Китайская сторона изучает возможности по переработке мяса в Украине и его импорта - Александр Руденко

02.08.2016

Сможет ли Украина накормить мир? Урожаи растут, но в структуре нашего экспорта преобладает сырье, а не готовый продукт с добавленной стоимостью. Лишь по нескольким направлениям технологии агропроизводства перешли на новый уровень, и об украинских растительных маслах или продукции птицеводства заговорили во всем мире.

В подавляющем же большинстве экспортных контактов урожай с поля направляется прямо в порт. Но в крупных агрохолдингах говорят, что работают над тем, чтобы в среднесрочной перспективе изменить ситуацию к лучшему. Какие новые международные рынки готовы открыться для экспорта готовой украинской агропродукции нам рассказал Александр Руденко, директор по развитию бизнеса холдинга UkrLandFarming.

РБК-Украина: Александр, что мешает украинским аграриям создавать производственные мощности по переработке сырья и выходить на внешние рынки с готовой продукцией?

Александр Руденко: Чтобы экспортировать готовую продукцию, компания должна владеть современными мощностями по переработке сырья, а для этого нужны немалые инвестиции. Для примера, новый современный и высокотехнологичный мясо- или молокоперерабатывающий комплекс минимально обойдется в 30-40 миллионов долларов.

Кроме того, нужно не забывать о немалых инвестициях в сырьевую базу, к примеру, в улучшение генетики, модернизацию животноводческих ферм. Срок окупаемости таких значительных вложений составит значительно больше 10 лет. Если проанализировать все риски, связанные с этими инвестициями на текущий момент, то они на достаточно высоком уровне.

РБК-Украина: Из-за непрогнозируемости налоговой политики?

Александр Руденко: Не только из-за этого, хоть во время реализации таких долгосрочных проектов инвестор должен быть уверенным в неизменности правил игры после очередной перезагрузки власти. Риски еще и чисто экономические: перерабатывающий завод не только нужно обеспечить сырьем, но и иметь сильные позиции на рынках сбыта, кроме того, нужна их диверсификация. Спрос на рынках – как раз это и сдерживает развитие перерабатывающего направления во многих агрохозяйствах. Возможности внутреннего рынка сейчас весьма ограничены, потому что упали доходы потребителей, а высокая конкуренция на внешних рынках заставляет серьезно инвестировать в качество продукции.

Скажем, чтобы начать экспорт мяса в страны Европы, наши производители должны иметь современные линии забоя, безупречный технологический процесс и утилизацию отходов. Кроме того, существенно инвестировать в системы менеджмента качества и пройти дорогую европейскую инспекцию и получить так называемый "еврономер". И многим украинским производителями сейчас это не по карману. Поэтому они и сосредотачиваются сейчас на экспорте сырья, осторожно инвестируя в модернизацию активов.

РБК-Украина: Компаниям сейчас практически нечем финансировать строительство перерабатывающих мощностей?

Александр Руденко: Ситуация сейчас у многих довольно непростая. Даже доходы от экспорта не дают оснований для оптимизма. На внешних рынках цены на зерно упали. К примеру, в 2012 на переговорах в Китае нам давали 340 долларов за тонну кукурузы. Сейчас цена упала до 160-170 долларов. А операционные расходы в гривне значительно выросли. Поэтому многие экспортеры сейчас находятся перед выбором: либо инвестировать в постройку новых или глубокой модернизации действующих перерабатывающих предприятий, не имея гарантированной уверенности относительно рынков сбыта продукции, либо наращивать и качественно улучшать существующую сырьевую базу и двигаться в поиске партнеров для совместных проектов.

РБК-Украина: Какая из этих стратегий сейчас более оптимальная?

