Массандровские вина в России назвали «винным напитком»

28.05.2014

Россия не признает продукцию «Массандры» вином, а называет «винным напитком». Акциз в этом случае выше в 50 раз. Также для «Массандры» теперь полностью закрыт зарубежный рынок.

Гендиректор «Массандры» рассказывает о сложностях, с которыми главное винодельческое предприятие Крыма столкнулось в переходный период.

Валовый сбор зерновых в Крыму составит до 980 тыс тонн при урожайности 18-20 центнеров с гектара.

«Массандра» разливает 10 миллионов бутылок вина в год – в Украине она занимала первое место среди производителей марочных вин. В составе России крымское предприятие сохранит статус лидера – но для этого нужно, чтобы знаменитые крымские вина признали именно вином, а не «винным напитком». Почему крымские вина не соответствуют российским стандартам, гендиректор «Массандры» Николай Бойко рассказал в интервью корреспонденту информагентства «Интерфакс», экс-редактору «Республики» Дмитрию Жмуцкому.

– Николай Константинович, что изменилось для «Массандры» после вхождения Крыма в состав России? Как это отразилось на работе предприятия?

– По духу мы россияне, и, конечно, есть эйфория. Мы счастливы, что вернулись на Родину. Но мне как «красному директору» важно отделить эмоциональную часть от конкретных факторов, влияющих на работу предприятия.

Мы мечтали, что «Массандра» украсит своими винами российский рынок – уже не как импортер, а как свой, родной, отечественный производитель. Но оказалось, что за 23 года, пока мы жили в разных квартирах, российское и украинское законодательства, регулирующие рынок алкоголя, разошлись в разных направлениях. И сейчас я вижу – с удивлением, с тревогой, даже с ужасом – что мы со своей продукцией не вписываемся в российское законодательство.

Крепленые вина, которые мы крепим хлебным или свекловичным спиртом, это, по российским нормам, «винный напиток». Представляете, наш всемирно известный «Мускат белый Красного камня» – это «винный напиток»! Наша гордость – кагор «Южнобережный», мадера «Массандра», херес «Массандра» – это все «винные напитки»! Наш красный портвейн «Ливадия» – любимый портвейн Николая II – стал «винным напитком»!

Это обязывает нас соответствующим образом позиционировать свой продукт: писать «винный напиток» на этикетках, хотя большинство наших вин делаются по классическим, академическим технологиям, так же, как более ста лет назад.

Плюс Россия не заинтересована в присутствии на рынке «винных напитков», поэтому акцизный сбор на них выше, чем на вино. Акцизный сбор на продукцию «Массандры» будет примерно в 50 раз выше, чем мы платили на Украине.

Пока ситуация складывается так, словно нас никто не ждет, и в родной стране условия для «Массандры» хуже, чем были раньше. Это для нас трагедия. Трагедия личная, только наша – потому что во всей России только «Массандра» делает вино по принципам классической, академической школы виноделия. Люди, которые делают вино из концентратов за две-три недели, оказались в более выигрышном положении. А наш продукт становится неконкурентоспособным.

– Позвольте наивный вопрос: что мешает «Массандре» перестроить технологию в соответствии с российскими требованиями закона и крепить вина виноградным спиртом, а не хлебным или свекловичным?

– Мы экспериментировали, пробовали крепить виноградным спиртом, как нам рекомендуют. Такие попытки делаются уже вторую сотню лет – еще в 1880‑е годы виноделы Сергей Охрименко и Саломон Александр Егорович пробовали это сделать.

– И какой результат?

– Только продукт испортили. Не получили того результата, который получили бы, если бы крепили вино хорошим хлебным спиртом.

– Получается, виноградный спирт для ваших целей хуже, чем хлебный?

– Дело вот в чем. Хлебный спирт по уровню очистки в десятки раз превосходит виноградный. Виноградный спирт – это сивуха, там явные сивушные тона. Если в Португалии зайти в подвалы фирмы «Сандеман» – одного из ведущих в мире производителей портвейна – вас угостят вином не моложе девяти-десяти лет.

Столько времени нужно, чтобы выветрился сивушный дух, который вино приобретает от виноградного спирта. Молодой портвейн просто пить нельзя!

Мировые стандарты разрешают нам использовать нынешние технологии крепления.

