Российский рынок зерна: удачный 2015-й, перспективный 2016-й

21.12.2015

Уходящий год для российского рынка зерна был скорее успешным, чем неудачным, считают опрошенные РИА Новости аналитики: несмотря на ограничения экспорта, стагнацию мировых цен и негатив в геополитике, Россия собирает высокие урожаи зерновых и наращивает поставки пшеницы за рубеж.

Первая половина 2016 года также обещает быть удачной: несмотря на сохранение экспортной пошлины на пшеницу, пока есть все основания ожидать высокого экспорта зерна из России — этому будет способствовать достаточно высокий урожай. Правда, негативным фактором могут стать низкие мировые цены на зерно.

Новый год может также принести России выход на новые рынки зерна — например, на китайский, хотя пока аналитики сомневаются в перспективах этого направления. Одновременно, открывая новые рынки, отечественное зерно едва ли потеряет старые: несмотря на непростые отношения с Турцией и Египтом, эти страны вряд ли сократят закупки российской пшеницы.

 Хороший урожай, рекордный экспорт

В целом, эксперты называют 2015 год скорее удачным для зернового рынка, чем неудачным, однако они сходятся на том, что год был непростым. С одной стороны, в 2014-2015 сельскохозяйственном году Россия собрала один из самых больших урожаев зерновых в истории — 105,3 миллиона тонн. Это, в свою очередь, позволило отправить на экспорт рекордные объемы зерна — более 30 миллионов тонн.

Вторая половина уходящего года — и первая половина сельхозгода 2015-2016 — также прошла достаточно неплохо. Эксперт Аналитического центра при правительстве РФ Елена Разумова указывает, что урожай зерна за этот период также неплохой. Во вторник глава департамента растениеводства Минсельхоза РФ Петр Чекмарев заявил, что производство зерна в России достигло 103,4 миллиона тонн в чистом весе.

Ранее первый замглавы министерства Евгений Громыко говорил, что урожай зерна в России в 2015 году в чистом весе может составить 102 миллиона тонн. Потенциал экспорта зерна оценивается Минсельхозом на уровне 30 миллионов тонн. По данным ФТС, к 9 декабря Россия экспортировала 17,8 миллиона тонн зерновых, в том числе 13,4 миллиона тонн пшеницы.

Год борьбы

Однако, если в производстве зерна в течение календарного года плюсов было больше, чем минусов, то для экспортеров ситуация была не столь радужной. "Прошлый сельскохозяйственный сезон был вполне успешный, но мог быть еще успешнее, если бы не вводилась экспортная пошлина", — говорит президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский.

Россия для стабилизации ситуации на внутреннем рынке зерна с 1 февраля ввела экспортную пошлину на пшеницу. Первая версия ее формулы с привязкой к курсу евро действовала до 15 мая, после чего была отменена. С 1 июля была введена новая формула пошлины — с привязкой к рублевым ценам на зерно, однако в сентябре была изменена и она. С 1 октября экспортная пошлина на пшеницу составляет 50% от таможенной стоимости минус 6,5 тысячи рублей за тонну, но не менее 10 рублей за 1 тонну.

"Если мы говорим про календарный год, то две пошлины подряд – ничего хорошего в этом нет. Здесь были испытания для экспортеров, не самые благоприятные. Экспортная пошлина – это ущерб для зернового хозяйства в целом, пошлина отнимает прибыль и у сельхозпроизводителей", — указывает гендиректор компании "ПроЗерно" Владимир Петриченко.

"Одна пошлина, вторая пошлина, потом видоизменение пошлины – это была борьба, был год борьбы", — заключает он.

В свою очередь замглавы департамента стратегического маркетинга компании "Русагротранс" Игорь Павенский отмечает, что на экспортеров зерна также негативно повлияло падение мировых цен на зерно. "Они вынуждены были экспортировать при относительно высоких внутренних ценах, а доходность была на минимальном уровне за счет возврата налога на добавленную стоимость", — пояснил эксперт.

Надежды и опасения 2016 года

Первая половина 2016 года, то есть окончание текущего сельскохозяйственного сезона, оценивается аналитиками с умеренным оптимизмом. "Если ничего не изменится и механизм взимания пошлины сохранится, то по пшенице мы превысим прошлогодние объемы экспорта", — говорит Павенкский.

По его оценкам, экспорт зерна в 2015-2016 сельхозгоду может составить 31,5 миллиона тонн, включая 23 миллиона тонн пшеницы. "Объемы экспорта вероятнее всего останутся на прошлогодних уровнях", — считает в свою очередь Разумова из Аналитического центра при правительстве.

Однако у гендиректора "ПроЗерно" не самые радужные ожидания на 2016 год. "У нас идет ценовая стагнация на мировом рынке. Я не знаю, какой будет курс, поэтому если говорить о мировом рынке – есть ценовая стагнация", — пояснил Петриченко. Он добавил, что, если в будущем году курс валют будет стабильным, то на российском рынке цены на зерно также будут стабильны.

