Россия и США ведут переговоры о будущем Украины

02.04.2014

Во времена холодной войны американские госсекретари и советские министры иностранных дел часто вели переговоры об исходе кризисов и о судьбах стран. Таких переговоров не было уже очень давно, но на прошлой неделе у меня возникло ощущение дежавю. Американцы и русские через головы всех остальных начали переговоры по поиску путей урегулирования кризиса на Украине, что в конечном итоге определит ее судьбу.

Во время переговоров американский президент Барак Обама четко дал понять, что Вашингтон не намерен расширять границы НАТО с включением в состав альянса Украины и Грузии. Русские заявили, что у них нет намерений продолжать военные действия на Украине. Беседы между российским министром иностранных дел  Сергеем Лавровым и американским госсекретарем ведутся по широкому кругу вопросов и будут продолжаться. По разным причинам продолжения кризиса не хочет ни одна из сторон, но у каждой - свое видение ситуации.

Взгляды России

Русские убеждены, что восстание в Киеве спровоцировали западные спецслужбы, поддержавшие неправительственные организации, и что без такой поддержки демонстрации со временем выдохлись бы, а власть сохранила свои позиции. В такой сюжетной линии русских нет ничего нового. Они заявляли, что и у «оранжевой революции» - такие же корни. Запад это отрицает. Важно то, что русские в это верят. Это значит, что они верят в способность западной разведки дестабилизировать Украину, а также другие страны из российской сферы влияния, да и саму Россию тоже. Таким образом, русские опасаются американской силы и влияния.


Русские также сомневаются в том, что им надо что-то делать. Если не считать их теории о западной разведке, они знают, что украинцы расколоты, и что проводить восстание намного проще, чем управлять страной. Русские подняли цены на газ для Украины на 80%, а помощь МВФ с государственным долгом Украины несет в себе значительные социальные и экономические неприятности. Эти неприятности станут понятны летом, а романтические воспоминания о восстании уйдут в прошлое. И вот тогда, как считают русские, возникнет негативная реакция на Запад. И они воспользуются своим тайным и явным влиянием, чтобы определить состав украинского правительства. Захват восточной Украины идет вразрез с этой стратегией. Русские хотят, чтобы в выборах на Украине приняли участие пророссийские области, направив в Киев мощную оппозицию. А отделение части или всей восточной Украины будет иррациональным поступком.

Другие варианты для России неприемлемы. Идут разговоры о действиях в Молдавии со стороны  Приднестровья. Но хотя российские войска могут начать действовать в Молдавии, снабжение приднестровского региона осуществляется через Украину. В случае возникновения конфликта русские должны исходить из того, что украинцы перекроют им путь в Приднестровье. Русские могут войти туда силой, но в таком случае сдержанные действия в Молдавии приведут к вторжению на Украину, и русские окажутся там, откуда начинали.

Развитие ситуации в Киеве. Архивное фото


Не исключены действия в Прибалтике: Кремль может подтолкнуть русское меньшинство к началу демонстраций. Но страны Балтии входят в НАТО, и ответная реакция может оказаться непредсказуемой. Русские хотят сохранить свою сферу влияния на Украине, не разрывая при этом свои торговые и политические связи с Европой, и особенно с Германией. Отправка российских войск в Прибалтику создаст угрозу отношениям России с Европой.

Переговоры об ослаблении кризиса целесообразны для русских по той причине, что риск, связанный с потенциальными действиями, очень велик, и потому что они считают возможным вернуть свое влияние на Украину, когда та окажется в тисках экономического кризиса, а Россия начнет понемногу выделять ей деньги для облегчения боли.

Взгляды США

Соединенные Штаты считают, что у русских есть два рычага воздействия. В военном плане русские в своем регионе сильнее американцев. У Соединенных Штатов нет никаких практических вариантов военных действий в Крыму, как не было в Грузии в 2008 году. В случае начала крупного конфликта в Евразии у Америки уйдут месяцы на наращивание сил и создание там мощной группировки. На подготовку «Бури в пустыне» ушло полгода, для вторжения в Ирак в 2003 году понадобилась примерно такая же подготовка. Имея такой запас времени, русские наверняка добьются своих целей, и у американцев останется один-единственный вариант действий, который невозможен: вторжение на удерживаемую русскими территорию. Американцы не хотят, чтобы русские применяли военные варианты действий, потому что это продемонстрирует неспособность США своевременно начать ответные действия. Это также продемонстрирует недостатки в НАТО.

