Подсолнечник для агрария, как золотовалютный запас, защищающий от инфляции - Олег Волощук

07.03.2016

В феврале в СМИ появилась новость о том, что ПАО «Нежинский жиркомбинат» (Черниговская область) планирует до конца 2016 г. построить на базе действующего предприятия первую очередь мультикультурного маслоэкстракционного завода (МЭЗ).

О новом заводе и ситуации на рынке AgroPortal.ua поговорил с кандидатом экономических наук, членом наблюдательного совета «Нежинского жиркомбината» Олегом Волощуком.

Ощущают ли сейчас переработчики дефицит семечки на рынке и какие сценарии развития ситуации они видят?

Олег Волощук: В Украине сложилась ситуация, когда крупные фермеры стали финансово и  материально обеспечеными. Они знают, что в октябре-ноябре можно купить по самой низкой цене семена, удобрения, средства защиты растений. В эти месяцы сельхозпроизводители продают часть зерновых, и на эти деньги покупают все необходимое. Сейчас в масложировой отрасли сложилась непростая ситуация. По данным нашей профильной ассоциации «Укролияпром», уже переработано больше 6 млн т семечки и еще приблизительно такое же количество хранится у сельхозпроизводителей, но эти семена они выставляют маленькими партиями на продажу, по мере необходимости в оборотных средствах.

Фермеры держат подсолнечник, как золотовалютный запас, защищающий от инфляции. Сейчас начало марта. Посевная кампания стартовала, но мы не видим продажи крупных объемов семечки, а значит потребность фермеров в оборотных средствах пока не большая. Аграрии продолжают держать высокую цену, с ценой меньше 11 тыс. грн/т — не подходи.

Должно пройти 2-3 недели, чтобы они «созрели» и поняли, что цена опустилась на 500 грн. Из-за этого почти все заводы отрасли недозагружены и если раньше в феврале не работали 2–3 завода, то сейчас уже намного больше заводов работают на 50%, или полностью остановили производство.

То есть они вообще простаивают?

Олег Волощук: Они делают сейчас плановые ремонты для того, чтобы позже активно включится. Если раньше в июле все заводы заканчивали переработку и месяц проводили капремонты перед новым сезоном, то сейчас многие думают, что можно сделать ремонт весной. За этот период можно накопить семечку и начать работу без остановок до будущего урожая.

Самая высокая цена на масло, обыкновенно, в июне-июле. В этот период очень выгодно перерабатывать семечку и продавать масло. Затем в августе цена начинает уже откатываться вниз, так как все ожидают нового урожая. На данный момент мы для себя видим, что будем закупать и перерабатывать подсолнечник до июля месяца. В июне начнут поступать первые партии семян рапса и в июле-августе будем перерабатывать эту культуру. С середины сентября перейдем на подсолнечник.

Какой является цена на семечку сейчас, она продолжает расти?

Олег Волощук: Цена то снижается, то повышается. В октябре мы покупали в среднем по 8 тыс. грн/т, в ноябре-декабре она доходила до 10,6 тыс. грн/т, потом снизилась до 9,2 тыс. грн/т, сейчас цена поднялась до 11 тыс. грн/т и мы надеемся, что за март снизится до 10 тыс. грн/т.

Цена на масло снижается, была в январе на уровне 775 $/т, а сейчас она откатились к 745 $/т с доставкой в порты Украины. Это связано с началом уборки урожая в Аргентине и Бразилии, которая стартовала в марте. Мы прогнозируем, что цена на масло может упасть еще на $20-30, соответственно упадет и цена закупки переработчиками семян подсолнечника.

Есть ли смысл переработчикам строить элеваторы для хранения семечки с целью самообеспечения сырьем?

Олег Волощук: Смысл есть и очень большой. Большинство международных трейдеров имеют свои элеваторные мощности. У них дешевые финансовые ресурсы, которые привлекаются с международных рынков по минимальной кредитной ставке в районе 3-4% годовых.

К примеру, они покупают по самой низкой цене, во время уборки урожая культуры на которых компания специализируется. И хранят на своих элеваторах, пока цена не вырастет и им будет максимально выгодно экспортировать или продавать переработчиками.

Мы тоже собираемся увеличить емкость наших элеваторов. Сейчас у нас их два,  в Черниговской и Киевской областях.

«Нежинский жиркомбинат» будет строить новый МЭЗ? Расскажите о нем.

