Китай и ЕС могут увеличить объем внешней торговли с 500 до 800 млрд долларов к 2020 году

13.02.2018

Современная геополитическая ситуация между Китаем и Европой складывается достаточно неоднозначно и противоречиво. Европа, имея свое исторически сложившееся мировоззрение, рассматривает Китай как глобальный вызов существующему мировому порядку. Китайская альтернативная модель развития для развивающихся стран может «затмить» западную модель, основанную на либеральной демократии и рыночной экономике. По мнению европейцев, глобальное влияние Китая становится все менее благоприятным.

Что же касается самого Китая, то на сегодняшний день существуют две главные преграды на пути становления в Европе его «мягкой силы»:

- европейцы рассматривают развитие своих торговых связей с Китаем как угрозу международного статуса Европы;

- они видят в китайской модели развития вызов своей собственной модели развития.

Некоторые ученые в Европе по-прежнему считают, что влияние Китая в Европе – это всего лишь результат европейского желания реализовать свои политические и экономические интересы посредством сотрудничества с Китаем, а не результат привлекательности китайской идеологии и ценностей. В Европе считают, что в отношениях должно быть больше общих интересов и меньше разговоров об общих ценностях. Главные европейские ценности: Запад, пост-суверенитет, пост-модерн. Поднимающийся Китай в глазах многих европейцев остается чем-то существенно «другим».

По мнению китайцев, многие из тех, кто принимают решения в Европе стали более пессимистичными в оценке будущего всестороннего стратегического сотрудничества между КНР и ЕС и пришли к выводу, что китайско-европейское сотрудничество не является «ни стратегическим, ни партнерским». Директор Центра стратегических исследований Института международных отношений Пекинского университета профессор Е Цзычэн в своей теории о трех этапах развития силы Суши особый акцент делает на тезисе о Евразии. Он считает, что Китай, как государство восточной части Евразии, должен развивать стратегические партнерские отношения с державами пространства суши Евразии. Китай может иметь всестороннее сотрудничество только с такими тремя центрами силы Евразии, как Европа, Россия и Индия. В сотрудничестве с ними Китай видит свое будущее. Теоретические выкладки Е Цзычэна о центрах силы евразийского континента не что иное как карта будущего многополярного мира силы Суши.

Что же касается экономической составляющей интересов Китая в Европе, то следует упомянуть о том, что в конце ноября 2017 года последние три страны из Центральной и Восточной Европы – Эстония, Литва и Словения согласились присоединиться к китайской экономической инициативе «Один пояс, один путь». Таким образом, 16 стран Центральной и Восточной Европы – Албания, Болгария, Босния и Герцеговина, Венгрия, Латвия, Литва, Македония, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Хорватия, Черногория, Чехия и Эстония присоединились к проектам «Нового экономического Шелкового пути» и «Морского шелкового пути ХХІ века». Это свидетельствует о том, что европейские страны все больше начинают проявлять интерес к Китаю как мировому экономическому лидеру. Также они заинтересованы в открытии новых рынков сбыта европейских товаров и услуг в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Планируется, что основными направлениями нового шелкового пути станут: Китай – Центральная Азия – Россия – Европа (до Балтийского моря), Китай – Центральная и Западная Азия – Персидский залив и Средиземное море; Китай – Юго-Восточная Азия – Южная Азия – Индийский океан. Европа является одной из целей и в рамках Морского шелкового пути: Южно-Китайское море – Индийский океан – Европа; другое направление пролегает через Южно-Китайское море в Тихоокеанский регион. Таким образом «Один пояс, один путь» охватит 60 стран мира, на территории которых проживает 63% населения всей планеты.

На последней встрече председателя Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцяна с лидерами стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) было объявлено о намерении КНР инвестировать в своих партнеров. И по результатам встречи, которая состоялась в конце ноября 2017 года, все страны-участницы партнерства заявили о присоединении к инициативе «Один пояс, один путь». Китайская сторона сразу заявила о том, что 16 стран ЦВЕ «сделали вклад не только в собственное развитие, но и развитие Европейского Союза». КНР не скрывает желания полноценно и масштабно выйти на рынок ЕС, членами которого являются 11 стран-участниц инициативы «Один пояс, один путь». Официальный Пекин открыто говорит, что страны ЦВЕ позволят китайским товарам заполонить рынки Евросоюза. Китай и ЕС осуществляют между собой большую часть мировой торговли. ЕС – крупнейший торговый партнер Китая; Китай – второй крупнейший торговый партнер ЕС (после США). Обе стороны фундаментально заинтересованы в стабильности мирового торгового порядка.

