Такого шанса, как сейчас, у Украины может и не быть - Министр АПК

13.01.2015

Новый министр аграрной политики и продовольствия Алексей Павленко рассказал в интервью УНИАН о шагах своего ведомства по реформированию ключевой для страны отрасли и поделился амбициозной мечтой увеличить ежегодные урожаи зерновых в Украине до 100 млн тонн с прошлогоднего рекорда в 64 млн тонн.

 
Возглавивший в декабре прошлого года Министерство аграрной политики и продовольствия 38-летний Алексей Павленко является управленцем новой школы. Есть у него и обязательный для этой генерации украинских менеджеров диплом МВА западного университета, и опыт работы в крупных бизнес-группах. 

В ближайшие месяцы Украина, в которой аграрный сектор всегда был, с одной стороны, одним из главных локомотивов развития, а с другой - чрезвычайно проблемным и консервативным, сможет узнать, по силам ли новому министру изменить систему и внедрить европейские практики управления и ведения бизнеса. В интервью УНИАН Павленко рассказал о своем видении реформирования ведомства и всего аграрного сектора страны, а также о том, что в ближайшее время ждет обросшие скандалами Государственную продовольственно-зерновую корпорацию и госхолдинг «Укрспирт».  И как скоро страна станет «мировой хлебной корзиной» с ежегодными урожаями зерновых в 100 миллионов тонн, и что для этого будет делать новая команда руководителей отрасли. 

Алексей Михайлович, почему вы решили оставить частный бизнес и пойти на госслужбу?

Это решение далось мне непросто. Но у него есть предыстория. Еще во время учебы в Киево-Могилянской академии у меня была мечта стать президентом. У нас весь набор тогда мечтал стать президентом (улыбается). Но после окончания университета я все-таки пошел работать в частный бизнес – работал в консалтинге, аудите, сельском хозяйстве, защитил кандидатскую диссертацию на аграрную тематику. Но потом случился Евромайдан, в котором я принимал активное участие. В какой-то момент понял, что нужно менять систему изнутри, поэтому, когда мне начали предлагать пойти на госслужбу, я воспринял это как некий вызов и решился принять предложение.

Мечту стать президентом не оставили?

На самом деле, я много кем мечтал быть – и агрономом, и слесарем, и сборщиком комбайнов, как папа. Но сейчас мои мечты довольно просты. Мне действительно хочется сделать что-то для страны, потому что я хорошо понимаю, в насколько сложной ситуации оказалась Украина. К тому же чувствую, насколько высок уровень ожиданий общества от новой власти. И я глубоко убежден, что такого шанса, как сейчас, у страны может и не быть, и мы хотим этот шанс реализовать. Возможно, это прозвучит несколько пафосно, но в новом правительстве все понимают, что у нас есть некая историческая миссия, и мы должны перейти от слов к делу.

Ваш коллега - глава Минэкономразвития Айварас Абромавичус намерен существенно сократить аппарат вверенного ему ведомства. Вы планируете подобную внутреннюю реформу Минагропрода? Чем, по вашему мнению, министерство аграрной политики вообще должно заниматься?

Когда мы говорим о каких-либо сокращениях, то отталкиваться нужно не от количества людей, а от количества функций. Поэтому сегодня мы должны четко определить основополагающие функции министерства. Во-первых, это - содействие евроинтеграционным процессам, открытию новых рынков для нашей аграрной продукции, стимулирование экспорта. Во-вторых, это - работа по дерегуляции и законотворчество. В рамках этих ключевых целей мы и будем реформировать департаменты министерства, давая им конкретные задачи. И после этого уже станет ясно, сколько из 422 человек, работающих в Минагропроде, нужно будет уволить.

Но я считаю, что оптимизация работы министерства – это лишь малая часть реформы. Наша главная задача – масштабная дерегуляция. Мы должны сделать так, чтобы бизнесу стало легче работать. Поэтому, в первую очередь, необходимо сократить ненужные функции государства. В рамках реализации этой задачи мы сейчас, например, занимаемся ликвидацией Государственной инспекции сельского хозяйства. К тому же, совместно с Минэкономразвития, мы разработали законопроект о дерегуляции, в котором большой блок посвящен отмене ряда лицензий и сертификатов в агробизнесе.

Среди ключевых задач министерства аграрной политики также должно быть налаживание эффективной коммуникации с бизнесом.  И мы открыты к общению, и уверенно говорим, что наша цель - помогать, а не мешать бизнесу. Но при этом мы понимаем, что, в первую очередь, должна быть обеспечена продовольственная безопасность страны.

Министр аграрной политики и продовольствия Алексей Павленко, министр инфраструктуры Андрей Пивоварский, министр экономразвития и торговли Айварас Абромавичус на заседании Национального Совета реформ / Фото УНИАН
Министр аграрной политики и продовольствия Алексей Павленко, министр инфраструктуры Андрей Пивоварский, министр экономразвития и торговли Айварас Абромавичус на заседании Национального Совета реформ / Фото УНИАН

Какая ваша программа максимум на должности министра?