Американцы также не хотят испытывать немцев, поскольку им неизвестно, в каком направлении пойдет Берлин. В определенном смысле это немцы начали кризис на Украине, воспротивившись отказу украинцев продолжить процесс евроинтеграции и поддержав одного из лидеров восстания до и после протестов. Но после этого немцы заметно успокоились, а поддержанный ими оппозиционер Виталий Кличко вышел из президентской гонки на Украине. Немцы отступили.

Немцы не желают начала маленькой холодной войны. Постоянный конфликт к востоку от их границ усилит нестабильность Евросоюза и может вынудить Германию пойти на более решительные действия, предпринимать которые она на самом деле не хочет. Берлин очень деятельно пытается стабилизировать Евросоюз и сохранить единство Южной и Центральной Европы перед лицом масштабных экономических неурядиц и заметного усиления праворадикальных сил. Дуэль с Россией Германии не нужна. Кроме того,  немцы получают из России треть потребляемых ими энергоресурсов. Это взаимовыгодно, однако немцы не уверены в том, что Россия во время кризиса будет смотреть на взаимную выгоду. Это риск, пойти на который немцы не могут.

Но если Германия проявит осторожность, как бы ни разгорались страсти в регионе, центральные европейцы тоже должны действовать осторожно. Например, Польша не сможет просто так игнорировать Германию. Соединенные Штаты могут наладить в регионе двусторонние отношения, и как мне кажется, в свое время это произойдет. Однако сейчас американцы совершенно не готовы к активным действиям, особенно в этом регионе, где им могут противостоять две державы – Россия и Германия.

У Вашингтона, как и у Москвы, набор вариантов ограничен. Даже если предположить, что российские утверждения по поводу американского влияния через неправительственные организации соответствуют действительности, США уже разыграли эту карту, и разыграть ее вновь, когда начнут действовать меры строгой экономии, будет трудно. Поэтому последние события вполне логичны. Русские обратились к американцам, чтобы обсудить вопрос о разрешении кризиса, требуя при этом создания федерации на Украине, а также выдвинули предложение об отправке туда наблюдателей.

Важность переговоров


Интереснее всего то, что с началом очередного акта русские и американцы потянулись друг к другу. Конечно, с европейцами русские тоже говорят, но когда дискуссия подошла к вопросу об определении будущего Украины и к рассмотрению разных вариантов, Лавров начал звонить Керри, и Керри отвечает на его звонки.

Это демонстрирует нам нечто важное в том, как устроен и действует наш мир. Я говорил о слабостях обеих стран, но даже перед лицом таких слабостей русские знают, что не смогут выбраться из этого кризиса без американского содействия, а Соединенные Штаты понимают, что им придется взаимодействовать с русскими, так как они не могут просто навязывать конечный результат в отличие от 1990-х годов, когда Вашингтон порой именно так и поступал в этом регионе.

Отчасти это сила привычки, выработанной в эпоху холодной войны. Но здесь есть нечто большее. Если русские хотят найти решение украинской проблемы, которое будет защищать их национальные интересы, не вынуждая при этом идти на неприемлемый риск, разговаривать они могут только с Соединенными Штатами. В Европе нет такой фигуры, которая могла бы выступать от имени европейских государств по такому важному вопросу. Британцы выступают от имени британцев, французы от имени французов, немцы от имени немцев, а поляки от имени поляков. Когда ведешь переговоры с европейцами, им надо сначала дать возможность договориться между собой. После переговоров отдельные страны – или, скажем, Евросоюз – могут направить наблюдателей. Но Европа - это абстракция, когда речь заходит о силовой политике.

Русские звонят американцам, поскольку понимают, что каковы бы ни были слабости Америки в данное время и в данном месте, потенциал силы и влияния США намного больше их собственного. Не договориться с США по такому важному для России вопросу опасно, а договориться с ними в первую очередь – это оптимальный путь решения проблемы.