Александр Руденко: На текущий момент последняя, ведь компания сосредоточивается на качественном выполнении контрактов с традиционными импортерами и получает возможности расширять географию экспорта. UkrLandFarming фокусируется на своих ключевых компетенциях, мы, конечно, имеем достаточно большой портфель проектов, в том числе и в строительстве новых перерабатывающих предприятий, закупке железнодорожных вагонов и другие. Но эти проекты, на наш взгляд, в нынешних условиях не имели бы большого эффекта, учитывая существующую ограниченность ресурсов. Поэтому компания сфокусувалась на проектах, которые в текущих условиях дают максимальный и быстрый эффект - на развитии собственной сети элеваторных комплексов.

Мы уже построили и ввели в эксплуатацию соответствующую инфраструктуру – фактически это наш первый, значительный вклад в построение украинского "зернового "Газпрома". Сейчас холдинг владеет мощностями для единовременного хранения порядка 3 млн тонн зерна и имеет в среднесрочной перспективе возможности увеличения этой отметки на полмиллиона тонн. Обладая крупнейшей сетью новых элеваторных комплексов, среди которых есть два крупнейшие в Евразии – в Заводском и Степановке, мы можем гарантировать безусловное и оперативное выполнение контрактов на значительные объемы экспорта.

Вторым таким шагом будет зерновой терминал в морском порту "Южный" мощностью в 10 миллионов тонн перевалки, что позволит существенно нарастить объемы экспорта и подтвердить конкурентоспособность украинской агропродукции на мировых рынках. В конце концов, если взглянуть на другие компании, то они тоже инвестируют в логистику и инфраструктуру. Очевидно, что мир сейчас больше настроен покупать наше сырье, чем продукцию с добавленной стоимостью. Но мы постепенно движемся и в этом направлении.

РБК-Украина: Но порт это не единственная возможность для транспортировки зерна?

Александр Руденко: Конечно, у нас очень существенные запросы на нашу продукцию из Европы. И везти сырье из Западной Украины в черноморский порт, а затем морем транспортировать ее в порты Северной Европы и Балтики, чтобы оттуда отправить, скажем, в Польшу – это как минимум нецелесообразно с точки зрения логистики. Поэтому в прошлом году мы ввели в эксплуатацию терминал в Мостиске на Львовщине. Это наша самая западная точка хранения зерна. У нас немалые земельный банк и производственные мощности в Западной Украине, поэтому логично было построить новый зерновой комплекс.

Мы не только оборудовали его высокопроизводительным узлом отгрузки, в котором отгрузка продукции происходит сразу в вагоны, которые стоят на пути европейского стандарта, но и построили фактически хаб. Благодаря этому мы получили выигрыш по времени, ведь операции по замене колесных пар это затраты, как по времени так и по деньгам. Более того, это преимущество получают и наши клиенты, которые хранят свою продукцию у нас, потому что они имеют те же функции, что и мы. Фактически, наш зерновой терминал в Мостиске стал хабом "Украина-Европа", а в порту "Южный" станет хабом "Украина-мир".

РБК-Украина: На какие рынки, по вашему мнению, Украина имеет возможность значительно увеличить экспорт собственной аграрной продукции?

Александр Руденко: Базовые для экспорта регионы – страны Западной Азии и Северной Африки, Восточной и Юго-Восточной Азии, и страны-члены ЕС. Конечно, на этих рынках мы конкурируем со странами Северной и Южной Америки, в частности, с Бразилией и Аргентиной. Вполне очевидно, что наибольший спрос на агропродукцию сейчас формируется именно на этих рынках. Эти динамичные рынки будут расти в долгосрочной перспективе, ведь их тренд – изменение доходов и потребительских предпочтений, увеличение численности населения, а следовательно – рост потребления продовольствия.

РБК-Украина: Как вы оцениваете динамику переговоров о поставках украинской продукции?

Александр Руденко: Уже появились экспортные контракты с Филиппинами, Индонезией, Бангладеш. Очередь стран Юго-Восточной Азии на нашу агропродукцию растет. Постепенно открывается рынок Ирана, который был под санкциями 11 лет. Эта страна имеет собственное производство агропродукции, но его мощностей недостаточно, чтобы удовлетворить внутренний спрос, поэтому они заинтересованы в закупке партий зерна, мяса и яичного порошка. Интересуется нашей агропродукцией и Ирак, который полностью закупает продовольствие за рубежом, в частности зерновые, масло, мясо, яичную и молочную продукцию.

