Российский опыт гибких пошлин

29.02.2016

Елизавета Малышко, ведущий эксперт зернового рынка «УкрАгроКонсалт»

В феврале исполнился год с момента введения Россией пошлин на экспорт пшеницы. Мы решили проанализировать, насколько эта ограничительная мера выполнила возложенную на нее функцию, и имеются ли у нее дальнейшие перспективы. 

Собственно история вопроса началась во второй половине 2014 года, когда резкое снижение курса рубля стимулировало рост экспорта и повышение внутренних цен. Так, темпы экспорта российского зерна в первой половине 2014/15 маркетингового года опережали показатели такого же периода предыдущего года примерно на 30%. Цены на пшеницу в этот же период выросли на 70%.

С целью стабилизации  ситуации на внутреннем рынке зерна с 1 февраля 2015 года была введена  экспортная пошлина на пшеницу в размере 15% таможенной стоимости плюс 7,5 евро, но не менее 35 евро за 1 тонну.

Россия. Внутренние цены на пшеницу, 2014/15МГ, RUB/MT, EXW

Нужно признать, что введение ограничительных мер действительно принесло эффект: экспорт зерна значительно снизился, как и внутренние цены на пшеницу.

Однако у ограничительных мер всегда есть и обратная, негативная сторона. На фоне продолжающегося снижения мировых котировок столь высокий размер пошлины существенно снижал конкурентоспособность российского зерна, а кроме того, значительно «бил по карману» фермера, поскольку экспортеры снижали закупочные цены на внутреннем рынке почти на величину пошлины.

С учетом приближающегося высокого урожая в 2015 году, продолжать сдерживать внутренние цены означало оставить сельхозпроизводителя без прибыли. При этом рубль, по-прежнему, девальвировал, и отмена пошлины означала бы очередной неконтролируемый виток экспорта и рывок внутренних цен.  Потому было принято соломоново решение: пошлину сохранить, но формулу ее расчета пересмотреть и поставить в зависимость от курса рубля.

Новая формула расчета вступила в силу с начала нового сезона 2015/16, с 1 июля 2015 года. Перед этим экспортерам был предоставлен краткий период (с 15 мая по 30 июня) беспошлинного экспорта, во время которого и фермеры, и экспортеры старались как можно быстрей реализовать нераспроданные остатки старого урожая. И именно этим объясняется нетрадиционный всплеск отгрузок зерна в июне 2015 года (смотри график выше).

По итогам отработанного сценария можно было сделать следующие выводы:

  • Пошлина «35 евро+» существенно ограничивает экспорт и переключает зерновой поток на внутренний рынок;
  • Ограничение экспорта приводит к недополучению прибыли не только трейдером, но и фермером, что грозит в недалеком будущем недосевом;
  • Ограничение экспорта приводит к сокращению валютного потока в страну, что приводит к ослаблению экономической ситуации в стране;
  • Требует повышенных бюджетных затрат, поскольку излишки зерна выкупаются государственным фондом, чтобы поддержать отечественных сельхозпроизводителей.

Все вышеприведенные доводы были приняты к сведению при изменении схемы расчета пошлины. По новой формуле ставка пошлины номинирована в рублях, а размер составлял 50% от таможенной стоимости минус 5500 руб. за тонну, но не менее 50 руб. за тонну.

С 1 октября правительство увеличило вычитаемую часть до 6500 руб. за тонну, а минимальную сумму пошлины снизило с 50 до 10 руб. за тонну. Таким образом, контроль экспорта сохраняется, однако ставка пошлины не наносит существенного ущерба конкурентоспособности российского зерна и почти не давит на внутренние цены.

Полная версия статьи доступна подписчикам еженедельного издания «Итоги недели», а также раздела «Он-лайн доступ на сайт» от УкрАгроКонсалт.

 

 

УкрАгроКонсалт