Если будет достигнута российско-американская договоренность о разрешении кризиса, к ней могут подключиться немцы и другие страны. Германии нужно такое решение, которое не навредит ее отношениям с Россией и не испортит ее отношения с Центральной Европой. Немцам нужны хорошие отношения с центральными европейцами в рамках Евросоюза. Американцам хорошие отношения тоже нужны, но в данный момент они не очень сильно зависят от Центральной Европы. Таким образом, американцы могут сейчас дать больше, чем европейцы, даже если европейцы смогут организоваться для ведения переговоров.

И наконец, у США есть глобальные интересы, на которые могут отрицательно повлиять русские. Самый очевидный из них – это Иран. Таким образом, русские могут увязать проблемы Украины с проблемами Ирана, чтобы добиться от США более выгодной для себя сделки. В переговорах с США экономический компонент минимален, а политический и военный компоненты максимальны. Есть места, где Америке нужна помощь России в такого рода вопросах. Они умеют договариваться.


Иные озабоченности американцев

Самое важное заключается в том, что американцы не говорят точно, чего они хотят от русских. Понятно, что они хотят создать на Украине конституционную демократию. Русские на самом деле не возражают против этого, если Украина не будет принята в НАТО или в Евросоюз. Но они также понимают, что создание конституционной демократии на Украине - это огромное и, возможно, тщетное начинание. Они знают, что власть там строится на опасно зыбком экономическом и социальном песке. В правительстве США есть силы, обеспокоенные тем, что Россия превращается в регионального гегемона. А еще в американском правительстве есть силы, одержимые Ближним Востоком, и они считают, что русские бросают США  вызов в этом регионе. А другие считают их потенциальными партнерами.

Госсекретарь США Джон Керри после встречи с главой МИД РФ Сергеем Лавровым в Париже


Иногда в США случается так, что в стране возникает сложное идеологическое и институциональное разнообразие. Госдепартамент и Министерство обороны редко смотрят на вопросы одинаково, и в разных отделах этих ведомств существуют конкурирующие взгляды. А еще есть конгресс. Поэтому иногда иметь дело с американцами - не легче, чем с европейцами. Но это также открывает возможность для хитрых манипуляций в процессе переговоров.


Тем не менее,  когда возникают вопросы высшей национальной значимости, несмотря на разницу мнений, президент или какой-то еще важный государственный деятель может выступить с авторитетным суждением. В данном случае это, похоже, Керри. Госсекретарь, проталкиваясь через разные взгляды на права человека и силовую политику, все равно может выступать от имени единственной державы, способной заключить соглашение и создать в Европе и Киеве такую коалицию, которая примет это соглашение.

Россия пережила важную перестановку и изменила направление движения на противоположное, когда пал бывший президент Украины Виктор Янукович. Она поступала так не для того, чтобы предотвратить поражение, а в большей степени, чтобы сформировать представления о своей власти. Власть Москвы реальна, но ее недостаточно, чтобы напрямую изменить ход событий, оккупировав Киев. Для восстановления своих позиций Москве надо будет использовать экономические слабости Украины, ее политический раскол, и кроме того, ей понадобится время. Чтобы добиться всего этого, ей нужно решение, выработанное в процессе переговоров, которое, как она надеется, претерпит изменения под воздействием событий. Чтобы получить такое решение, Москве нужен важный и сильный партнер по переговорам. Соединенные Штаты - это единственный такой партнер. Несмотря на все сложности и странности США, только они смогут создать ту стабильную платформу, в которой сейчас нуждается Россия - если их удастся склонить к действиям.

Соединенные Штаты не готовы признаться в том, что они вступили в такой период, когда соперничество с Россией станет определяющим элементом в их внешней политике. Ее внутренняя логика не сосредоточена на России, а внутренние бюрократические интересы не совпадают. Можно выдвинуть довод о том, что окончание украинского кризиса – не в американских интересах, что если Россия глубже завязнет в украинской трясине, она обессилеет и выйдет из зарождающегося соперничества, так и не начав его по-настоящему. Но Соединенные Штаты действуют по своим правилам, и они пока не готовы думать об ослаблении России. Учитывая реальную изолированность Америки, отсрочка решения – это не такая уж и плохая идея.

Поэтому переговоры кажутся многообещающими. Но еще важнее то, что русские показали нам, как сегодня действует мир. Когда необходимо что-то сделать, звонить надо по-прежнему в США.