на других рынках. К нашему сожалению, ССЕС не развивает это направление бизнеса, как, например, китайская корпорация COFCO, которая за этот период купила торговые компании Nidera и Noble, построила портовый элеватор в Николаеве, и тем самым серьезно укрепила свои позиции на украинском и мировом рынках.

Куда уходит зерно, которое не покупает компания ССЕС?

За прошлый год все то зерно, которое нами было предложено, но не было востребовано со стороны нашего китайского партнера, мы продали крупным транснациональным компаниям. Сейчас в нашем портфеле более 30 крупных покупателей, которые достаточно известны в мире. Мы работаем и с локальными торговыми компаниями, которые имеют конкурентные преимущества на определенных рынках. Не работаем с оффшорными компаниями. Поэтому, несмотря на то, что нам было достаточно сложно налаживать торговые связи на внешних рынках, так как имиджевая составляющая корпорации была на низком уровне, за этот маркетинговый год нам удалось поставить на экспорт около 3,1 млн тонн украинского зерна и стать крупнейшим украинским экспортером зерновых.

ССЕС настаивает на выплате преференциальной маржи в размере $5 за тонну. Ранее на пресс-конференции вы заявляли, что договорились с китайской стороной о том, что маржа на поставки будет приведена в проценты и составит 1,5%. В тоже время после ваших заявлений ССЕС прислала письмо на имя министра АПК о том, что подобных договоренностей нет. Объясните ситуацию, которая сложилась вокруг ваших переговоров

Тут стоить объяснить, что Генеральный договор, подписанный между ССЕС и ГПЗКУ — это скорее договор о намерениях, нежели классический договор купли-продажи, в котором должны быть обязательно описаны все существенные условия контракта (качество товара, цена, объем, сроки и базис поставки). В дополнительном соглашении к Генеральному договору было предусмотрено, что ГПЗКУ гарантирует корпорации ССЕС преференциальную маржу в размере $5 за тонну. В каждом конкретном контракте на поставку товара в адрес ССЕС мы включали в цену товара преференциальную маржу. Сейчас мы активно ведем переговоры и объясняем нашим китайским партнерам, что $5 — это слишком много, поскольку цена на зерновые во всем мире сильно просела. Мы предложили зафиксировать преференциальную маржу в размер 1,5% от цены товара. Кстати, $5 составляли как раз 1,5% от цены кукурузы на момент заключения Генерального договора в 2012 году.

В каких именно ситуациях мы должны включать преференциальную маржу? ССЕС считают, что даже в случае, если они отказались от нашего предложения и мы продали предложенное им зерно третьей компании, ГПЗКУ обязана заплатить ССЕС с каждой проданной тонны $5. С нашей точки зрения, это несправедливо. Мы учитываем преференциальную маржу только лишь в контрактах, заключенных между ГПЗКУ и ССЕС.

К слову, китайская сторона предъявляла претензии на выплату преференциальной маржи по нашим контрактам с третьими компаниями. В августе этого года мы выиграли арбитраж ГАФТА по вопросу возмещения ССЕС убытков, связанных с неполучением ею преференциальной маржи при поставках зерна в 2013 году. Так, арбитраж ГАФТА в первой инстанции принял решение, что мы не должны платить $5 комиссионного вознаграждения в пользу компании ССЕС. Насколько нам известно, в начале сентября компания ССЕС направила в ГАФТА уведомление о желании подать апелляцию.

Договоренность же о 1,5% с китайской стороной действительно была достигнута во время переговоров, но пока это решение не зафиксировано документально, так как китайская сторона в последующем выдвинула еще несколько дополнительных требований. Переговоры продолжаются

Еще в письме говорилось, что украинская сторона завышает объемы реальных поставок (по их версии вы поставили 0,47 млн вместо заявленных вами 0,66 млн тонн). Как вы прокомментируете этот вопрос?

Я говорил о поставках зерна за маркетинговый год, они имели в виду календарный. Вот почему возникает разница в наших цифрах. Абсолютно точно, если брать календарный год, то с начала 2016 года корпорация отгрузила порядка 488 тыс. тонн кукурузы в адрес наших китайских партнеров. Это 10 кораблей.

Украина еще ни разу не выполнила контракт на поставку зерна в полной мере. Какие последствия это несет для Украины?

Невозможно поставить зерно, не заключив договор купли-продажи. Невозможно заключить договор, не обменявшись "твердыми" предложениями. Таковы стандарты отрасли. Одна сторона предлагает товар, другая — соглашается с предложением. Затем одна из сторон берет обязательства продать и поставить товар, а другая сторона берет обязательства купить, принять и оплатить товар. Если между сторонами нет договоренности по конкретной партии товара, то поставка, естественно, не осуществляется. Как говорится, насильно мил не будешь.