"Ценовая стагнация для всех производителей – это вред. При том, что затраты на средства производства будут расти — а это совершенно очевидно, мы это все понимаем", — указывает аналитик. Он обращает внимание на то, что, в частности, с января будет повышен тариф на грузовые перевозки железнодорожным транспортом. "Как ни крути, но затраты на производство будут расти", — сетует Петриченко.

На восточном фронте без перемен

Новый год может принести для российских компаний новые возможности в восточном направлении. Например, сейчас активно обсуждается вопрос начала поставок зерновых из России в Китай. 17 декабря Россия и КНР подписали протоколы о фитосанитарных требованиях к пшенице, кукурузе, рису, сое и рапсу, экспортируемых из РФ в Китай. Фактически, это означает открытие китайского рынка для поставок этих видов культур из России.

Китай разрешил поставки пшеницы, выращенной на территории Алтайского и Красноярского краев, а также в Новосибирской и Омской областях. Кукуруза, соя, рис и рапс должны быть выращены на территории Хабаровского, Приморского и Забайкальского краев, Амурской области и Еврейской автономной области. Россельхознадзор ожидает, что переговоры с бизнесом о поставках зерна в КНР начнутся в ближайшие дни.

Кроме того, в конце ноября Вьетнам включил Россию во временный реестр стран-экспортеров зерна на срок до 31 марта 2016 года. А в сентябре 2015 года об интересе к поставкам российского зерна в Монголию заявлял замглавы Минсельхоза РФ Сергей Левин.

В то же время аналитики скептически относятся к перспективам экспорта зерна из РФ на азиатские рынки. "Я не очень верю в открытие рынка КНР, это политическое решение: пока партия и правительство Китая не дадут команду фитосанитарным службам, они ничего не откроют и будут ставить препятствия", — считает глава РЗС Злочевский.

"Быстрого прорыва на китайском фронте ждать пока наивно. Что касается наших продвижений в Юго-Восточной Азии, это тоже рынок непростой", — солидарен с ним гендиректор "ПроЗерно".

Разумова из Аналитического центра при правительстве в свою очередь отмечает, что для выхода на азиатские рынки зерна у России, во-первых, отсутствуют торговые контракты в этой сфере, а во-вторых, не развита инфраструктура для поставок — терминалы, вагоны, порты. "Кроме того, там приходиться конкурировать с давним азиатским зерновым партнером — Австралией", — добавляет она.

Отсутствие связей с локальными компаниями мешает также массовому выходу российского зерна на рынки Ближнего Востока — например, в Иран. "Кроме того, сейчас в мире наблюдается крайне высокий уровень запасов зерна, конкуренция тоже очень высокая, поэтому занимать новые ниши сложнее", — продолжает эксперт Аналитического центра.

Еще одним ограничением роста торговли со странами Ближнего Востока, по ее словам, является рост собственного производства зерновых в этом регионе. "Тем не менее, в течение трех-четырех лет при сохранении текущих объемов валовых сборов зерновых, закрепление на рынках стран Ближнего Востока — очень вероятный сценарий развития сектора", — указывает аналитик.

Старый друг лучше новых двух

Впрочем, если Россия и не сможет открыть для себя новые зерновые рынки, то как минимум не потеряет проверенных покупателей своего зерна — Египет и Турцию. По злой иронии судьбы, именно с основными импортерами российской пшеницы были связаны, пожалуй, главные внешнеполитические новости 2015 года.

В конце октября произошла крупнейшая катастрофа в истории российской и советской авиации: лайнер Airbus A321 авиакомпании "Когалымавиа", который летел из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург, разбился на Синае. На борту находились 217 пассажиров и семь членов экипажа, большинство — россияне. Все они погибли.

Чуть менее месяца спустя турецкий истребитель F-16 сбил в Сирии российский бомбардировщик Су-24. Президент РФ Владимир Путин назвал это "ударом в спину" со стороны пособников террористов. После инцидента глава РФ подписал указ о мерах по обеспечению нацбезопасности и о специальных экономических мерах в отношении Турции.

После этих событий неоднократно возникали опасения о сокращении поставок зерна из РФ в Египет и Турцию, которые занимают первое и второе место по закупкам российской пшеницы. Однако эксперты указывают: охлаждение отношений с этими странами пока не повлияло на объем экспорта зерновых из России.

"Геополитическая ситуация, связанная с Египтом и с Турцией, на поставках зерна, по большому счету, не сказалась. По мелочи негатив есть, но в целом поставки продолжаются в рабочем режиме", — рассказывает президент РЗС. "Вероятность значительного изменения политики Турции и Египта в отношении закупок российского зерна крайне маловероятна", — согласна с ним Разумова.

В частности, для Турции вопрос с покупкой российской пшеницы заключается не только в выгодной цене, но и в требуемом для турецких мукомолов качестве зерна: аналогичную замену российскому зерну найти сложно. "Для Египта вопрос цены важнее, и пока с учетом фрахта (доставки) Россия имеет существенные преимущества", — продолжает аналитик.

"Поэтому в среднесрочной перспективе роль этих экспортных рынков, если не брать в расчет возможные политические решения на торговлю зерновыми, останется ключевой", — заключает она.



РИА Новости