Олег Волощук: Мы уже начали строить маслоэкстракционный завод на нашей территории. До конца 2016 года мы построим первую очередь по переработке 1000 т подсолнечника в сутки. В 2017 году планируется строительство второй очереди завода по переработке 1000 т безкожурных семян — сои, рапса, льна.

Откуда рассчитываете привлекать инвестиции под новый завод?

Олег Волощук: Это средства компании и непосредственно акционеров. Есть договоренности с несколькими банками, о предоставлении нам кредитных линий. Несколько лет мы сотрудничаем по разным программам с ЕБРР. Но мы поняли, что ЕБРР выгоднее дать один кредит крупной структуре, допустим, $40 млн, чем четырем компаниям по $10 млн, потому что согласований и работы  с документами у них будет в 4 раза меньше. И соответственно, хоть они сейчас и декларируют, что уже готовы кредитовать средний бизнес, но еще, по нашей информации, ни одного кредита выдано не было.

Вы будете импортировать оборудование для завода? В условиях девальвации национальной валюты это большой риск.

Олег Волощук: Мы поддерживаем нашего украинского производителя — черниговскую компанию «Тан». Оборудование, которое они производят, надежное и хорошего качества. Мы с ними работаем много лет по многим направлениям, сначала это было оборудование для фасовки, затем покупали у них фильтры для очистки масла, и большое количество прессов разной мощности. С каждым годом ассортимент выпускаемого оборудования у них расширяется и в этом году они для нас производят оборудование для цеха экстракции.

Вы продаете бутылированное масло?

Олег Волощук: Фасуем под заказ и продаем под своей торговой маркой, но мы больше сконцентрированы на оптовой продаже. Поставляя масло в украинские розничные сети, расчет происходит от 30 до 45 дней. Для нас это очень длительный период и мы стараемся максимально оборачивать наши финансовые средства. Каждый день отгружаем масло в цистернах  и флекситанках в страны Европейского союза или порты.

Многие в этом году заинтересовались переработкой сои и рапса. Почему?

Олег Волощук: Рапсовое масло пользуется большим спросом в Европе. Ментально европейцы привыкли к рапсовому, а не к подсолнечному маслу. Подсолнечника у них выращивается в разы меньше, чем в Украине. Та же ситуация с Израилем. Там только арабское население и выходцы из стран СНГ употребляют подсолнечное масло, все остальные употребляют рапсовое и другие виды масел.

Рапс было очень выгодно выращивать в Украине до падения цен на нефть. В тот период Европа максимально потребляла рапсовое масло для производства биодизеля. Сейчас в связи с падением цен на нефть биодизель уже не конкурирует с ценами на нефтепродукты. В 2015 году самым большим покупателем рапсового масла был Китай, который купил больше 45% масла. Что касается переработки сои, то раньше Украина завозила импортный соевый шрот с Южной Америки, а сейчас за последние 10 лет мы собираем уже урожай около 4 млн т соевых бобов, из которых, к сожалению, всего 800 тыс. т было переработано в 2015 году, а остальные семена были экспортированы.

Наша проблема в том, что мы продаем масличное сырье, и его перерабатывают в других странах. Я надеюсь, что придет время, когда наше государство поймет, что нужно поддержать национальную маслоперерабатывающую отрасль и введет пошлину на вывоз семян сои и рапса, чтобы были загружены сырьем украинские заводы, создавались новые рабочие места, выплачивались заработные платы и платились налоги в нашей стране.

Есть ли задолженность у компании по возмещению экспортного НДС?

Олег Волощук: Мы выдерживаем все критерии, которые требует налоговая инспекция, чтобы быть на «автоматическом возврате НДС». У экспортеров всегда были и есть проблемы с возмещением НДС. В 2015 году у нас, к сожалению, период возмещения составил больше 10 месяцев. Надеемся, что в этом году у государства будет возможность возмещать экспортный НДС намного быстрее, так как это наши оборотные средства, которые многие заводы получили в виде банковских кредитов и платят за них проценты.

Расскажите о перспективах переработки льна в Украине?

Олег Волощук: Льняное масло — узкоспециализированное и очень полезное для здоровья. Все мы в детстве потребляли рыбий жир, насыщенный омега-кислотами. Полноценный растительный заменитель рыбьего жира — это льняное масло.

Его покупают фармацевтические компании для производства натуральных лекарственных препаратов и химические концерны, которые производят натуральные лаки и краски самого высокого ценового сегмента и качества. В 2013 году я ездил с государственной делегацией в Китай, где мы подписали многолетний договор на поставку украинского льняного масла китайскому государственному химическому концерну.

