Россия. Агрострахование: выводы на будущее

30.10.2013

Пришло время подвести определенные итоги действия системы агрострахования с государ­ственной поддержкой, впервые введенной в Рос­сии профильным законом о сельхозстраховании №260-ФЗ

с 1 января 2012 года.

Данная система существует немногим более полутора лет. Зало­женная законом модель мультирискового страхо­вания предполагает, что компенсируется ущерб, нанесенный аграрию в случае гибели более 30% посевов. Это общепринятый в мире показатель катастрофической гибели, соответствующий критериям ВТО (п. 8 Приложения 2 к Соглашению о сельском хозяйстве ВТО). Объем полученно­го урожая оценивается по отчетности, которую крестьяне предоставляют в конце года. Соответ­ственно, система отработала только один полно­ценный цикл сельхозпроизводства: были заклю­чены договоры страхования, оценены и оплачены убытки, нанесенные яровым культурам, которые были посеяны и убраны в 2012 году.

Данные, полученные за столь короткий период, не могут служить основанием для ра­дикальных изменений системы. Тем не менее, за это время обозначились контуры основных проблем, препятствующих развитию агростра­хования. Это и плачевное состояние сети ме­теостанций в регионах, и расцвет коррупцион­ных практик при выделении средств субсидии, и избыточность бюрократических процедур в организации субсидирования сельского хозяй­ства, причем не только в разрезе страхования. Но самой острой проблемой, которую можно вынести на первое место, является необходи­мость системной оценки рисков современного сельского хозяйства с учетом региональной специфики, без которых адекватная работа аг­рострахования просто невозможна. Отсутствие таких данных объясняется тем, что реальное классическое агрострахование в прошлом не играло никакой роли в компенсации потерь в растениеводстве. Выплаты аграриям осущест­влялись преимущественно по факту насту­пления катастрофических потерь, по каналам бюджетной помощи и исходя из возможностей бюджета. Переход к управлению рисками тре­бует существенной перестройки подходов как со стороны аграриев, так и органов АПК.

Данные первого с начала действия Зако­на №260-ФЗ полного сельскохозяйственного цикла таковы. При страховании яровых культур 2012 г. страховые компании-члены НСА заклю­чили около 1,8 тыс. договоров страхования уро­жая на площади около 5,5 млн. га, что состави­ло 11% от площади ярового сева в стране. По ним была начислена страховая премия около 3,2 млрд. рублей, из которой оплачено было 3,1 млрд. рублей. По завершению сезона аграрии предъявили свыше 500 заявлений о страховых случаях по данным договорам на сумму почти 2,0 млрд. рублей. Почти 400 заявлений были признаны страховыми случаями, выплаты со­ставили около 1,6 млрд. рублей – то есть, стра­ховщики оплатили 80% от суммы потерь, заяв­ленных аграриями.

Следует отметить, что по данным министер­ства сельского хозяйства РФ общий ущерб агра­риев по прямым затратам в 2012 г. составил 14 млрд. рублей, при этом из федерального бюд­жета на компенсацию потерь было выделено 6 млрд. рублей. Таким образом, совместно бюджет и страховщики – члены НСА выплатили 7,6 млрд. рублей, а доля компаний НСА в общей компенса­ции убытков аграриям на уровне 21% в два раза превышает удельный вес застрахованных ими посевов, что свидетельствует о том, что система агрострахования все-таки работает. Что нужно для того, чтобы она стала эффективнее?

Анализ, проведенный НСА, показал, что основной причиной отказов в страховой выплате (более трети) является недостижение требуемого законом №260-ФЗ порогового критерия утраты урожая. Это означает, что для российских аграриев является экономически существенной и даже критичной потеря меньшей доли планируемого урожая. НСА поддерживает предложение по снижению данного порога, но при условии соответствующей научно-обоснованной корректировки размера тарифных ставок и ставок субсидирования.

Вторая по частоте причина отказов в выплате связана с тем, что страховое событие наступило до начала срока действия договора – это означает, что аграрии игнорируют необходимость страхования в классической форме. Многие просто не готовы заключить договор и внести полностью страховой взнос до того, как признаки засухи или иного бед­ствия становятся очевидными. Эта практика также уходит корнями в то, что в прошлом имело место в виде псевдостраховых схем освоения субсидий.

На утрату посевов в результате событий, не предусмотренных законом о сельхозстрахова­нии, приходится 16% отказов. 13% – на события, которые не удалось подтвердить в установлен­ном правилами порядке. Закон очевидно следу­ет корректировать в части перечня покрываемых рисков, при этом должна быть учтена региональ­ная специфика и пересчитаны тарифы.

Очевидно, что ни одна из перечисленных выше проблем не связана с тем, что работающие в системе страховщики конкурируют между со­бой, с формой их собственности или с недостат­ком капитала. В связи с этим не представляется целесообразным какое-либо радикальное рефор­мирование системы, предполагающее расходы госбюджета на административные меры. Мировая практика показывает, что опора на государствен­ный ресурс в организации агрострахования обыч­но является вынужденным явлением, когда на рынке нет коммерческих компаний, готовых взять на себя эту задачу. В России есть состоявшийся национальный страховой рынок, основанный на частных компаниях, большинство из которых имеет собственную практику работы с агрорисками. Что касается капитала, то сегодня собственные средства компаний, входящих в Национальный союз агростраховщиков, в сумме достигают по­рядка 150 млрд. рублей. Этого достаточно, чтобы принимать риски сельского хозяйства России, которые, напомним, в самый катастрофический 2010-й год составили 42 млрд. рублей. При этом у большинства крупнейших игроков агрострахо­вание занимает относительно небольшую часть портфеля, и портфели защищены перестрахова­нием в известных международных компаниях.

В случае создания государственной компа­нии, обладающей сопоставимым ресурсом с тем, что располагает страховой рынок РФ, государ­ству потребовалось бы в десятки раз увеличить ресурсы, направляемые сегодня на агрострахо­вание. В экономическом смысле это крайне не­эффективное решение. Единственно правильный путь – корректировка действующей системы со­вместными усилиями всех заинтересованных сторон: органов власти, страховых компаний и аграрного сообщества. Исходя из этого, НСА продолжит работу над развитием системы во взаимодействии с законодателями, министер­ствами и ведомствами и ведущими отраслевыми союзами сельхозтоваропроизводителей.

 

Ведомости