Исходя из этого, считаем, что украинская сторона выполняет свои обязательства по Генеральному договору.

Давайте погорим о кредите в $3 млрд. Первый транш в размере $1,5 млрд Украина получила. Что происходит с этими деньгами?

Около $1,05 млрд размещены на подконтрольных счетах в "Укрэксимбанке". Это контролирующий банк, который по договору о контроле следит за целевым использованием кредита. Большая часть этих денег находится на депозите. Депозитные процентные ставки покрывают ставки по кредиту.

В обороте же находится порядка $200 млн. По состоянию на 1 июля 2016 года, по нашим данным, у нас в балансе "дырка" около $250 млн, являющаяся следствием злоупотреблений в компании в 2013-2014 годах и курсовых убытков. Вот, собственно, это упрощенная структура нашего баланса.

Вы заявили, что часть первого транша кредита была украдена прошлым руководством ГПЗКУ. Расскажите более подробно, сколько было украдено?

Суммарная дебиторская задолженность за 2013-2014 годы по внешнеэкономическим контрактам, когда зерно было поставлено, но не зашла валютная выручка, составляет $132 млн. Общую дебиторскую задолженность за тот же период по форвардным и спотовым договорам на закупку зерна, страховым платежам, покупке топлива и т.д., мы оцениваем в размере 800 млн грн.

Я знаю, что по факту злоупотреблений руководителями ГПЗКУ было инициировано открытие ряда криминальных дел, по отдельным контрактам идут суды. Расскажите более детально

По факту злоупотреблений в предыдущие периоды, нами было инициировано 137 криминальных дел. На данный момент, все они расследуются соответствующими правоохранительными органами.

Кроме того, мы активно работаем над возвращением дебиторской задолженности предыдущих лет. Если говорить о задолженности по внешнеэкономическим контрактам, то могу сказать, что по состоянию на сегодня, мы выиграли 13 судов. Было получено 4 положительных решения международного арбитража ГАФТА (Ассоциацией по торговле зерном и кормами), 3 решения арбитражного суда Торгово-промышленной палаты, 6 положительных решений хозяйственного суда г. Киева — все относительно взыскания с компаний-нерезидентов дебиторской задолженности на общую сумму $127,9 млн. Из этих денег, к сожалению, пока ничего не было возвращено.

Удалось что-то вернуть из задолженности в гривневом эквиваленте?

Да. На счета ГПЗКУ было возвращено 200 млн грн.

Вы также ранее заявляли, что часть денег из первого транша будет потрачена на модернизацию ваших элеваторов и заводов. Есть продвижение в этом направлении?

Сейчас ведутся переговоры с Экспортно-импортным банком Китая, о том, чтобы они подтвердили нам возможность использовать на модернизацию денежные средства из первого транша кредитной линии. Мы хотели в этом году направить на модернизацию $57 млн, но, к сожалению, мы не смогли договориться с банком и сейчас проводим модернизацию за свой счет. На эти цели мы выделили из бюджета 231 млн грн.

На что будут потрачены ваши собственные инвестиции?

На модернизацию линейных элеваторов потратим 125 млн грн, порядка 88 млн грн — на модернизацию наших портовых элеваторов. Еще около 17 млн грн мы потратим на автоматизацию бизнес-процессов, внедрение системы контроля качества зерна, а также систем безопасности и видеонаблюдения.

Оптимизация затрат при хранении и транспортировке зерна является одной из наших задач. Поэтому мы и предпринимаем все меры для того, чтобы запустить и модернизировать наши элеваторы. Например, в этом сезоне мы отгрузили с наших элеваторов в Голой Пристани и Великой Лепетихе зерно на речной транспорт. Подобные операции на этих предприятиях не осуществлялись более 10 лет.

Отгрузка зерна на речной транспорт
 

Как вы поступите со вторым траншем?

На нас сейчас лежит очень большая финансовая нагрузка по первому траншу кредитной линии и до тех пор, пока мы не активизируем торговлю и не стабилизируем наши отношения с корпорацией CCEC, нет смысла говорить об открытии второй части кредита. Такова позиция "Эксимбанка" Китая.

А это означает, что наши китайские партнеры будут поставлять китайские товары (средства защиты растений, технику, элеваторное оборудование). Когда обсуждался второй транш, то речь шла также о строительстве заводов по производству биодизеля и по переработке кукурузы. Но по оценке специалистов, сегодня слишком высоки форексные риски и связанные с этим возможные дефолты со стороны покупателей китайских товаров.



Дело