Нам интереснее азиатские рынки, чем ЕС — гендиректор агрохолдинга KSG Agro

24.12.2013

Сергей Мазин, генеральный директор KSG Agro, рассказал Delo.UA о планах холдинга на следующий год и перспективах развития свиноводческого направления компании

Сергей Викторович, этот год был непростой для аграрных компаний. Довольны ли Вы результатами этого сезона?

В этом году мы собрали урожай в два раза больше, чем в прошлом. Однако ситуация остается непростой, ведь цены на зерновые в мире существенно снизились. Сложной была и посевная кампания. Совпало сразу несколько факторов — неблагоприятные погодные условия, сжатые сроки посева, низкая стоимость зерновых. Озимый клин компании остался практически такой же, как в прошлом году. Мы несколько увеличили посевы рапса и ячменя, а также немного снизили посевы пшеницы. К слову, рапс стал в этом сезоне одной из самых рентабельных культур по компании. Весной 2013 года мы заключили форвардные контракты с транснациональными операторами и продавали эту культуру фактически выше рыночной цены. В сложившейся ситуации главное конкурентное преимущество компании — вертикальная интеграция. Если цены на зерновые пошли вниз, то цены на свинину практически не изменились.

Компания также работает в мукомольном бизнесе. Есть ли планы по развитию этого направления?

Сложно говорить о сверхрентабельности в мукомольном бизнесе. Оптовые цены на муку снизились пропорционально ценам на зерновые. На данный момент мы работаем над повышением эффективности этого направления. Увеличивать объемы переработки мы не планируем. Будем работать на тех мощностях, которые у нас есть.

В прессе появлялась информация о желании компании выйти из хлебного бизнеса и продаже своих хлебных активов. Почему приняли такое решение?

Действительно, согласно нашей отчетности, хлебозаводы числились как активы, которые могут быть проданы. Хлебный бизнес не являлся нашим профильным. Нам поступило хорошее предложение, и мы активы продали.

На каком этапе строительство свиноводческого комплекса — одного из ключевых направлений деятельности компании?

Мы завершили вторую стадию реконструкции, ввели в действие репродуктор. Уже родились первые поросята. На конец ноября их было 6 тыс. По состоянию на 5 декабря — более 11 тыс. На данный момент уже родилось около 19 тыс. поросят. Датская генетика себя полностью оправдала. Средний показатель рождаемости — 14 поросят на свиноматку. Это очень хороший показатель, он будет увеличиваться. Мы видим большую перспективу в этом сегменте. Это возможность повышения маржинальности всего бизнеса.

Какие планы до конца 2013 года?

До конца этого года мы планируем выйти на четверть планируемых показателей — около $11 млн продаж и около $3 млн валовой прибыли. К концу 2014 года мы запустим половину от планируемых мощностей комплекса. Мы ожидаем получить около $25 млн продаж и около $5-7 млн валовой прибыли. В 2016 году мы планируем запустить комплекс на полную мощность — это порядка $50 млн продаж и около $12 млн валовой прибыли. Большую часть мяса на данный момент мы реализуем в живом весе. У нас есть небольшой собственный мясокомбинат, часть мяса перерабатываем на полуфабрикаты.

Как будет развиваться бизнес в 2014 году?

С января 2014 года мы поменяем структуру реализации свинины. Около 50% свиней мы будем продавать в весе 25-30 кг для дальнейшего выращивания на базе других производителей. Ранее наши покупатели вынуждены были завозить таких поросят из Европы. Сотрудничество с нами более выгодно — это и дешевле, и меньший стресс для животных.

С апреля 2014 года мы начнем продавать взрослых свиней в весе около 110 кг. Большая часть свиней будет реализована вне компании в живом весе.

Компания продает свинину в живом весе. Нет ли планов по строительству собственного убойного цеха?

