Как деньги западных корпораций работают в украинском агробизнесе?

11.06.2016

Как деньги западных корпораций работают в украинском агробизнесе? Landlord собрал четыре наиболее показательных кейса

Американец с украинскими корнями Джон Шморгун в начале 1990‑х переехал из США в Россию, чтобы возглавить представительство компании DuPont. В течение многих лет он присматривался к агрокомпаниям, работающим в соседней Украине. То, что он видел, ему нравилось. В 2008-м у Шморгуна представилась возможность поработать в украинском агробизнесе.

Помог ему в этом основатель инвестиционного фонда SigmaBleyzer Майкл Блейзер. Он предложил Шморгуну, своему давнему знакомому, возглавить его новый инвестиционный проект — агрокомпанию Harmelia. Холдинг объединил пять компаний с общим земельным банком 75 000 га.

«Около двух лет мы изучали ситуацию в секторе, — вспоминает директор фонда SigmaBleyzer в Украине Вадим Бодаев. — Мы поздно вошли в этот бизнес — к 2008‑му почти все интересные активы были поделены между крупными холдингами».

Фонд инвестировал в Harmelia $100 млн. Основным бизнесом новой агрокомпании стало растение­водство. В 2013-м Harmelia объединилась с французской компанией AgroGeneration. Шморгун возглавил объединенный холдинг. «Мы хотели расширить земельный банк и диверсифицировать риски», — поясняет Шморгун. Почему выбрали AgroGeneration? У компании был целостный земельный банк и прозрачная структура — ее акции котируются на альтернативной площадке Парижской фондовой биржи. В результате посевные площади нового холдинга увеличились до 120 000 га. Тогда фонд собирался инвестировать в свой агробизнес 80 млн евро.
Однако вместе с землей, элеваторами и техникой новому собственнику достались и долги французской компании — более чем на 85 млн евро. На момент покупки EBITDA у французов тоже была отрицательной — минус 23 млн евро. Чтобы выровнять ситуацию, Шморгуну пришлось сокращать расходы и менять структуру посевов, увеличивая площадь под наиболее рентабельными культурами — пшеницей и подсолнечником. Всего за год EBITDA AgroGeneration выросла до 20,7 млн евро. Проблемы, связанные с финансированием оборотных средств, компании удалось решить.

JohnAgro Generation by Gerasimov-34

Джон Шморгун «AgroGeneration»

Первое, что сделал Шморгун во время слияния, — полностью установил контроль над всеми механизмами в компании. Он назначил финансового менеджера, который мог сам проверять все хозяйства, создал службу безопасности, установил круглосуточный компьютерный мониторинг, в частности GPS‑контроль над техникой. Чтобы определить, кто из сотрудников обеих компаний работает эффективнее, ввели систему оценки по KPI. Многие руководители высшего и среднего звена перешли из компании SigmaBleyzer. Свой KPI есть и у Шморгуна. «Проанализировав все показатели за несколько лет, мы для каждого хозяйства разработали доходность на гектар и расходную часть, — рассказывает Шморгун. — Это позволяет понять, какой будет компания в долгосрочной перспективе».

Блейзер развитием проекта доволен. По его мнению, у агросектора Украины огромный потенциал. «Если закончить войну, сюда придет столько денег, что страна будет выращивать 100–150 млн т зерна за год», — уверен основатель фонда. Большие перспективы он видит в переработке агропродукции и ее поставках на внешний рынок. Правда, покупать предприятия Sigma в ближайшие пару лет не собирается. Зато направит усилия на развитие экспорта. «В 2016‑м мы продадим за рубеж более половины всего нашего зерна», — уверяет Шморгун. В развитие своего агрохолдинга SigmaBleyzer уже инвестировала $140 млн. И останавливаться не собирается. В ближайшее время компания намерена купить еще один элеватор на западе Украины, а также развивать растениеводство и расширять земельный банк. По мнению Блейзера, инвестиционный климат в Украине сейчас лучше, чем 20 лет назад. Инвесторам, которые давно пришли в страну, нравится работать в Украине, хотя они и признают, что, несмотря на возможности, работать здесь очень тяжело.