Мы отправляем вино по всему миру – и ни у кого не возникает вопросов к нашему способу крепления. Ни на аукционе Sotheby’s, ни на Christies, ни на Heritage, ни на Bonhams, ни на торгах в Японии, ни на конкурсе в Сеуле – нигде никого это не смущало!

Читайте: Крымские аграрии научат уральцев выращивать ценное сырье для парфюмерии

Так что я удивлен позицией российских законодателей. Не могу понять, с какой целью они ввели эту норму.

– Вы сообщили об этой проблеме в Минсельхоз России?

– Да, мы изложили ситуацию в письмах, о ней знают на самом высоком уровне. В связи с «Массандрой» предстоит решить целый ряд вопросов – например, федеральный мы субъект или крымский. Надеюсь, все эти вопросы будут решены. Нам с коллегами, конечно, хотелось бы, чтобы побыстрее. Но мы понимаем – молочные реки с кисельными берегами на второй день в составе России у нас не потекут. Нужна тяжелая, кропотливая работа – в том числе и с нашей стороны. И мы работаем.

– Поставки за границу вина продолжаете?

– Дальнее зарубежье для нас сейчас закрыто – из-за того, что Украина и Россия побили горшки. Мы отправляли вина на Восток – в Китай, Японию, Индонезию, Корею, Непал, на Тайвань – контейнерами через Одессу и дальше морем. Теперь этот путь закрыт, мы ищем новые. Продукцию в Белоруссию, например, отправляем через Россию – путь получается длиннее и дороже. Мы даже в Россию грузы отправляем с великим трудом – не вагонами, как раньше, а машинами. Вопросы транспортных коммуникаций нужно решать быстро, немедленно. Мое мнение – следует восстанавливать морской транспорт. Ялтинский порт прекрасно подготовлен для приема пассажиров, Феодосийский и Керченский порты – под приемку грузовых паромов.

А пока на повестке дня у нас – восстановление поставок в страны Дальнего Востока и Азии. Есть заказы из Канады, из США, из Китая. Отправлять их будем через Новороссийский порт. Я бы очень хотел начать эти отправки до конца мая.

– Большие объемы заказов?

– Не грандиозные. «Массандра» и раньше экспортировала в сравнительно небольших объемах. Мы готовим всего 10 миллионов бутылок вина в год. Наша задача на международном рынке – не провести экспансию, не задавить конкурентов – у нас для этого просто не хватит объемов продукции – а украсить рынок.

– Продолжаются ли поставки ваших вин на Украину?

– Пока реализация наших вин потихоньку идет. Что дальше – непонятно. Неясно вообще, как Украина будет строить экономические отношения с Крымом, какие механизмы предусматривает статус, как они назвали, «оккупированной территории». Будут ли санкции для тех, кто будет торговать нашим вином?

Надеюсь, украинские власти, отвечая на эти вопросы, будут учитывать интересы своих граждан, потребителей. Многие по 30–40 лет пьют «Массандру», они полюбили наши вина и хотят видеть их на столе.

– Привлекались ли к сезонным работам на виноградниках «Массандры» жители «материковых» регионов Украины?

– Да, каждый год. Сейчас в объединении «Массандра» трудятся 2300 человек, но во время уборки у нас количество сотрудников увеличивалось вдвое. Приходили пенсионеры, плюс до тысячи человек в год приезжали со стороны. К нам ехали из самых бедных регионов Украины – они там купюру в 50 гривен (около 6 долларов по курсу 2013 года – ИФ) месяцами не видели. Некоторые оставались не только на уборку, работали у нас по 6–7 месяцев в году – и неплохо зарабатывали.

По нынешним миграционным правилам, граждане Украины могут въехать в Крым на 90 дней, потом нужно на такой же срок вы­ехать, и только потом можно будет вернуться.

– Сколько земель «Массандра» потеряла за время в составе Украины? Почти весь Южный берег Крыма охватила застройка, часто незаконная…

– Я начал работать директором 2 марта 1987 года – еще при СССР. У «Массандры» на тот момент было 4 тысячи гектаров виноградников. Сегодня у нас по-прежнему около 4 тысяч гектаров. Говорю «около 4 тысяч» только по той причине, что часть виноградников мы раскорчевали, а новые не посадили.

 

allcrimea.net