Мы видим определенный рост интереса со стороны иракских компаний на украинскуй живой КРС, говядину и продукцию птицеводства. Но с момента переговоров до заключения контракта должно пройти определенное время, за которое следует протестировать логистику, несколько изменить систему откорма и забоя скота. На эти процессы нужно не меньше, чем 4-6 месяцев.

РБК-Украина: Какой украинской продукцией интересуются новые экспортные страны?

Александр Руденко: Обычно, это традиционный портфель продуктов компании: зерновые, говядина, яичные продукты. Наш главный клиент находится не в категории B2C, а в категории B2B. Скажем, предприятия пищевой промышленности широко используют яичный порошок для производства выпечки, майонезов, и тому подобное.

РБК-Украина: А какой продукцией сейчас интересуются европейцы?

Александр Руденко: Кукурузой "ukrainian origin". Скажем, зерно нашего холдинга соответствует всем требованиям европейских стандартов, что и формирует на него спрос со стороны тех же Испании и Нидерландов, обычно со стороны комбикормовой или биоэтанольной промышленности. Не следует забывать тот факт, что главной целью европейского законодательства является не только обеспечение высокого уровня защиты здоровья населения и интересов потребителей и, в определенной степени еще и защита здоровья животных, потребляющих корма, и даже защита окружающей среды.

Замечу, что в рамках соглашения свободной торговли между Украиной и ЕС поставки наиболее чувствительных для сторон товаров происходит без пошлины в рамках тарифных квот. Это значит, что фактически можно экспортировать любое количество продукта, заплатив вне квоты другой уровень тарифа. По ряду торговых позиций, таких как пшеница, кукуруза, яичный порошок, мясо птицы украинские производители очень быстро выбирают эти квоты и осуществляют поставки сверх оговоренных квот объемов.

Администрирование тарифных квот ЕС осуществляется по двум принципам: "первый пришел – первый обслуживается" и через систему импортных лицензий. Оформление ввоза товара в рамках тарифной квоты осуществляется в зависимости от наличия неиспользованного остатка соответствующей квоты на момент подачи сопроводительных документов. Первым оформляется тот товар, сопроводительные документы которого поступили первыми. Таможенные органы государств-членов ЕС через Еврокомиссию списывают объемы поставок по соответствующей тарифной квоте. Остатки объемов квот публикуются в онлайн-режиме на специальном сайте.

Через систему лицензий есть определенный общий алгоритм, где европейское предприятие-импортер, имеющее договорные отношения с украинскими экспортерами, должно подать соответствующие заявки, получить импортные лицензии и осуществить страховые взносы при получении лицензии.

Обычно наш покупатель сравнивает два показателя: качество и стоимость. Наша продукция имеет хорошее качество и конкурентную цену по сравнению с европейскими аналогами, поэтому ее экспорт значительно превышает квотируемые объемы.

РБК-Украина: С течением времени структура экспорта может измениться в пользу продуктов переработки?

Александр Руденко: Я уверен в этом. Мир глобализируется, и изменение культуры потребления обуславливает спрос на новую продукцию. Скажем, Китай еще 30 лет назад не потреблял столько протеинов, сколько потребляет сейчас. Но на рынок пришли транснациональные сети, которые в определенной степени реформировали потребительские предпочтения, а это привело к изменению спроса. И китайцы, которые отродясь не употребляли томатной пасты, не смотря на то, что являются ее крупнейшими производителями, теперь даже импортируют ее. Так же несколько десятилетий назад были диковинкой для них гамбургеры, а это создает спрос на говядину в значительных объемах.

РБК-Украина: Из Украины тоже?

