Семена раздора: Россия полностью зависима от импортного посевного материала

17.06.2016

Посевная кампания полностью завершена. Даже запоздавшие дачники (которые все еще выращивают значительную часть продовольствия в стране) уже полностью завершили посадки. Как и в предыдущие годы, посевная продемонстрировала высокую зависимость отечественного сельского хозяйства от импортного семенного материала.   

Высокая зависимость от привозных семян наблюдается практически во всех областях аграрного производства, полностью отечественной является только пшеница и некоторые другие зерновые культуры. Эта ситуация угрожает продовольственной безопасности страны, но быстро исправить ее нельзя, считает депутат Госдумы, «главный садовод» страны Андрей Туманов.   

    «Увы, за последние 20 лет семеноводство у нас в стране было практически разрушено, чтобы его восстановить, потребуются долгие годы. Селекционная работа – почти угроблена. Скажем, на 95%. Но Тимирязевскую академию нам удалось отстоять, хотя ее земли и пытались отдать под строительство. Мы отстали технологически, сегодня производить посевной материал так, как это делалось в 80-ые годы уже нельзя. Так что конкурировать с зарубежными компаниями мы сейчас не в состоянии, даже речи об ограничении импорта в этой области быть не может, мы полностью от него зависим», - сообщил Андрей Туманов.  

Он напомнил, что значительная часть ввозимых в Россию семян – это отечественные сорта, которые выращиваются по заказу наших фирм в Китае. Это связано с нерентабельностью их производства в России. «У нас в стране семена только фасуются. А вот в Китае государство создало целую программу поддержки этой отрасли, ведь это наукоемкое и очень выгодное дело – семеноводство дает самую большую прибыль с квадратного метра посадок», - рассказал депутат.  

Зависимость от импортного посадочного материала есть не только на приусадебных хозяйствах, но и в промышленном земледелии: по овощам, особенно по картошке, кукурузе, сахарной свекле,  подсолнечнику. Семена в последние два года резко подорожали – вместе с обесценением рубля. Впрочем, в ряде случаев проблемы связаны с тем, что в СССР просто не было сортов, которые требуются для производства продукции, востребованной современными потребителями, сообщил Игорь Абакумов, член общественного совета при Минсельхозе. По картофелю, который выращивается профессионально, а не дачниками или фермерами – свыше 90% всего посадочного материала завозится. Основные импортеры – Нидерланды, Германия и Франция. По овощам оценки серьезно разнятся, но чаще всего говорят об импорте примерно 50% семян.

    «В ситуации с картошкой импорт посадочного материала является неизбежностью. Значительная часть урожая перерабатывается, например, в чипсы и полуфабрикаты для картофеля-фри. Форма клубней такой картошки должна быть идеально ровной, гладкой, чтобы их можно было обрабатывать при помощи машин. В СССР сортов с такой формой клубней просто не существовало, хотя наша, отечественная, картошка и очень вкусная. Полностью на импортном посевном материале работает, например, группа компаний «Малино», один из крупнейших отечественных производителей картофеля, базирующийся в Подмосковье», - рассказал Игорь Абакумов.

Как и Андрей Туманов, Игорь Абакумов согласен с тем, что такое положение дел существенно угрожает продовольственной безопасности страны.  «Продовольствие – это стратегическое оружие XXI века. Нехорошо покупать боеприпасы у своего потенциального противника», - считает Абакумов, но признает, что зависимы от ввозимых семян очень многие страны мира.

Эксперты отмечают, что возродить отечественную селекцию и семеноводство, используя традиционные технологии – невозможно. Страна очень серьезно отстала от таких сельскохозяйственных лидеров, как США и Нидерланды. Переломить ситуацию можно, только используя самые современные технологии, одинаково новые для всех участников рынка.

Доктор Биологических наук, генетик Михаил Гельфанд отчасти согласен с тем, что снизить зависимость России от импортного посевного материала могли бы методы генной инженерии. К сожалению, этому может помешать находящийся на рассмотрении в думе законопроект о запрете выращивания ГМО в России.   

«Пока настоящего законодательного запрета нет, так как закон еще не принят. Но если он все же будет принят,  это поставит крест на всех научных работах в этой области в России. Нет смысла тратить силы и средства на разработку новых сортов, если они все равно не смогут быть использованы на практике. С другой стороны, сейчас активно развивается технология точечного редактирования генома, которая формально не подпадает под готовящиеся законодательные ограничения. Эта технология значительно быстрей и проще, чем более старые, она может полностью вытеснить традиционные методы селекции. Упадок же традиционных методов селекции вызван общим упадком науки в стране», - считает Михаил Гельфанд.

Вместе с тем, он подчеркивает, что уже существующие в России научные учреждения, создающие новые сорта сельскохозяйственных растений, нужно сохранить.

Следует добавить, что семеноводство и селекционная работа – одни из самых наукоемких отраслей агропромышленного комплекса. Вне зависимости от того, какие именно методы селекционной работы будут выбраны, государство должно поддерживать науку и образование в этой сфере. Эксперты отмечают, что понимание этого в кабинетах чиновников отсутствует. Что и выливается в инициативы по запрету генной инженерии и попытки застроить площади  Тимирязевской академии.

 
провэд