Мучной рынок Казахстана: «Чудес не бывает!», - Евгений Ган

17.03.2014

Корреспонденту ИА «Казах-Зерно» удалось побеседовать с президентом Союза зернопереработчиков и хлебопеков Евгением Ганом. По его мнению, из всего происходящего на мучном рынке Казахстана, сегодня интересным может быть только то, что связано с девальвацией.

- Уже больше месяца казахстанские переработчики трудятся в условиях нового курса доллара. Есть ли какие-либо ли результаты?


- Итогов особых нет, я так считаю. Рынок еще не успокоился, и на то есть объективные причины. На зерновом рынке не произошло того, чего все очень ждали. Наш крестьянин в своих ценовых расчетах очень привязан к доллару, девальвация тенге по большому счету в психологии ничего не поменяла.

Другое дело, готов ли рынок покупать за эти 200 долларов. По муке же получилось так. Мучной рынок больше привязан к национальной валюте, и некоторые аналитики начали говорить, что теперь мука станет привлекательней. Но как, если цена на зерно поднялась? Мы ведь давно работаем в экономике и должны понимать, что чудес не бывает, никого не проведешь. Поэтому кто-то дорабатывает остатки зерна по старым ценам, кто-то пытается вписаться в меморандумы, которые сейчас заключены для стабилизации цен на хлеб.

- Кстати говоря, они уже подписаны. Но мы проходили это не один раз, и все постоянно жалуются, но мы снова подписываем.

- Позиция союза в этом отношении не поменялась. Еще тогда, по итогам подписания меморандума 2012 года, когда мука и зерно стали гулять на рынке, не только внутри, но и за пределами страны, когда это поломало рынок для честных участников, то я публично заявил, что больше такие меморандумы подписывать не буду. Я, как президент союза, считаю, что это правильно. Если же нам подписывать его, то тогда вполне логичным было бы, если бы под ним еще подписывались не только производители муки, но и производители зерна.

К меморандуму отношусь достаточно скептически. Да, произошла девальвация, это большой экономический удар, удар по всему населению.

- Как только мы получили новый курс доллара, сразу стартовала активная пропаганда, и все виднейшие деятели АПК ратовали, что наш производитель теперь будет как сыр в масле кататься. В течение всего месяца мы беседовали с фермерами и переработчиками, которые до сих пор не испытывают дикой радости от произошедшего.

- Ну, это может быть потому, что они просто масло не нашли, там где можно покататься. А если серьезно, то, как я уже говорил, чуда не бывает. Ведь никто не думает о том, что солнышко пригревает. Еще недели 2-3, и у зерна, которое лежит под открытым небом, появятся первые признаки самосогревания. Пойдет первый пар, который очень быстро превратится в дымок. Производители все еще считают, что вдруг когда-то все-таки будет заветная цена - 300 долларов. Ее не будет! Даже несмотря на то, что мировой рынок сейчас шатнулся из-за событий в Украине. Но, опять-таки, это произошло не из-за того, что стало меньше зерна. Это результат спекуляции.

- Многие утверждают, что в мире сегодня много зерна, а на нашей среднеазиатской оси его вполне достаточно.

- Интересная вещь произошла осенью, когда зерно массово вывозилось из страны, я имею в виду в Россию. Особенно это было заметно по северу Казахстана. В связи с этим произошла забавная вещь. На сегодня, допустим предприятия Костанайской области, как бы это не удивительно звучало, испытывают определенный дефицит зерна. Возникает вот какой вопрос, с которым соглашаются и аналитики российского рынка: очевидно, должны быть еще какие-то механизмы, по учету перемещения товаров внутри  Таможенного союза. Потому что серая составляющая зернового экспорта (автотранспортом) в том году  была не очень большой, а в этом - довольно ощутимая. До полумиллиона тонн вывозится таким образом.

Новость на Казах-зерно:Я говорил об этом представителям Евразийской экономической комиссии, и они согласились, что этот вопрос нужно учитывать. И это касается не только зерна. Пришла пора говорить об этом вслух.

- Следовательно, мы не можем точно посчитать, сколько зерна осталось в стране?

- Более того, мы никогда не узнаем. В этом году понятно, что события по переучету зерна на элеваторах и все эти системные вещи, конечно, приведут к четкому пониманию реального состояния дел. Но опять же у нас остается еще одна составляющая - наличие зерна у крестьянских хозяйств. А эти данные, мягко говоря, эфемерные. Я в своих расчетах их стараюсь не учитывать, для того, быть твердо уверенным в своих цифрах…

Вопрос статистики вообще интересная вещь. У нас внутреннее потребление продуктов сильно колеблется, и когда пытался выяснить, почему - долгое время не мог понять. Так, у нас внутреннее потребление варьируется от 1 450 тыс. до 1 800 тыс. тонн в год. Когда это накладываешь на урожайность, то все совпадает. Чем выше урожай в Казахстане, тем меньше внутреннее потребление, и наоборот.

Звучит не совсем логично, но посмотрите на схему: чем больше урожай - тем больше теневого зерна, соответственно меньше статистики, а значит, и внутреннего потребления, и наоборот.

- Следующий болезненный вопрос по Кыргызстану, который ввел пошлину на ввоз.

- Насколько вообще корректно в стране, которая получает гуманитарную помощь, вводить торговое ограничение? И насколько корректны действия Кыргызстана, который стремится вступить в Таможенный союз и пользуется сейчас определенными таможенными послаблениями? В этом отношении мне более импонирует позиция Узбекистана, которые в своем указе откровенно написали «С целью развития собственного мукомольного производства». В этом есть логика, их можно понять.

А здесь, что было сделано? Летом были введены антидемпинговые разбирательства, после в постановление были внесены странные изменения. Сами кыргызские партнеры говорят, что казахстанская мука дешевле и лучше. Но если это так, то значит, надо суетиться, повышать качество своего продукта, снижать себестоимость. У нас на полках стоит же российская мука, но мы тревогу не бьем. К тому же, если покупатель станет активно ее скупать, для нас это будет звоночком, значит, что-то не так с ценой или с производством.

- Казахстанское мукомолье сегодня возвращает свои утраченные позиции?

- Мы, можно сказать, отыграли свои позиции. У нас с приходом нового урожая ценовая планка на зерно упала, экспортная привлекательность повысилась. В результате мы не на 45% объемы сократили, а меньше. Мы поставили на внешние рынки 1 755 тыс. тонн за 2013 год. В 2012-м этот показатель был в пределах 2,2 млн. тонн. Т.е. 450 тыс. повисания, а это сколько мельниц осталось без работы, сколько мукомольных комбинатов обанкротилось. Мало того, посчитайте назад мультипликативный эффект. 450 тыс. тонн, это грубо говоря, 500 тыс. га - пшеница, выращенная на этой площади, оказалась не востребована мукомолами. А производители это сразу чувствуют.

- По итогам текущего маркетингового года, сколько уже экспортировано муки?

- Февраль у нас выпал, и по вполне понятным причинам. Я считал, что мы за месяц успокоимся, но сейчас складывается ощущение, что мы все еще не видим четкой картинки происходящего. Потому что предложения на рынке еще не сомкнулись. Кто-то за 33 тыс. тенге готов продать тонну зерна, кто-то не снижает уровень торга ниже 38. До тех пор, пока диапазон предложений не сузится, говорить о стабилизации картины бесполезно. Скорее всего, установится ситуация с приходом тепла, когда возникнет сразу два фактора: сырое зерно и подготовка к посевной кампании.

 

Казах-Зерно