Александр Руденко: А разве мясо наших коров не вкусное? За счет большого количества населения, роста его благосостояния, спрос на говядину в Китае может иметь скачкообразный рост. И это возможность для нас, ведь мы можем поставлять им качественные продукты. Это и замороженные полутуши, подготовленные субпродукты, и даже премиальный сегмент. Однако выйти на их рынок, пожалуй, труднее, чем на все остальные.

РБК-Украина: Чем обусловлены эти трудности?

Александр Руденко:Здесь целый комплекс предпосылок. Прежде всего надо иметь надежного партнера на внутреннем рынке Китая. В дальнейшем, если вы уже продаете кому-то кукурузу, то со временем сможете расширять ассортимент, к примеру, торговать маслом или яичным порошком.

Также надо учитывать и определенные культурологические и ментальные особенности китайцев. Очень хорошо это объясняет концепция концентрических кругов, где в центре стоит китайский человек, для которого важность другого человека определяется по нахождению его или ее в соответствующем кругу. Иностранцев, которые фактически находятся за пределами этих кругов, китайцы относятся весьма и весьма осторожно, что и не удивительно. Так что пока ты не поймешь, как они формируют свое восприятие мира, "своим" для них не станешь, тем более – в бизнесе.

Кроме того, китайская сторона обычно настаивает, чтобы перерабатывающие предприятия работали исключительно на их территории, это стандартная практика. Однако в последнее время появляется и другой тренд, речь заходит и о проектах, в которых добавленная стоимость может создаваться и за пределами Китая.

РБК-Украина: Возможна ли реализация этих проектов в Украине?

Александр Руденко: Да, сырьевая база для этого есть, ведь рынок России, на который украинские товаропроизводители поставляли до 90% своей мясомолочной продукции, до сих пор закрыт и вряд ли мы получим доступ к нему в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Сейчас очевидно, что китайская сторона изучает возможности по созданию переработки мяса в Украине и его импорта. Но это должны быть продукты очень высокого качества. Ведь американцы - традиционные поставщики агропродукции в Китай - подняли планку качества очень высоко.

Так, в свое время мы были единственной украинской частной компанией, которая получила разрешение поставлять кукурузу в Китай. Но как мы добились этого? Инспекторы соответствующего компетентного органа (AQSIQ) провели целое исследование, посевной материал мы используем, у нас агротехнологии, на каком поле мы выращиваем кукурузу, как и чем ее собираем, как и в чем транспортируем в порт. Фактически мы вышли на контракт, когда инспекторы подали отчет о качестве и безопасности всех процессов, связанных с зерном.

Но как мы добились этого? И система контроля качества, которую акционер компании Олег Бахматюк ввел в первую очередь в растениеводстве, в значительной мере убедила китайских инспекторов в необходимости включить нас в перечень экспортеров. Замечу, что аналогов нашей комплексной системы в Украине нет. Мы знаем все о почвах, в которые сеем высококачественные семена с собственных семенных заводов. Соответствующие специалисты компании максимально точно рассчитывают нужное количество средств защиты растений, контролируют качество процессов обработки засеянных площадей, уборки урожая и отправки с поля на элеватор, а затем в порт. И с этой информацией может ознакомиться каждый, кто желает покупать нашу продукцию.

РБК-Украина: Кто-то еще за границей интересуется проектами перерабатывающих предприятий украинского сырья?

Александр Руденко: Европейцы выражают интерес к нашему животноводству, потому что убедились, что ukrainian food – это прежде всего качество. Со стороны крупных европейских игроков, которые сфокусированы на глубокой переработке мяса и его дистрибуции, есть интерес к Ukrlandfarming, как к крупному системному игроку украинского рынка, который имеет мощную собственную сырьевую базу, и соответствующие компетенции в мясоперерабатывающей отрасли. Все это дает возможность реализовать совместные проекты в данном направлении. Одновременно с этим, очевидно, что со стороны государства необходимо стимулировать создание совместных высокотехнологичных предприятий в агросекторах, которые нацелены на создание добавленной стоимости.

 

РБК Украина