Как система налогообложения аграриев вредит государству

31.07.2015

Чтобы поддержать сельскохозяйственное производство, Украине нужны субсидии и отмена моратория на продажу земли, а не налоговые льготы

Последняя неделя парламентской сессии не обошлась без классической перепалки на тему отмены спецрежима НДС для аграриев. Народный депутат фракции БПП Александр Бакуменко эмоционально призывал (заблокировав трибуну) не допустить принятия законопроекта 2173 (об усовершенствовании электронного администрирование налога на добавленную стоимость) в части отмены спецрежима НДС для сельского хозяйства. Нардеп, ссылался на Коалиционное соглашение и клеймил правительство, которое "без обсуждения внесло в нормальный законопроект, касающийся электронных счетов, норму по отмену специального режима". В процессе торгов, норма таки пропала из закона, но от этого она никуда не делась из меморандума с Международным валютным фондом. И не далее чем в июне руководитель миссии Фонда в Украине Жером Ваше лично приходил на заседание непримиримого комитета ВР и объяснял, насколько это важно.

Парламентские лоббисты аграриев правы — дела в 2015 году идут не так хорошо как раньше, предприятия в убытках, а сельхозпроизводство почти не растет. И, кстати, льготы и спецрежимы не помешали этим предприятиям оказаться убыточными. Также прав Яценюк, когда говорит, что аграрные гиганты умеют припрятать реальную прибыль. Верно так же и то, что государство недостаточно поддерживает сельхозпроизводителей: в прошлом году в Baker Tilly провели исследование, согласно которому в Украине при самой высокой доле аграрного сектора в ВВП, объем субсидий на гектар, напротив, самый низкий, еще и постоянно сокращается. Так, в 2013 году украинские аграрии получали 25 евро субсидий на гектар, тогда как румынские получили — 191 евро/га, а польские — 316 евро/га.

Но вопрос в том, при чем тут вообще налоги? Да, в Украине спецрежим заменяет субсидии, и идея была бы хорошей, если бы использовалась по назначению. Главное отличие налоговых льгот от субсидий в том, что субсидии имеют адресный характер, а льготы, в том числе и налоговые, всегда дают простор для манипуляций. Следственно, выгодоприобретателями становятся не только аграрии.

Классические схемы ухода от налогов обычно предполагают участие в них разного рода льготников, и спецрежим аграриев — не исключение. Поэтому собственниками зерна у нас часто оказывались "левые" конторы, торгующие совершенно отвлеченными продуктами. Мы уже писали о том, что СЭА НДС не перекрывает возможности для схем. Поскольку сельхозпроизводитель получает НДС на спецсчет, главное — сгенерировать максимальную наценку на сельхозпредприятии, создавая завышенное обязательство. В бюджет оно не идет, а возвращается на сельхозсчет. При этом агротрейдер делает минимальную наценку, соответственно, занижает обязательство по НДС и налогооблагаемой суммы по прибыли.

Если разобраться, фиксированный сельскохозяйственный налог тоже далек от совершенства. Согласно официальной статистике Фискальной службы Украины за отчетный период 2014 года от фиксированного сельскохозяйственного налога (сегодня это 4-я группа единщиков) в государственный бюджет самой аграрной страны Европы поступило лишь 82 млн грн.

Если обратиться опять же к статистике ГФС и Госстата, то можно провести несложный анализ. В пользовании предприятий, которые официально платят налог, находилось всего 20,3 млн га сельскохозяйственных угодий, из которых 19,5 млн га — арендованные. Поэтому, понятно, что они заплатили за аренду, выплатили заработную плату, приобрели топливо, отремонтировали технику, заплатили налоги и т.д.

Куда делись другие сельхозугодья? Еще два десятилетия назад, на постсоветском пространстве, Украина была третьей (после России и Казахстана) по размеру угодий, находящихся в сельскохозяйственном обороте. Хозяйства аграрного сектора Украины к началу 90-х годов в своей деятельности использовали 41,4 млн га сельскохозяйственных угодий, посевная площадь из которых составляла 33,4 млн га.

Таким образом, сравнивая статистические сведения, из официального сельскохозяйственного оборота выведено 20 млн га угодий, а посевные площади уменьшились более чем на 14 млн га. В результате, на экономику Украины сегодня работает только половина земельного потенциала государства.

