США. Маркировка ГМО - плохая идея

16.09.2013

В июне этого года Коннектикут и Мэн стали первыми штатами, одобрившими законопроект, требующий маркировки всех пищевых продуктов, изготовленных из генетически модифицированных организмов (ГМО). В ноябре 2012 года жители Калифорнии проголосовали против аналогичного по смыслу предложения № 37 (Proposition 37), но решение это было принято незначительным большинством в 51,4%. «Простую этикетку - на все продукты на нашем столе», - скандировали участники демонстрации перед голосованием. Однако этот вопрос отнюдь не является простым.

В той или иной форме мы занимаемся вопросом о ГМО в нашей пище с самых ранних этапов развития сельского хозяйства. С помощью селекции растений и животных для получения желаемых качеств наши предки, к примеру,  трансформировали геномы организмов, превращая клочковатую траву в кукурузу с крупными зернами. За последние 20 лет американцы употребляли в пищу растения, отдельные гены которых были изменены учеными, использовавшими для этого самые современные методы, в результате урожай этих культур становился более устойчивым к засухам и использованию гербицидов. Около 70% переработанных пищевых продуктов в Соединенных Штатах содержат генетически модифицированные ингредиенты.

Вместо того, чтобы предоставить людям полезную информацию, введение обязательной маркировки ГМО будет лишь способствовать созданию ложного впечатления о том, что так называемая пища Франкенштейна может быть опасной для  здоровья человека (см. статью «Правда о генетически модифицированной пище» (The Truth about Genetically Modified Food). Американская ассоциация содействия развитию науки, Всемирная организация здравоохранения и исключительно бдительный Европейский Союз договорились о том, что ГМО столь же безопасны для здоровья, как и другие продукты питания. В сравнении с обычной селекционной техникой  - при которой огромное количество ДНК переносится с одного растения на другое - генетическая инженерия использует в своей работе намного более точные методы и в большинстве случае добивается желаемого результата. Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств  (U.S. Food and Drug Administration) провело проверку всех представленных на рынке ГМО для определения содержания в них токсичных или аллергенных элементов. Ничего подобного обнаружено не было. (Люди, опасающиеся ГМО, могут заниматься поиском «на 100% органических» продуктов, на которых будет указано, среди прочих требований, что они не содержат генетически модифицированных ингредиентов.)
 
Многие люди поддерживают идею относительно маркировки ГМО, ссылаясь на расширение выбора потребителя. Но на самом деле такого рода этикетки ограничивают выбор людей. В 1997 году, во время значительного роста оппозиции по отношению к ГМО в Европе, Европейский Союз потребовал введения подобных этикеток. В 1999 году основные европейские ретейлеры, чтобы не отпугивать покупателей, удалили генетически модифицированные ингредиенты из пищевых продуктов, продававшихся под их брендами. Большинство производителей продуктов питания последовали их примеру, в том числе компания Nestlé. Сегодня практически невозможно найти продукты с ГМО в европейских супермаркетах.

Американцы, настроенные против генетически модифицированных продуктов питания, могут столкнуться с такими же процессами. Все в таком случае заплатят свою цену. Обычные сорта растений требуют больше воды и пестицидов, чем ГМО, и поэтому первые, как правило, являются более дорогими. В результате все мы вынуждены будем заплатить надбавку за употребление продуктов питания без ГМО, тогда как положительный эффект будет сомнительным. По мнению частной исследовательской фирмы Northbridge Environmental Management Consultants, одобрение предложения № 37 будет означать для средней калифорнийской семьи увеличение расходов на питание примерно на 400 долларов в год. Введение подобных мер потребовало бы от фермеров, производителей и ретейлеров предоставления более детальной отчетности и готовности к участию в судебных разбирательствах по искам относительно «естественности» их продуктов.

Антагонизм по отношению к пищевым продуктам с ГМО также усилит враждебность к технологиям, обеспечившим огромную выгоду населению развивающихся стран и обещающим еще более значительные результаты. Опубликованные недавно данные проводившегося в течение семи лет исследования сельского хозяйства Индии свидетельствуют о том, что фермеры, использовавшие ГМО, смогли увеличивать свой урожай на 24% в год, а рост их прибыли составлял 50%. Эти фермеры получили возможность покупать для своих семей больше продуктов питания с большей питательной ценностью.
 
Чтобы сократить дефицит витамина A, от нехватки которого ежегодно во всем мире слепнут  500 тысяч детей, а половина из них умирает,  исследователи вывели сорт «Золотой рис» (Golden Rice), образующий  бета-каротин, предшественник витамина A. Примерно три четверти чашки золотого риса обеспечивают потребление рекомендуемого количества витамина A. Несколько проведенных тестов подтвердили безопасность этого продукта. Однако Greenpeace, а также другие настроенные против ГМО организации использовали ложную информацию и истерическую кампанию для того, чтобы задержать распространение нового вида риса на Филиппинах, в Индии и в Китае.

Другие продукты подобного рода находятся в настоящее время в разработке, однако только общественная поддержка и сбор необходимых средств позволят им дойти до тарелок людей. Международная команда исследователей создала несколько вариантов кассавы (основного продукта питания для 600 миллионов человек), в которых содержится в 30 раз больше бета-каротина, чем обычно, в четыре раза больше железа, а также значительное количество протеина и цинка. Другая группа ученых вывела сорт кукурузы, в котором содержится в 169 раз больше бета-каротина, в шесть раз больше витамина C и в два раза больше солей фолиевой кислоты.

В настоящее время законопроекты относительно маркировки ГМО рассматриваются по крайней мере в 20 штатах. В ходе подобного рода дебатов речь идет не просто о приклеивании якобы простой этикетки на наши продукты питания для удовлетворения определенного сегмента американских потребителей. В конечном счете мы принимаем решение о том, будем ли мы продолжать развивать исключительно полезные технологии или откажемся от них, руководствуясь необоснованными опасениями.



ИноСМИ