Проблемы с финансированием проектов были из-за политкризиса - интервью с директором ЕБРР в Украине

08.09.2016

Шевки Аджунер надеется, что ЕБРР в 2017-м выйдет на запланированные показатели по финансированию проектов в Украине

В последнее время все чаще можно услышать нарекания мол, международные финансовые институты и доноры выстроились в очередь на финансирование перспективных украинских проектов, только вот эти инвестиции осваивать некому. В августе менеджер проектов Всемирного банка в Украине Клавдия Максименко заявила, что Украина просто не хочет осваивать выделенные деньги и что "проекты Всемирного банка больше всего нужны Всемирному банку". Более того, по ее словам с аналогичными проблемами сталкиваются ЕБРР и Европейский инвестиционный банк.

В беседе с "Сегодня.ua" вице-премьер – министр экономики Степан Кубив отметил, что еще в мае с ЕБРР они заключили соглашение на открытие в Украине 15 офисов ведения малого и среднего бизнеса. Через эти офисы предприниматели получают консультации, как оформить кредит, как открыть бизнес и т.д. По вопросу выборки донорских денег, по словам Кубива, есть практика действий и план выполнения. "Понятно, что оно подвязано и под соответствующее реформирование. Когда мы говорим о реформировании, мы говорим и о принятии законов в Верховной Раде. К большому сожалению, мы не сумели на прошлой сессии принять все законы с точки зрения энергетического поля, ведения малого и среднего бизнеса, приватизации", – сказал нам Кубив.

В беседе с "Сегодня.ua" директор представительства ЕБРР в Украине Шевки Аджунер сказал, что инвестиции перестали приходить в Украину примерно с прошлого ноября – как только начался политический кризис. И пока он не закончился, активности на инвестиционном поприще не наблюдалось. В целом же, офису ЕБРР в Украине работается проще чем, к примеру, Всемирному банку. Их деньги не привязаны к реформам: есть проект – финансируют, нет проекта – нет денег. Об этом далее в блиц-интервью с директором ЕБРР в Украине Шевки Аджунером для "Сегодня.ua".

untitled_07

Данные с сайта ЕБРР об активности в Украине

- Ранее представители ЕБРР говорили, что в 2016 году Банк готов инвестировать в разные проекты в Украине около 1 млрд евро. Сколько денег уже выбрано, по каким программам?

- Сейчас эта сумма ниже, чем мы изначально ожидали. Потому что у вас был этот политический вакуум (кризис – Авт.) в начале года. И инвесторам потребовалось время, чтобы быть уверенными в том, куда они вкладывают деньги. Потому что мы не даем деньги правительству – нас просят частные предприниматели и правительство, конечно же, вкладывать деньги в проекты. Но, если проекты "низкие" (процентная ставка по проекту низкая)… За оставшиеся четыре месяца этого года мы надеемся нарастить нашу помощь. Потому что, сказать наверняка, первые четыре-пять месяцев этого года были очень медленными (в плане финансирования проектов – Авт.). Но я надеюсь, что импульс реформ даст движение вперед, и в 2017-м мы выйдем на запланированные показатели (по финансированию проектов в Украине на 1 млрд евро – Авт.). В этом году все идет явно медленнее, чем в прошлом. И в приоритете останутся те же проекты, которые мы финансировали в течение последних 20 лет.

untitled_06

Данные с сайта ЕБРР

- А можете поподробнее рассказать о проектах, какие все же удалось профинансировать в этом году?

- Много поддержки было в инфраструктурные проекты "тяжелого" бизнеса для регионов у Черного моря. Также мы оказывали поддержку и другим проектам, к примеру, направленным на повышение стоимости основного продукта Украины – сельскохозяйственных товаров. В этом году мы поддерживаем другую лидирующую сферу – IT-сектор – один-два дополнительных проекта. Но, что более важно, мы хотим вложить деньги в малый и средний бизнес, который находится на первых ступенях своего роста. Также мы инвестируем в энергетические проекты, проекты энергоэфективности и проекты, связанные с возобновляемыми источниками энергии. Также мы охотно поддерживаем инфраструктурные проекты, много вложили в транспорт. Но во всем, что мы делаем, важным приоритетом остается проекты энергоэфективности.

- Многие из них уже работают…

- Да, конечно. Ранее в этом году было заявлено, что продолжила действовать государственная программа энергоэффективности (программа софинансирования из бюджета утепления жилых домов – Авт.). ЕС также поддерживает эту программу с помощью определенной суммы грантовых денег. И 25% суммы "теплых" кредитов возмещается за счет государства (если человек берет кредит на утепление своего жилья – Авт.), чтобы повысить энергоэфективность вашей, моей квартиры. Такую же поддержку мы оказываем ведомственным учреждениям в ряде областей, а начали с Запорожья. Помимо финансирования проектов мы также оказываем консультационные услуги с тем, чтобы правильно написать проекты и получить финансирование. И, конечно же, мы поддерживаем финансовую систему – мы даем деньги банкам, а они, в свою очередь, – бизнесу и населению.

14203390_1019229904860832_807250258679919153_n

Фото facebook.com/ebrdbasukraine

- Вы сказали о приоритете – проекты по энергоэфективности. В то же время народ жалуется, что тарифы непомерно возросли, а правительство даже не создало специальную программу по энергосбережению и т.д., которая бы финансировалась за счет сверхпоступлений от ЖКХ.

- Конечно, правительство может создать такую программу и располагает ресурсами для ее продвижения. Опять же, мы видим, что тарифы повысились, но усилиями этого правительства эти деньги возвращаются назад к потребителям в виде энергосберегающих проектов и т.д. Что автоматически сокращает потребление энергоресурсов. Это хорошая политика.

- Но, почему-то, эту хорошую политику не совсем видно. Вы считаете, усилий правительства здесь достаточно?

- Никогда не бывает достаточно – это бесконечно. Но вы должны увеличивать и усиливать поддержку в этом направлении.

- Правда, что некоторые инвестиционные программы ЕБРР были привязаны к получению Украиной третьего транша МВФ?

- Привязаны, потому что бизнес хочет видеть, что Украина выполняет взятые на себя обязательства (для получения транша кредита МВФ – Авт.), чтобы иметь уверенность в инвестициях. Я еще раз повторюсь: если есть эффективный проект – мы даем деньги, нет проекта – нам нечего делать, потому что мы не проводим программного финансирования, как другие институции. Что касается другой донорской помощи, особенно макрофинансовой, конечно, она привязана к конкретным реформам, фискальной дисциплине (что является требованиями МВФ по получению транша – Авт.).

 

Сегодня