Соединенные штаты NCH

Американский инвестфонд NCH Capital — один из крупнейших иностранных инвесторов в украинский агробизнес. Основанный американским бизнесменом Джорджем Рором фонд в нашей стране управляет холдингом «Агропросперис». Его построили на базе шести объединенных агрокомпаний, совокупный земельный банк которых достигает 430 000 га в 16 областях. Больше — только у владельца компании UkrLandFarming Олега Бахматюка, который собрал 653 000 га. Зачем столько земли?

Игорь Осмачко,  "Агропросперис"
Игорь Осмачко, «Агропросперис»

В сельское хозяйство NCH инвестирует с 2006 года. В тот период многие украинские агрохолдинги готовились к IPO. Одним из главных критериев при оценке компании было количество земли в аренде. Рор и его менеджеры, как опытные инвесторы, привыкшие капитализировать проекты, хотели повторить путь своих украинских коллег. На землю денег не жалели — набирали побольше, готовились к размещению на бирже. Второй сценарий развития событий, который рассматривали в NCH, — продажа собранной земли после отмены моратория. От размещения пришлось отказаться после кризиса 2008–2009‑го. Тогда же стало понятно, что мораторий на продажу сельскозяйственной земли в ближайшее десятилетие не отменят. Что делать с накопленным земельным добром? Учиться зарабатывать на растениеводстве.

NCH больше не тратил деньги на масштабирование полей — ресурсы перенаправили на повышение эффективности производства. Инвестировали в прогрессивные технологии no‑till и mini‑till, технику оснастили GPS‑навигаторами. «С 2013 года доходность компании постоянно растет, — уверяет генеральный директор «Агропроспериса» Игорь Осьмачко. — Преимущество украинского рынка — земля, при грамотном управлении и применении качественных материалов здесь возможен возврат на капитал, который интересен инвесторам». Рентабельность, на которую рассчитывают инвестиционные компании в агробизнесе, около 30%.
Как эффективно управлять таким хозяйством? У NCH свои методы. Строить один большой холдинг фонд не стал. В «Агропросперисе» уверены, что производством должны заниматься мелкие и средние хозяйства, поэтому не только активно развивают четыре собственных растениеводческих подразделения, но и помогают мелким и средним фермерам с земельным банком до 10 000 га. Такая модель упрощает управление крупными земельными массивами и повышает эффективность работы холдинга.

«Мы хотим стать крупнейшим экспортером сельхозпродукции в Черноморском регионе, — говорит Осьмачко. — Поэтому делаем акцент на комплексном обслуживании фермеров: от закупки у них зерна до его доставки в порт».

«Агропросперис» вливает деньги в агрофирмы: закупает зерно по форвардным контрактам и использует аграрные расписки. В NCH уверены, что хорошую прибыль фонду могут принести программы финансирования фермеров. В 2015 году NCH купил Астра Банк, который теперь занимается кредитованием фермерских хозяйств. Ориентируясь на экспортный рынок, холдинг в основном выращивает зерновые и масличные. Сейчас «Агропросперис» отправляет на внешний рынок 80% собранного урожая, а это почти 2 млн т зерна. На долю растениеводства в структуре прибыли компании приходится более 50%.

«Больше всего иностранным инвесторам интересно производство зерновых и их экспорт. Цена на продукцию привязана к валюте, себестоимость производства наполовину гривневая, — говорит аналитик ИК Concorde Capital Роман Тополюк. — Производители зерна выигрывают от девальвации гривны».


Из Дании, со свиньями

Том Аксельгаард, "Даноша"

Датчанин Том Аксельгаард впервые приехал в Украину в 1994-м. Тогда он так и не рискнул открыть здесь компанию — вместо этого построил свиноферму в Польше. Только через 10 лет он купил свиноводческий комплекс «Прикарпатский» в Ивано‑Франковской области. Аксельгаард увидел в Украине большие возможности для развития — много хорошей земли и почти пустой рынок. К тому моменту поголовье свиней в Украине сильно сократилось. Компания Аксельгаарда «Даноша» зашла в освободившуюся нишу.


