"Сельскому хозяйству наносился откровенный вред"

28.08.2014

О том, какие меры необходимо предпринять, если российские власти действительно хотят поднять отечественную сельскохозяйственную отрасль, в интервью "Росбалту" рассказал заведующий лабораторией информационного обеспечения точного земледелия Агрофизического НИИ, доктор сельскохозяйственных наук Вячеслав Якушев.

— За последние недели было немало заявлений о том, что при должных усилиях мы можем заместить импорт почти по всем основным продовольственным позициям, в том числе в области растениеводства. Скажите, по каким культурам выгодней всего наращивать производство, а какие заведомо нерентабельны, и их лучше оставить на долю импорта?

— В первую очередь, мы вполне конкурентоспособны по зерновым культурам – уже сегодня мы производим примерно столько же зерна, сколько производил СССР. Учитывая, что урожаи с того времени стали выше (за счет более совершенных технологий), здесь есть неплохие резервы роста за счет введения в севообороты необрабатываемой земли, которая была заброшена в постперестроечное время. Другое дело, что доля зерна высшего качества, которое пригодно для хлебопечения, не так уж высока. Основная масса производимого Россией зерна — это фураж, который внутри страны должно потреблять животноводство, а с ним у нас серьезные проблемы (особенно с крупным рогатым скотом). Фуражное зерно в основном и идет на экспорт, так как его потребление в стране в целом упало вместе с сокращением животноводства.

Помимо этого мы вполне конкурентоспособны в производстве сахарной свеклы, подсолнечника, картофеля и некоторых других культур. Можно вспомнить, что в наших лесах масса ягод и грибов, причем выросших в экологически безопасных условиях, – это тоже перспективный сегмент растениеводства и переработки, ориентированный и на внутренний, и на внешний рынок.

Я считаю, что в России вообще выгодно производить любые культуры, растущие в наших почвенно-климатических зонах. Но для этого должна быть отлажена переработка урожая, хранение и поставка конечному потребителю. Например, одна только помывка и упаковка картофеля повышает рентабельность его производства на порядок. Но это при условии, что вы имеете выходы на продовольственные прилавки. А вот как раз с этим есть проблемы, особенно в больших городах.

Что касается нерентабельных культур, то ответ здесь довольно очевиден. Нам невыгодно выращивать то, что по почвенно-климатическим условиям дает низкие урожаи или вовсе не может расти в России.

Но, говоря о рентабельности в целом, важно понимать одну вещь. Во всех странах сельское хозяйство было, есть и будет дотационной отраслью. Рентабельного в абсолютном понимании сельского хозяйства в мире не существует. Его всегда поддерживает государство. И здесь мы очень сильно отстаем. Например, в США сельскохозяйственные дотации выше, чем у нас, в 2 раза; в европейских странах — в 5-6 раз. Отсюда и вывод: производство основных культур при соблюдении агротехнологий станет рентабельным, только если государство будет оказывать адекватную поддержку отечественному АПК.

— При должной господдержке, за счет чего можно увеличить производительность?

— Увеличение производительности в растениеводстве – это, в первую очередь, повышение урожайности и качества продукции. Это достигается за счет многих факторов: грамотный выбор и разработка систем земледелия в каждом конкретном хозяйстве; выбор качественного семенного материала; эффективная организация управления, логистики и финансирования в хозяйствах. Наконец, самое главное – соблюдение агротехнологий. Мировая сельскохозяйственная наука не стоит на месте. В развитых странах уже в промышленных масштабах применяются агротехнологии, использующие спутниковую навигацию, бортовые компьютеры, данные дистанционного зондирования (ДДЗ), всевозможные датчики и т.п. Россия пока в этой сфере отстает.

Хотя, разумеется, работа ведется. Например, наш Агрофизический НИИ уже около 15 лет занимается разработкой и практическим внедрением технологий точного земледелия, в которых используются, в том числе, и вышеперечисленные технические возможности. Причем если в области разработки сельскохозяйственной техники и электроники мы уступаем мировым лидерам, то в области программного обеспечения и математического моделирования мы все еще конкурентоспособны.

Наш десятилетний практический опыт внедрения технологий точного земледелия (в том числе на собственном полигоне в Гатчинском районе Ленинградской области, площадь которого составляет 500 га) показал, что внедрение этих технологий может повысить урожайность на 15-20%, снизить расход минеральных удобрений и агрохимикатов на 30-35% при одновременном повышении качества продукции. Помимо этого, точное земледелие значительно снижает антропогенную нагрузку растениеводства на окружающую среду.

Очень важно отметить, что внедрение технологий точного земледелия делает более привлекательной работу на селе для молодежи, так как появляется целое IT-направление в этой области.

— А как в свете текущих событий складывается сотрудничество с Европой и США в сфере сельскохозяйственных технологий? Среди российских аграриев нет опасений, что взаимные санкции могут затронуть эту область? И насколько для них это будет чувствительным?

— Сотрудничество с Европой и США в сфере растениеводческих технологий можно разделить на три части: сельскохозяйственная техника и оборудование, сорта и агротехнологии.

