Российские поставщики продуктов страдают от мониторинга цен сильнее, чем иностранные конкуренты

18.08.2014

Уже более недели — после того как правительство запретило ввоз в Россию некоторых видов сельхозпродукции из США, стран ЕС, Норвегии, Канады и Австралии — розничные сети, несетевые магазины и рынки отчитываются перед чиновниками о минимальных и максимальных ценах на 40 основных продуктов питания. Мониторинг цен был налажен после президентского указания не допустить ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию.

Генпрокуратура создала межведомственную рабочую группу по противодействию правонарушениям, способствующим повышению цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию: ценовым сговорам, биржевым спекуляциям, влияющим на рост цен, и др. Сотрудник органов прокуратуры сообщил, что, если эта группа выявит нарушения, прокуратура будет принимать меры реагирования — такие как предписания и обращения в суды. Телефон представителя Генпрокуратуры не отвечал.

Минпромторг заявлял, что первый мониторинг не выявил существенного роста цен. Представитель министерства рассказывает, что сети сигнализируют о желании их поставщиков поднять цены, предоставляют максимально подробную информацию об этом, после чего Минпромторг выясняет причины роста в соответствии с законами и внутренним документооборотом. Что имеется в виду под соответствием закону и внутренним документам, чиновник не сказал, а вот представитель одного из поставщиков уверяет, что, если любой из контрагентов розничной сети заявит о повышении цен, сети сразу же осведомляют об этом компетентные государственные органы. По его словам, чиновники перезванивают и объясняют поставщикам, что нельзя так делать.

Официальных уведомлений поставщиков о повышении цен нет, говорит представительница «Дикси» Екатерина Куманина, и по большинству товаров, которые попали под запрет на ввоз, есть предварительные договоренности: «Мы уже понимаем, что и чем будем замещать».

Специальных указаний, о повышении цен на какие товары нужно уведомлять власти, нет, продолжает Куманина: «Мы будем рассматривать каждый отдельный случай, искать альтернативы. В конце концов, допускаем ситуацию, что будем принимать обоснованное повышение цен, чтобы не допустить пустых полок».

Представитель другого ритейлера говорит, что уведомляет чиновников о возможном повышении цен поставщиками по тем видам продуктов питания, которые пересекаются с санкционным списком, а не только по 40 продуктам.

«Если раньше персики шли из Испании, а сейчас из Чили, то очевидно, что затраты на логистику точно будут выше, поэтому говорить о росте цены в этом случае не совсем корректно», — говорит Максим Гришаков, гендиректор компании «Спар ритейл», управляющей сетью супермаркетов Spar в Москве. Бывают ситуации дефицита, как с красным болгарским перцем, когда поставщики решили поднять на него цены из-за снижения предложения вскоре после санкций, говорит Гришаков: «Но теперь цены стабилизировались, ситуация выровнялась. Мы не поднимаем цены сразу после уведомления, мы ищем альтернативы, если их нет, то мы принимаем повышение цены».

Неофициально поставщики говорят, что возможно повышение цен, но на официальные переговоры пока никто не выходит, говорит один из ритейлеров, — вероятно, намерение Минпрома вмешиваться в отношения поставщика с ритейлерами сдерживает этот процесс. У новых партнеров закупочные цены отличаются как в большую, так и в меньшую сторону, критических колебаний пока нет, заверяет он.

«Компания будет ориентироваться исключительно на цены поставщиков сырья, добавляя наценку дистрибутора максимум в 2%», — говорит представитель ГК «Русское море» Илья Березнюк. На прошлой неделе Федеральная антимонопольная служба предостерегла «Русское море» от повышения цен.

У корпорации «Органик» (молочные продукты и овощи) планов заработать дополнительную маржу на санкциях нет, сообщил гендиректор компании Денис Прасолов, но компания следит за ценами на ГСМ, семенные материалы, тару и прочие сырье и материалы: «Без весомых причин повышения цен не будет точно».

Основная причина роста цен — низкий уровень импортозамещения, указывает Сергей Виноградов, директор по продажам холдинга «Помидорпром». Например, Россия импортирует 95% томатной пасты, хотя могла бы быть одним из крупнейших мировых производителей этого продукта. Из-за недавнего роста цен на томатную пасту в Китае все российские производители соусов и кетчупов сейчас заявляют о повышении цен для ритейла, констатирует он.

«И заявлениями правительства, и решениями отраслевых союзов такой рост цен не остановить», — уверен Виноградов из «Помидорпрома».

В текущей ситуации поставщики и импортеры оказались между молотом и наковальней, говорит директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров Дмитрий Востриков: «Не ясно, сколько смогут в таких условиях работать поставщики». До сих пор, если возникали колебания в ценах, поставщик направлял уведомление ритейлеру, доказывал причины роста себестоимости и затрат и только после обоснования, на которое могло уходить и три месяца, и полгода, ритейлер утверждал новые цены, рассуждает он. «Теперь ритейл говорит о готовности сдерживать цены, что он выполняет распоряжение правительства “держать цены”, если поставщики не будут повышать цены. То есть срок рассмотрения изменения цен может вырасти еще больше», — опасается Востриков. Если мы хотим избежать спекулятивного роста цен, надо создать механизмы, чтобы контролировать, насколько объективны причины повышения цены поставщиком, предлагает Востриков: «Для этого есть отраслевые союзы, аналитика, биржи».

Исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Андрей Карпов говорит, что сети будут принимать повышение цен только в случае складывающейся конъюнктуры рынка — если и другие поставщики аналогичной продукции предлагают изменение цены; если же другие поставщики не меняют цену, то оснований для принятия новых цен нет.




Ведомости