Арендовав 12 000 га, «Даноша» занялась выращиванием зерновых на корм скоту, а вскоре запустила комбикормовый завод. Бизнес стремительно развивался. К 2015‑му компания построила семь свиноферм, на которых содержится 163 000 голов, и одну молочную ферму. В прошлом году «Даноша» вошла в тройку лидеров по производству свинины в Украине. Сейчас на долю украинской «дочки» приходится до 50% прибыли датской Axzon Group Аксельгаарда. Рентабельность бизнеса «Даноши» выше, чем в среднем по рынку. Если в свиноводческом бизнесе хорошим показателем считается 30%, то у датчан маржинальность превышает 46%. В чем секрет? Генетику импортировали из Дании, конструкция ферм позволяет создать оптимальный микроклимат, собственный комбикормовый завод выпускает сбалансированные корма. Все этапы производства — под контролем. Почти все топ‑менеджеры — датчане. Поэтому в компании железная дисциплина.

Чтобы снизить себестоимость производства и не зависеть от цен на газ, в 2011‑м «Даноша» построила в Калушском районе биогазовый завод. Инвестиции в проект составили 60 млн гривен. Вскоре компания создала второе предприятие по переработке отходов животных в энергию. Чтобы инвестировать в расширение производства, компания активно сотрудничает с международными кредиторами — ЕБРР и IFC. Инвестирует в развитие украинской компании и сама Axzon Group. У мясо‑молочного бизнеса датской «дочки» в Украине хорошие перспективы. «С ростом потребления мяса в Украине до 55 кг на человека в год рентабельность производства свинины увеличилась, — констатирует старший аналитик Dragon Capital Наталья Шпигоцкая. — Из‑за падения покупательной способности населения компании не могут сильно повышать цены. Выиграют те из них, кто сможет контролировать затраты».

IMG_0057
Йоханн Венцль, основатель «Дукра Агро»

Фермерство с традициями
Немецкий фермер Йоханн Венцль до 2003 года работал на собственной ферме в Германии, обрабатывая 150 га. Приехать в украинскую глубинку его заставил азарт — все, что Венцль знал о нашей стране, укладывалось в одну фразу: «житница Европы». Предприниматель объездил множество сел, пока не попал в Роги Черкасской области. Он арендовал 2600 га земли, на которых его компания «Дукра Агро» выращивает пшеницу, кукурузу, подсолнечник и рапс. Свои немецкие владения фермер сдал в аренду, а часть оборудования перевез на новое место, хотя основную технику для обработки полей покупал уже в Украине.

Почему Венцль переехал в Украину? Здесь у него появилась возможность реализовать свою мечту. В Германии из‑за ограниченности земельных ресурсов и больших затрат на развитие производства расширить компанию было невозможно. «В Германии мало земель, которые сдаются в аренду, и арендные ставки там в разы выше, чем в Черкасской области», — объясняет Венцль.

«Проще в Украине расшириться на 100 000 га, чем в Сербии хотя бы на 5 га, — подтверждает и владелец компании «Агро Инвест Украина» серб Миодраг Костич. — В Сербии всего 2 млн га сельхозземель, тогда как в Украине — 42 млн га».

Венцль подошел к земледелию со всей немецкой тщательностью. Применение передовых технологий позволяет ему получать рекордную урожайность: 77 ц/га озимой пшеницы и 98 ц/га — кукурузы. За 13 лет работы в Украине Венцль инвестировал в свою компанию 5 млн евро.

Окрыленный успехом, немецкий фермер в ближайшие пару лет планирует построить молочный комплекс на 600 голов. В его создание он готов инвестировать 3,5 млн евро, причем половину этих денег собирается привлечь у кредиторов. «Я рассчитываю окупить проект в течение 10 лет», — говорит Венцль. Что привлекает иностранных инвесторов в Украину? Низкий порог входа и огромные перспективы. «Агроактивы в Украине из‑за высоких страновых рисков можно купить со значительным дисконтом и низкими мультипликаторами 2–3 EBITDA, — уверен партнер компании Kreston CCG Артем Ковбель. — Иностранные инвесторы сейчас рассматривают различные сегменты сельского хозяйства от животноводства и выращивания до глубокой переработки».

 

LANDLORD