Россия. Ограничения на экспорт должны сбить повышение цен на зерно и хлеб

20.12.2014
Крупнейшие игроки рынка остановили экспорт российского зерна, хотя из-за девальвации рубля им, наоборот, крайне выгодно сейчас везти его за границу. Зато такое решение поможет внутри России сбить цены на зерно и на хлеб, который должен был подорожать на 20–30%. Но экспортеры вряд ли пожертвовали своей сверхприбылью ради этого.
 
Экспортеры решили прекратить закупку зерна в России «до тех пор, пока не стабилизируется ситуация с обеспечением зерна и его ценами на внутреннем рынке». Такое заявление сделала Национальная ассоциация экспортеров сельскохозяйственной продукции (НАЭСП).
 
«Решение крупнейших российских экспортеров – прекратить закупать зерно в России – удивительно. Потому что чем выше доллар, тем им выгодней экспортировать товар»
 
Участники НАЭСП формируют вершину рейтинга крупнейших компаний – экспортеров зерна из России по итогам 2013/2014 сельхозгода (с июля по июнь) по версии аналитического агентства «ПроЗерно». Экспортеры этой ассоциации занимают почти половину российского экспортного рынка (45,5%). Речь идет о компании МЗК (доля – 12,6%), «Торговый дом Риф» (7,8%), «Аутспан Интернешнл» (7,4%), «Каргилл Юг» (6,9%), «Астон» (5,5%) и «Луис Дрейфус Коммодитиз Восток» (5,3%).
 
Решение крупнейших российских экспортеров – прекратить закупать зерно в России – удивительно. Потому что чем дороже доллар, тем им выгодней экспортировать свой товар. Мировые цены на зерно выражены в долларах, поэтому экспортеры зерна благодаря девальвации рубля увеличивают валютную выручку, тогда как основные расходы несут в рублях.
 
С июля по ноябрь 2014 года экспорт зерна из России вырос сразу на 30% и составил 18,3 млн тонн (данные Русагротранса). Кроме того, в этом году Россия собрала один из самых высоких урожаев зерновых. Так почему же экспортеры зерна сами себя лишают возможности подзаработать?
 
Причины
 
В отраслевой ассоциации говорят о двух причинах. Одна из них в том, что у экспортеров есть «гражданское сознание и ответственность». Имеется в виду их забота о внутреннем рынке. Потому что для внутренних игроков и простых россиян выигрыш экспортеров зерна из-за девальвации создает огромные проблемы. Цены на зерно внутри страны увеличиваются такими же темпами, какими ослабляется курс рубля. В противном случае продавать зерно внутри России стало бы совсем невыгодно, и все зерновые утекали бы за рубеж, образовав дефицит сырья внутри страны.
 
Соответственно, возрастающие расходы на закупку зерна российские переработчики не могут не перекладывать на потребителей. На прошлой неделе большинство продовольственных ретейлеров уже получили письма о предстоящем росте закупочных цен на хлеб до 10%. Дмитрий Лепешкин из QB Finance ожидает, что хлеб и мучная продукция до Нового года подорожают на 10–15% и после праздников прибавят в цене еще столько же.
 
Однако отраслевые эксперты не верят, что экспортеры зерна прекратили его поставки на внешние рынки только лишь из-за беспокойства о внутреннем рынке. Важнее другая причина, называемая ассоциацией – что есть некие объективные причины, мешающие выполнению экспортных контрактов.
 
Экспортеры винят во всем Россельхознадзор и РЖД. Еще 17 декабря со ссылкой на НАЭСП появилась информация о косвенном запрете на экспорт российского зерна через ограничение выдачи Россельхознадзором сертификатов для поставок на внешние рынки. Согласно данным ассоциации, российское ведомство без объяснения перестало оформлять экспортные сертификаты на все направления, кроме Египта, Турции, Индии и Армении.
 
Другие неофициальные источники говорят, что якобы в последние дни наблюдается искусственное затягивание сроков выдачи сертификатов со стороны Россельхознадзора, чего раньше не было, их срок может достигать 45 дней. Однако все равно это проходит в рамках законодательства.
 
В Россельхознадзоре эту информацию, конечно, опровергли. Там указывают, что служба всего лишь продолжает следить за качеством зерна, чтобы недоброкачественный продукт не вывозился за пределы страны.
 