К сожалению, в Украине выращивают небольшой объем семян льна — около 35 тыс. т. Часть этого урожая перерабатываем мы, а остальное скупают разные компании и продают заводам для переработки в другие страны.

Вы работаете с фермерами на условиях форварда и каким образом будете удерживать своих поставщиков?

Олег Волощук: Мы работаем с сельхозпроизводителями и с компаниями, которые поставляют семена, удобрения и средства защиты растений. Фермер, компания-поставщик и мы заключаем трехсторонний договор. Мы гарантируем то, что выкупим будущий урожай в полном объеме. У нас сейчас сложилась ситуация, когда зона выращивания масличных у каждого завода получается где-то от 100 до 200 км вокруг него. То есть чем дешевле у тебя цена семян и транспортные затраты, тем дешевле себестоимость масла.

Наша компания старается работать в четырех ближайших областях: Черниговской, Киевской, Сумской и Полтавской. У нас около 300 фермерских хозяйств-партнеров, с которыми мы постоянно ведем переговоры. Конкурентная борьба между маслоперерабатывающими компаниями очень жесткая, каждый старается удержать свой рынок семян и поддержать своих фермеров, с которыми сотрудничает из года в год.

Надо фермеру деньги — пожалуйста, мы готовы помочь частично финансами, семенами, удобрениями, готовы поддержать по другим программам. Если нужно, мы выступим поручителем перед банком, что весь урожай масличных культур выкупим по рыночной цене на момент продажи. А банк под эти условия выдаст кредитную линию или оформит технику в лизинг.

Вы осуществляете экспорт сами или через посредников?

Олег Волощук: Мы экспортируем масло, жмых и пелеты без посредников. Но бывают случаи, когда на внутреннем рынке в связи с колебанием курса, или у компании стоит недозагруженный корабль в порту, чтобы не платить штрафы могут предлагать цену выше в гривне, мы продаем компаниям, которые сами экспортируют, но это скорее исключение.

Насколько привлекательным для поставок масла является рынок Беларуси?

Олег Волощук: «Нежинский жиркомбинат» — самый северный маслоперерабатывающий завод, мы ближе всех находимся к странам Прибалтики и Беларуси. Рапс в этих странах выращивается, а семена подсолнечника, из-за климатических условий пока нет, но через годы может и они будут выращивать.

Десять лет назад и в Черниговской области семечку не выращивали. Национальные традиции белорусского народа в потреблении масла очень близки к украинским, мы работаем со всеми их маслозаводами и маргариновыми комбинатами. К сожалению, государственные заводы Беларуси рассчитывались не вовремя, поэтому мы ограничили некоторые из них в поставках продукции.

В чем проблема работы с госкомпаниями и с компаниями Белоруссии? В том, что они не имеют права делать предоплату в валюте. То есть они рассчитываются только по факту прихода цистерны к себе на завод. Они взвешивают, делают лабораторные анализы, и только потом делают заявку на биржу и покупают валюту, если она есть в продаже. Отсрочка платежа составляет приблизительно от 15 до 30 дней. Поэтому мы стараемся продавать с определенной премией к цене, чтобы покрывать затратную часть за отсрочку платежа.

Когда в Белоруссии были большие курсовые колебания белорусского рубля, то заводы с нами не рассчитывались больше 90 дней.  Надо было или подавать в международный суд, или платить штрафы за невозврат валютной выручки. К сожалению, в этом сезоне российское масло в больших объемах начало поступать на рынок  Белоруссии из-за того, что приблизительно на 10-20% сократился экспорт масла из России в Турцию.

Вы рассчитываете поставлять масло в Иран? 

Олег Волощук: Мы считаем, что это интересное направление. Иран 1 очень большая страна, которая будет потреблять большой объем масла, шрота и зерновых из Украины. Но для этого нужно, чтобы их банки начали полноценно работать по экспортно-импортным операциям с украинскими банками, так как раньше все финансовые операции проходили через банки Турции, что было не совсем удобно, повышалась стоимость транзакции.

Есть ли возможность сейчас нарастить поставки в Турцию?

Олег Волощук: Мы стараемся нарастить поставки, но ценовая политика турецких покупателей менее привлекательная, потому что страна находится в непосредственной близости к России, Румынии и Болгарии, то есть у нее есть возможность покупать у многих поставщиков Черноморского региона по самой низкой цене. Поэтому для нас лучше всего условия и цена, которые предлагают покупатели из Индии, Китая и стран Европейского союза, куда мы продаем основную часть всего ассортимента украинских растительных масел.

 

AgroPortal.ua