В течение двух десятилетий за лозунгом "Украина — житница мира" фактически скрыто значительное снижение реального вклада сельского хозяйства как одной из бюджетонаполняющих отраслей.

В Украине прошла земельная реформа, ​​которая ликвидировала монополию государственной собственности на землю и передала в частные руки земли сельскохозяйственного назначения. Так, общая площадь паев и переданных в частную собственность гражданам сельскохозяйственных угодий за период 2000 — 2011 составляла 27,5 млн.га. Вместе с тем, по состоянию на 2014 год владельцами земельных участков (паев) в аренду сельскохозяйственным товаропроизводителям, передано только 19,5 млн га. То есть, часть других земель для товарного сельскохозяйственного производства находится в использовании физических лиц — владельцев таких паев. Местные бюджеты, по идее, должны получать налоги с доходов таких физических лиц, но не получают.

Проблема, очевидно, в том, что в Украине действует теневой оборот сельскохозяйственных земель и теневой рынок зерновых. Приведем примеры схем:

1."Гектар за два". Сельскохозяйственный товаропроизводитель заключает с физическим лицом договор аренды земельного участка (пая). В дальнейшем, сведения о таких правоотношениях в Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество арендатором не вносятся. Также, не включается такой земельный участок и к общей площади угодий, находящихся в пользовании товаропроизводителя в отчеты, которые подаются в налоговую и органы Госстата.

В первом случае: часть собранного урожая, с "оформленного" таким образом земельного участка, реализуется за наличные средства перерабатывающим предприятиям.

В другом случае: сельхозпроизводитель на вес собранной с таких официально неучтенных земельных участков продукции завышает уровень урожайности культур на площадях, которые официально находятся у него в аренде. При реализации такой продукции применяется спецрежим по уплате НДС, согласно которому НДС возвращается сельхозпроизводителю будто бы на увеличение мощностей. Арендодатель арендную плату получает наличными.

2. "С переработкой". Таким же образом заключается договор аренды, который нигде не учитывается. На собственных мощностях арендатор перерабатывает сырье и готовую к употреблению продукцию за наличные средства реализует в торговые сети, используя те же СПД на едином налоге. При такой схеме не облагается ни одна операция с товарами.

3. "По доверенности". При применении такой схемы договор аренды с собственником пая вообще не заключается. Поскольку мораторий на отчуждение земель сельскохозяйственного назначения все еще действует, законно заключить договор купли-продажи пая нельзя. "Покупатель" в таком случае выплачивает владельцу, желающему "продать" пай сумму наличных, которая равна арендной плате за сорок девять лет наперед. Владелец, в свою очередь, передает оригинал государственного акта на такой земельный участок и выдает доверенность на определенного товаропроизводителем лицо. Объем полномочий, который получает "покупатель" дает возможность в течение 49 лет распоряжаться землей, вплоть до отчуждения. При применении этой схемы 49 лет можно не платить налоги ни по операциям с выращенной продукцией на таком земельном участке, ни с дохода физлица (в том числе с операций по отчуждению недвижимого имущества). В последнее время эта практика стала особенно популярной. И "покупатели" паев даже предлагают их владельцам от 4 тыс грн. до 10 тыс грн, если те досрочно расторгнут официальный договор с другим товаропроизводителем и "перейдут к нему".

Чтобы навести порядок, как вариант, земельный участок сельскохозяйственного назначения можно сделать объектом налогообложения, а владельца земли — плательщиком налога. Логично, что и земля для этого должна продаваться легально, а не через схемы. Администрирование налогов с владельцев земель сельскохозяйственного назначения при этом следует связывать с фактом наличия в собственности, а не фактом ее использования, и чтобы передавать обязанность по уплате налогов на землепользователя владелец мог только в случае подтверждения наличия правоотношений между ними по заключенной сделке.

Пахотные земли в государстве должны обрабатываться, приносить доход и поднимать экономическую мощь государства. А государство, в свою очередь, должно делать свой вклад в развитие отрасли — привлекать инвестиции, развивать программы льготного кредитования и предоставлять субсидии, а не создавать почву для налогового неравенства и как следствие — уклонения от налогов.



Дело