Что касается РЖД, то госмонополия с 17 декабря бессрочно ограничила отгрузку зерна по железной дороге при его назначении на экспорт. Об этом сообщили СМИ со ссылкой на телеграмму РЖД своим территориальным подразделениям. Запрет действует «до отмены». Но официально в пресс-службе РЖД не прокомментировали этот документ.
 
Однако глава Союза экспортеров зерновых, бобовых и масличных культур Центральной Анатолии (Турция) Тургай Унлю в пятницу подтвердил перебои с поставками российской пшеницы из-за ограничений РЖД. Российская пшеница попадает в Турцию по морю, но в порты ее надо доставить по железной дороге. По данным турецкой ассоциации, сейчас в хранилищах в российских портах находится около 4 млн тонн пшеницы, предназначенной для отправки за границу. «Не вся эта пшеница предназначена для Турции. Среди покупателей как минимум пять стран», – говорит Унлю.
 
Таким образом, у экспортеров появились проблемы с тем, чтобы поставлять законтрактованные объемы зерна в срок иностранным покупателям. Это и вынудило их пока прекратить заключать новые контракты. Потому что невыполнение контракта означает ненадежность поставщика, потерю репутации и покупателей. Скорее всего, может идти речь также о штрафах в случае невыполнения контрактных обязательств.
 
Таким образом, государство через Россельхознадзор или/и РЖД пытается опосредованно позаботиться о хлебе, который является товаром первой необходимости. Это социально важный продукт, и стабилизация цен на него входит в число задач государства. В последнее время уже не раз появлялись слухи о том, что российское правительство якобы готовится ограничить экспорт зерна, как это было до 2010 года. Но их опровергали: сначала вице-премьер Аркадий Дворкович в начале декабря, на этой неделе – Минсельхоз.
 
Экономически тяжелый шаг
 
Государство, с одной стороны, не хочет резкого роста цен на социально важные продукты, но с другой стороны – не может решиться на прямой запрет экспорта зерна, потому что это экономически тяжелый шаг.
 
Ограничение экспорта зерна поможет снизить цены на сырье внутри России. «Выиграет потребитель, потому что должны обвалиться цены на муку, макаронные изделия, а животноводы получат дешевое зерно. И вместо роста цен мы будет наблюдать падение», – говорит газете ВЗГЛЯД директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.
 
С другой стороны, российские аграрии не смогут получить достаточно средств для того, чтобы эффективно выйти на весенние посевные работы. «Аграрии недополучат денег, а кредитные деньги подорожали. Поэтому где они будут брать деньги на посев, который уже не за горами, непонятно», – говорит Востриков.
 
Он объясняет, что внутреннее потребление в России составляет 65–67 млн тонн зерна. В этом году было выращено 104 млн тонн. На экспорт успели продать около 18 млн тонн. Таким образом, остается почти 20 млн тонн, которые Россия не в состоянии потребить, и их нельзя будет продать на внутреннем рынке. По подсчетам Русагротранса, баланс этого года позволяет России обеспечить экспорт на уровне 35 млн тонн, а сейчас не вывезено около 15 млн тонн.
 
Если из-за ограничения экспорта зерна не получится продать эти «излишки» на экспорт до начала посевной компании, то урожай 2015 года окажется под угрозой.
 
Замгендиректора Русагротранса Олег Рогачев говорит, что аграрии не заинтересованы в том, чтобы выбросить эти излишки на внутренний рынок и сбить цены. «Мы уже это проходили во время эмбарго 2009 года: колхозник эти объемы не стал демпинговать, а положил в закрома и дожидался следующего сезона», – говорит Рогачев.
 
Российские экспортеры также рискуют потерять ряд покупателей своей продукции за рубежом. В Турции уже предупредили, что будут вынуждены искать источники импорта зерна в Европе, если ограничения на отгрузку российской пшеницы продлятся больше двух месяцев.
 
По словам Тургая Унлю, Турция покупает в России пшеницу, перерабатывает ее в муку и уже сама экспортирует на внешние рынки. «Это около 2 млн тонн зерна в год. То есть порядка 65–70% от нашего общего объема импорта пшеницы. В среднесрочной перспективе – это около двух месяцев – перебои с поставками не приведут к проблемам. Однако если ограничения продлятся дольше, то турецкий экспорт пострадает», – считает Унлю, выражая надежду, что за два месяца проблемы с поставками удастся решить.