Качество украинских продуктов питания не идеальное, но пристойное, – Владимир Лапа

18.03.2016

Глава Госслужбы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защите потребителей Владимир Лапа рассказал Фокусу, как будет бороться с завышенными ценами и коррумпированными проверяющими в своём ведомстве

В марте в Украине должен заработать новый проверяющий орган — Госпотребслужба. Новое ведомство создано на базе Государственной инспекции сельского хозяйства, Государственной ветеринарной и фитосанитарной службы, Государственной инспекции по вопросам защиты прав потребителей и Государственной санитарно-эпидемиологической службы, которые подлежат ликвидации. Среди более десятка функций Госпотребслужбы — защита прав потребителей, контроль качества продуктов питания и топлива, надзор за соблюдением требований по формированию государством регулируемых цен.

Главой Госпотребслужбы назначили бывшего замминистра агрополитики Владимира Лапу. Ирония в том, что перед тем как стать чиновником, Лапа долгое время был общественным активистом. Он возглавлял Украинский клуб аграрного бизнеса, отраслевую ассоциацию, которая требовала от чиновников уменьшить уровень госконтроля над аграриями. Теперь ему приходится смотреть на внеплановые проверки бизнеса с противоположной стороны.
 

Вы покинули Министерство агрополитики, чтобы возглавить Госпотребслужбу. Какая у вас мотивация?

— Решение возглавить Госпотребслужбу далось мне очень тяжело. Изначально понимал, куда иду, что придётся управлять 10 тыс. чиновников из вошедших в состав Госпотребслужбы организаций, за многими из которых тянется шлейф, и как-то это всё реформировать. В 2011–2013 годах все госинспекции были исключительно способом зарабатывания денег — на большинство услуг существовали чёткие расценки.

Простой пример — недавно на одной из АЗС сети Shell не допустили к проверке инспектора Госпотребинспекции (сейчас эта структура в стадии ликвидации, но ещё проводит проверки. — Фокус). За недопуск инспектора действующее законодательство устанавливает ответственность в виде штрафа в размере от 1% до 10% месячного оборота. Но что такое 1% и что такое 10%? Замечательная возможность договориться за вознаграждение. Будем выходить с предложением по устранению вилки штрафов.

За год работы в Министерстве агрополитики мы минимизировали системные возможности для коррупции — отменили необходимость получения сертификатов качества для элеваторов, карантинный сертификат, облегчили получение фитосанитарного сертификата. Но нужно ещё "дочистить" законодательство и навести порядок с поборами на местах. Такая возможность как раз и стала для меня главным мотивом возглавить новую структуру.

Удар по ценам

Зачем вообще нужен новый контролирующий орган? К примеру, система контроля цен на социально значимые продукты питания, качества и безопасности пищевой продукции существовала и раньше.

— В этой сфере было пять контролирующих органов, и каждый из них мог прийти к субъекту хозяйствования с проверкой. Бизнесу легче выделить один день на проверку чиновников сразу по всем вопросам, чем общаться с инспекторами пять дней подряд. Это очевидно. Кроме того, практика показывает, что контролирующие органы реформировать эволюционным путём не получается. Гораздо легче распустить существующие и создать новые. Закон обязывает меня предложить нынешним сотрудникам работу в новой структуре, но это не обязательно должна быть работа на руководящих позициях. Руководящий состав будет подбираться на конкурсах, как в центральном аппарате, так и в регионах.

Чиновники и региональные элиты наверняка попытаются этот процесс заблокировать.

— Влияние региональных элит мы ощущаем уже сейчас, но я бы не сказал, что оно делает невозможным смену руководства. Все эти вопросы решаются путём коммуникаций с главой ОГА.

Я вижу также желание некоторых представителей бизнеса противодействовать нашей работе. Чтобы преодолеть сопротивление, надо выстроить систему, которая бы сделала невозможным "ручное" управление процессом проверок. Если от меня не будет зависеть результат, то и давить не имеет особого смысла. К примеру, в лабораторию на исследование должны попадать немаркированные образцы продукции, чтобы сотрудники лаборатории при всём своём желании не могли опознать производителя. Тогда не получится влиять на руководство лаборатории с требованиями фальсифицировать результаты в пользу производителя.

Ваше ведомство не будет дублировать функции Антимонопольного комитета?

— Мы договорились с главой АМКУ провести встречу и чётко скоординировать нашу работу, чтобы не было дублирования. У АМКУ — функции пресечения недобросовестной конкуренции, у нас — защита прав потребителей и контроль регулируемых государством цен.

Как вы будете рассчитывать обоснованность цен?

— Производители обязаны декларировать увеличение цены, если она повысилась более чем на 1% в месяц. Наша ценовая инспекция будет следить за правильностью деклараций. Кроме того, на социально значимые продукты питания, к примеру — хлеб, молоко, мясо, сыры и т. д., государство устанавливает максимальные границы рентабельности производителя и торговых надбавок. За этим мы также будем следить.

Хотя, на мой взгляд, ценовой контроль государство должно снижать. Эффективность декларирования повышения цен весьма сомнительна. При двухзначной инфляции рост цен априори будет быстрым, и в нынешнем виде декларирование создаёт лишь излишнюю регуляторную нагрузку на бизнес. Я бы ограничился отслеживанием торговых надбавок на самые критичные позиции.