В технической области, на мой взгляд, особых потерь ждать не следует, т.к. передовыми технологиями никто с нами и так не делился. Однако производства сельхозтехники с низкой долей локализации (например, завод CLAAS в Краснодаре и Terrion в Тамбове) могут пострадать. Мне кажется, их уход с российского рынка был бы ошибкой, т.к. конкуренция производителей и технологий, в конечном счете, приносит выгоду конечному пользователю.

По оборудованию, приборам, датчикам и т.д. Россия существенно отстает от мировых лидеров, но ими являются не только Европа и США. Здесь, мне кажется, мы вполне можем работать с Китаем, Японией и другими государствами. Ну и, конечно, необходимо развивать собственные производства. Но это требует больших ресурсов, в том числе и временных.

В области разработки и производства семенного материала ситуация сложная, особенно в овощеводстве. Необходимо ударными темпами наращивать отечественное производство, хотя с основными культурами (зерновые, картофель, подсолнечник), я думаю, больших проблем быть не должно.

Что же касается агротехнологий, на мой взгляд, здесь мы не особо завязаны на Европу и США, т.к. это направление сильно зависит от почвенно-климатических условий и агрономических традиций.

В целом могу предположить, что санкции могут нанести некоторый вред сотрудничеству в области сельскохозяйственных технологий, но не критичный.

— Российское эмбарго не распространилось на импорт семян, что вполне логично – отечественный семенной фонд сейчас крайне незначительный. Как получилось, что мы настолько плотно "сели на импортную семенную иглу"? И сколько времени понадобится, чтобы с нее "слезть"?

— Как я сказал, особенно тревожная ситуация в овощеводстве. Мы очень сильно зависим от западного семенного материала – собственное семеноводство практически уничтожено. Важно понимать, что семена, которые мы покупаем, – это гибриды, не дающие потомства. Соответственно, мы вынуждены совершать закупки ежегодно.

С другими культурами ситуация лучше, но тоже далека от надежной. Получилось это потому, что сельскому хозяйству со времен распада СССР практически не уделялось должного внимания, а иногда наносился откровенный вред.

Мне трудно оценить, в какие сроки мы можем выйти на безрисковый уровень производства собственных семян, но, думаю, быстро сделать это не получится. Все зависит, опять-таки, от уровня поддержки АПК в целом.

— Как правило, в России в более выгодных условиях находятся крупные предприятия. А есть ли перспективы для развития мелкотоварного производства — например, для фермерских хозяйств?

— Я считаю, что так называемые фермерские хозяйства должны быть – это для многих наших соотечественников образ жизни, семейное дело. Чаще всего потребители продукции фермера — это ближайшие соседи, магазины, нишевые (если можно так сказать) покупатели. Это все хорошо и нужно, т.к. повышает устойчивость сельского хозяйства в целом. Но основной вал сельскохозяйственной продукции все же производят и, я думаю, будет производить крупные хозяйства. Это и организационно, и экономически более целесообразно.

— Продовольственное эмбарго в отношении продукции из ЕС, США и Австралии объявлено на год. Что может измениться за это время для отечественного АПК — если вообще сможет?

— По некоторым оценкам, Россия импортирует больше половины потребляемого внутри страны продовольствия. Есть неписанное правило: "государство теряет политическую независимость, если оно импортирует более 20% продовольствия". Поэтому сложившаяся ситуация с санкциями в любом случае уже дала положительный эффект – общество хотя бы обратило внимание на, мягко говоря, непростую ситуацию в отечественном агропромышленном комплексе.

Другое дело, какие меры будут приняты правительством России для реального улучшения ситуации в АПК. От этого будет зависеть многое. Здесь нужен целый комплекс решений, направленных на государственную поддержку сельскохозяйственного производителя. Необходимо обеспечить доступность продовольственных рынков, минуя посредников и соблюдая честную конкуренцию (я говорю о торговых сетях). Важно, наконец, заняться проблемой семенного материала, развитием новых агротехнологий и сельскохозяйственной науки в целом. Хорошо бы для выработки ответственных государственных решений — там, где это возможно, — привлекать экспертов из различных отраслей сельского хозяйства и науки.

Естественно, в короткие сроки сельское хозяйство не восстановишь, и дело не только в агротехнологиях. На селе уже ощущается кадровый голод, молодежь не хочет оставаться в деревне. Поэтому нужно проводить политику поддержки села в целом.

Правда, наш народ в условиях мобилизации проявляет чудеса работоспособности и терпения. Если сельское хозяйство станет по-настоящему одной из приоритетных отраслей в нашем отечестве, то уверенно могу сказать: люди сделают все от них зависящее, и результат придет.

В свою очередь, если шумиха вокруг санкций так и останется шумихой для создания краткосрочного воздействия на Запад и будет сопровождаться простой переориентацией на других поставщиков, это может сыграть злую шутку с продовольственной безопасностью. В случае сужения круга поставщиков мы окажемся в сильной зависимости от погодных условий: случись неурожай в Южном полушарии – поставки прекратятся, и нам будет уже очень трудно.



rosbalt