В разрезе экономических отношений Китая с Европой следует упомянуть интересный факт о том, что Казахстан рассчитывает на увеличение объема транзитного грузопотока до 8% от товарооборота между Китаем и Европой. Об этом в ходе круглого стола «Казахстан – 2050: Новые континентальные мосты между востоком и западом» сообщил директор Казахстанского института стратегических исследований при президенте страны (КИСИ) Ерлан Карин.

«По мнению разных экспертов, экономистов, объем внешней торговли между Китаем и Европейским союзом к 2020 году может увеличиться с нынешних 500 млрд. долларов до около 800 млрд. долларов. При этом доля грузоперевозок между Китаем и Европой увеличится до 170 млн. тонн. Новые транспортные проекты позволят Казахстану рассчитывать на увеличение объема транзитного грузопотока, по мнению разных экспертов, до 8% общего товарооборота между Китаем и Европейским союзом», – отметил Карин. Как мы видим, существуют серьезные перспективы экономического сближения Китая и Европы в ближайшей перспективе. Если это произойдет, то США значительно утратят свое экономическое влияние в Европе и будут вынуждены проводить свою торговую политику в фарватере китайской. Это противоречит нынешней внешнеторговой политике Америки, а поэтому, скорее всего, в ближайшем будущем со стороны администрации Д. Трампа следует ожидать громких заявлений в адрес противодействия «торговой экспансионистской политики» Китая.

Также следует отметить, что товарооборот между Китаем и 28 странами Европейского Союза в первом полугодии 2017 года составил 514 млрд. евро. Из них 344 млрд. евро приходится на китайский экспорт в европейские страны. Что касается европейского экспорта в Китай, то он составляет 170 млрд евро. То есть на два отправленных из Китая в Европу контейнера только один идет из Евросоюза в Китай.

В контексте дальнейшего развития торговых отношений между Китаем и Европой важную роль играет строительство Российской Федерацией высокоскоростной железной дороги Москва – Казань. Эта магистраль – часть более масштабного проекта, транспортного коридора «Евразия». Магистраль до Владимира, которую в будущем продлят до Казани, станет первым участком высокоскоростной магистрали (ВСМ) «Евразия» – амбициозного транспортного проекта, который сейчас активно обсуждается на различных международных площадках. Предполагается соединение двух самых мощных мировых систем высокоскоростных железных дорог – Китая (свыше 23 тысяч километром магистралей ВСМ) и Европы (более 7 тысяч километров) для перевозки грузов и пассажиров. Обсуждаются различные варианты трассировки: через Казахстан, Сибирь, Алтай, но все задействуют территорию России и маршрут Челябинск – Екатеринбург – Казань – Москва. Первые высокоскоростные поезда по этому маршруту смогут пойти уже в 2023 году. Морской транспорт постепенно уступает в конкуренции и авиации, и автомобильному и железнодорожному транспорту в перевозке наиболее дорогих видов грузов, как правило, не крупнотоннажных, а поэтому именно сейчас важно развивать эту магиcтраль для скорейшего открытия нового транспортного коридора.

По словам президента Центра экономики инфраструктуры Владимира Косого, анализ существующего распределения перевозки групп товаров по видам транспорта и объема совокупных транспортных затрат между теми же видами транспорта позволил вычислить потенциал переключения грузов на сухопутный коридор «Евразия» – 17,5 миллиона тонн к 2030 году. Только на корреспонденции КНР – ЕС – КНР к 2030 году объемы грузовой базы для высокоскоростных поездов может составить 4,9 миллиона тонн при потребности в контейнерных и почтово-багажных перевозках по уже существующей инфраструктуре в 4 миллиона тонн.

Исходя из вышеприведенных фактов, можно сделать вывод о том, что развитие торговых и экономических отношений между Китаем и Европой имеет достаточно большие перспективы. Учитывая тот факт, что европейские страны и Китай взаимно заинтересованы в развитии торговых отношений, существует предположение о том, что дальнейшее развитие таких проектов, как «Новый экономический Шелковый путь» и «Морской шелковый путь ХХІ века», а также сухопутного коридора «Евразия» в позитивном отношении скажется на увеличении товарооборота. В дальнейшем развитие внешнеэкономических отношений может привести к увеличению объемов взаимных инвестиций в различные отрасли.
 

 

УкрАгроКонсалт

 

пальмовое масло, современные технологии производства здоровой пищи