Насколько я знаю, соответствующий проект постановления уже подготовлен Минэкономразвития, и если Кабмин его поддержит, уровень ценового регулирования значительно снизится.

Не то пальто. Владимир Лапа признаёт, что украинские производители при маркировке часто скрывают реальный состав своих продуктов 

Тем не менее Антимонопольный комитет постоянно находит факты завышения цен на продукты питания как производителями, так и торговыми сетями. Эти обвинения обоснованны?

— Продуктовая инфляция приблизительно такая же, как общий уровень инфляции по стране. Сейчас нельзя говорить о том, что рост цен на продукты — это инфляционный драйвер, как это время от времени бывало ранее.

Если же брать глобально, в продовольственном плане Украина очень тесно интегрирована в мировую торговлю. В прошлом году внешнеторговый оборот (экспорт плюс импорт) продуктов питания составил почти $20 млрд. Это около 500 млрд грн. Если мы сравним эту сумму с общим оборотом украинского АПК и пищепрома, то поймём: что бы мы ни делали, цены на продукты в стране будут зависеть от курса гривны. Единственный способ остановить рост цен на продукты питания — это стабилизировать макроэкономические показатели страны. Любые административные рычаги в этом плане показывают низкую эффективность.

Служба безопасности

Насколько сейчас критичен вопрос безопасности и качества продуктов питания? На слуху истории с сальмонеллой, из-за которой украинские яйца не пускают в Израиль, случаи добавления пальмового масла в сметану и сыры.

— Если говорить непосредственно о качестве украинских продуктов, то оно не идеальное, но весьма пристойное. Примеры, когда продукцию отзывают с рынка, можно без проблем найти и в Евросоюзе. Поэтому я бы не сказал, что тут у нас есть какие-то особые проблемы с системами контроля безопасности продуктов. Это подтверждает и тот факт, что продукция украинского животноводства с каждым годом расширяет географию экспорта.

Что же касается корректности маркировки, проблемы, конечно, есть. Если в колбасе присутствует соевый белок, а в масле пальмовый жир, это обязательно должно быть указано на этикетке. При этом так, чтобы потребитель сразу же понял, какой продукт он покупает. В этом плане нарушения сплошь и рядом. Существующие механизмы рыночного надзора разрабатывались больше для промышленной продукции, и контролировать правильность маркировки пищевой продукции в настоящее время довольно сложно.

Минздрав сейчас готовит проект нового закона об информации для потребителей относительно пищевых продуктов. Когда его примут, мы получим возможность проводить проверки производителей и штрафовать их за некорректную маркировку продуктов.

В целом мы хотим перейти на риск-ориентированный подход при проверках бизнеса. Если на протяжении нескольких лет нарушений не выявится, то ежегодные проверки сменятся на выборочные. Если наоборот — проверки будут чаще.

Как повлияло введение в 2014 году Кабмином моратория на проверки малого и среднего бизнеса на ситуацию с качеством и безопасностью продуктов?

— Ситуация с мораторием сейчас парадоксальная. Есть разъяснение Минюста и Минэкономразвития о том, что этот мораторий не действует и запрет проверок распространяется только на фискальные органы. И есть разъяснение Государственной регуляторной службы, которое поясняет, что мораторий продолжает действовать. Одним словом, органы государственной власти не могут разобраться, можем мы проверять малый и средний бизнес или нет.

На мой взгляд, в сфере производства продуктов питания никакие моратории на проверки вводить нельзя. Это общеевропейское требование. Более того, если есть риск выхода на рынок некачественной продукции, существует угроза здоровью и жизни людей, то проверки должны проводиться без предупреждения.

Готов предложить механизм проверок, который значительно снижает риск коррупционной составляющей в действиях инспекторов. К примеру, уже сейчас для проведения проверки требуется получить согласие центрального аппарата. То есть вариант, что инспектор где-то в райцентре попросит кума написать жалобу и отправится "колядовать", исключён. Также мы разработаем детальный прозрачный регламент проведения проверок бизнеса, к примеру, можно ввести их видеофиксацию.

Если говорить о безопасности продуктов питания, какие моменты наиболее критичны?

— Сложно выделить какие-то конкретные риски. "Сюрпризы" могут быть везде. К примеру, у нас аграрии часто ленятся уничтожать амброзию — бурьян, пыльца которого у некоторых людей вызывает аллергию. А потом, уже в порту, в крупной партии зерна находят семена амброзии. Во многих странах амброзия — подкарантинный организм. Такое зерно пройдёт далеко не на каждый рынок. Из-за такой ерунды мы не можем эффективно продавать зерно на многие перспективные рынки. Подобные кейсы можно найти практически в любых отраслях.

Возвращаясь к вопросу о моратории. Чтобы решить проблему с амброзией, инспектору фитосанитарной службы достаточно проехаться по полям и обязать фермеров избавиться от сорняков, пригрозив штрафом. Но из-за моратория на проверки мы не можем этого сделать. А бороться с последствиями в портах уже поздно.

 

Фокус