Мы сейчас рассматриваем разные возможности и варианты, которые нам дает рынок. Вертикальная интеграция — вещь хорошая. Главное — соблюдать меру. Возможно, имеет смысл на нынешнем этапе кооперироваться с партнерами и переносить в их зону ответственности убой и реализацию мяса. Нам более интересно сконцентрироваться на реконструкции производственных мощностей и повышении показателей эффективности работы компании.

Вы ищете такого партнера?

Мы ведем переговоры с рядом компаний.

Производство свинины в Украине становится достаточно интересным бизнесом как для украинских, так и для внешних инвесторов. Не повысит ли это конкуренцию в сегменте, что может повлиять на снижение его прибыльности?

Приход других игроков в этот бизнес, конечно, усилит конкуренцию. Мы ее не боимся. У нас мировые технологии и лучшая себестоимость. Эту конкуренцию не смогут вынести те компании, у которых высокая себестоимость производства мяса.

На данный момент компания не занимается экспортом продукции. Насколько вам интересен выход на внешние рынки?

В первую очередь мы намерены работать на внутренний рынок. В перспективе нам, конечно же, интересен экспорт мяса за границу, в первую очередь на азиатские рынки. Украинское мясо востребовано в Юго-Восточной Азии. Мы верим в перспективность китайского рынка.

Заинтересованы ли в поставках на европейский рынок?

В этом вопросе на первое место выходит цена. В ЕС за счет целого комплекса причин, в том числе государственной поддержки, достаточно низкие цены на свинину. До последнего времени стоимость свинины в живом весе составляла 1,2-1,3 евро за кг. Цены в Украине выше. Чем дальше на Восток, тем цены выше. Очевидно, что при такой ценовой конъюнктуре нам более интересны азиатские рынки, чем рынок ЕС.

Оцените перспективность российского рынка.

Рынок этот перспективный и дефицитный, особенно с учетом проблем российских производителей из-за распространения африканской чумы свиней. Мы надеемся, что вход на этот рынок будет более прозрачный. Мы рассматриваем разные варианты выхода в Россию — через продажу животных, через продажу мяса.

Интересны ли холдингу совместные проекты с российскими компаниями?

Да, интересны. К примеру, это может быть поставка нами племенных поросят в Россию и совместное выращивание уже там. Мы рассматриваем разные варианты.

Хотите ли создать собственную торговую марку для реализации свинины?

Это интересно, но данная задача не является для нас первоочередной. Несомненно, покупатель должен знать, мясо какого производителя он приобретает. Продажа фасованного мяса под торговой маркой — это отдельный сегмент бизнеса. Фасованное мясо в торговле стоит дороже, а значит не всем потребителям это подходит. Думаю, что со временем мы придем к собственной торговой марке.

Сейчас земельный банк компании 96 тыс. га. Уточните планы по его расширению...

Во второй половине 2014 года мы планируем увеличить земельный банк до 115 тыс. га. В ходе IPO мы заявляли, что до конца 2016 года увеличим земельный банк до 150 тыс. га. На данный момент мы ставим себе более высокую планку — 200 тыс. га. Не так давно мы несколько оптимизировали свой земельный банк для улучшения управляемости. Мы продали юнит, который находился в Хмельницкой области, и купили компанию практически с таким же земельным банком в Днепропетровском регионе. Мы концентрируем земельный банк в наших "целевых" регионах — Днепропетровская, Харьковская, Херсонская области и Крым.

То есть, можно ожидать, что следующие покупки будут в этих же регионах?

Думаю, что да.

Сергей Викторович, не так давно Вы заявляли, что инвестиции компании в следующем году составят $54 млн. С учетом нынешней ситуации в Украине привлечь средства крайне сложно. Как будете решать эту проблему?

По многим статьям инвестиционной программы на следующий год уже определены источники финансирования. По многим пунктам уже подписаны договора. Есть вопросы по финансированию программы производства пеллет из люцерны. Мы работаем над этим.


Дело