Я приложу максимум усилий, чтобы страна смогла выйти на урожай в 100 млн тонн. Для того, чтобы это сделать, необходимо, во-первых, создать условия для инвестирования в элеваторную и портовую инфраструктуры, сделать интересной для компаний покупку железнодорожных вагонов. Во-вторых, необходимо решить  вопрос с орошением, ведь на юге и юго-востоке Украины существуют серьезные проблемы с ирригацией. Если нам удастся это сделать, то эффективность использования земель в этих областях вырастет минимум в 2 раза. Я уверен, что благодаря этому Украина станет настоящей кормилицей мира.

Но зерно – это сырье. А ключевая аграрная цель, указанная в программе деятельности правительства, – превращение Украины из поставщика сырья в экспортера продукции с добавленной стоимостью.  Что Минагропрод может сделать для достижения этой цели?

В первую очередь, министерство может создавать условия для этого. Будем решать вопросы, связанные с дерегулированием, простотой ведения бизнеса, поддержкой малых предпринимателей. К тому же есть блок вопросов, связанных со стабильностью. Мы хотим навести порядок на рынке аренды земли, чтобы инвестор понимал, что он инвестирует не на год-два, и его с этой земли не выкинут. Поэтому сейчас на законодательном уровне мы занимаемся вопросом долгосрочной аренды. По нашему мнению, она должна составлять не менее семи лет.

В прошлом году одним из наиболее дискуссионных вопросов в аграрном сообществе была возможная ликвидация системы льготного налогообложения АПК, на которой настаивает МВФ. Каким образом, по-вашему, аграрии должны облагаться налогами?

 Да, действительно были идеи перевести отрасль  на общую систему налогообложения. Но мы должны понимать, что скрытое субсидирование с помощью налогов – это общемировая практика. Если посчитать поддержку сельского хозяйства в ЕС, то это - порядка 450 евро на гектар, тогда как у нас – около 50 долларов. К тому же в бюджете, в связи с ситуацией в стране, не предусмотрены дотации для отрасли. В этом году не будет дотаций для животноводов, виноградарей, садоводов и т.д. К тому же принято решение об упразднении экспортного НДС и для производителей зерна. Это очень серьезно затронет нашу отрасль. 

Изменения в Налоговый кодекс, которые были приняты Радой в конце декабря прошлого года, и впрямь оказались неприятным сюрпризом для аграриев. Это и повышение земельного налога, и возможное введение пошлин на семена, удобрения, средства защиты растений, и упразднение экспортного НДС для зерна и технических культур. Не станет ли это слишком болезненным ударом по отрасли?

Все отрасли получили неприятные сюрпризы. И называть это болезненным ударом я бы не стал, потому что мы должны понимать, в каких условиях сейчас находится страна. У нас идет война на востоке, оккупирован Крым, необходимы колоссальные средства на финансирование армии. Из бюджета на эти цели будет выделено порядка 86 млрд грн, а это - 5% ВВП. Поэтому логика налоговых новшеств проста – чтобы не кормить армию агрессора, необходимо найти деньги, чтобы накормить свою армию. Все понимают, и бизнес в том числе, что легко не будет. Год будет непростой, но я думаю, что мы сможем пройти его достойно.

Одними из ваших первых решений на должности министра было увольнение руководства Государственной продовольственно-зерновой корпорации, связанной трехмиллиардным кредитом с Китаем, и «Укрспирта». В каком состоянии находятся эти компании?

В ГПЗКУ ситуация с выполнением китайского контракта к началу декабря, как я считаю, была критической. В настоящее время нам удалось ее серьезно выровнять. Думаю, в ближайшее время мы уже четко будем знать, сколько и куда было отгружено. На 15 января запланирована встреча с нашими китайскими коллегами. Думаю, она пройдет в нормальном, конструктивном, плодотворном русле.

Относительно прошлого руководства ГПЗКУ и «Укрспирта» есть десятки уголовных дел. Руководитель «Укрспирта» сейчас скрывается. К нему есть серьезные претензии. Мы работаем совместно с ГПУ, отдельно идут проверки других органов. Очевидно, что необходимо провести аудит ГПЗКУ и «Укрспирта». Мы сейчас ожидаем предложений от компаний «большой четверки». Хотим понять, в каком состоянии ГПЗКУ и «Укрспирт» и что с ними происходило в последнее время. Плюс хотим их привлечь к корпоративному управлению, чтобы сделать более прозрачными.

Алексей Павленко во время заседания Кабинета министров / Фото УНИАН
Алексей Павленко во время заседания Кабинета министров / Фото УНИАН

Должен ли быть «Укрспирт» приватизирован?

Думаю, что изначально нужно навести порядок. Провести аудит, разобраться с фискальной службой и теми уголовными делами, которые открыты против компании. Чтобы компанию продавать, нужно ее подготовить, разработать концепцию. «Укрспирт» занимается как производством спирта, так и биоэтанола, а это - два разных направления.

Считаю, что биоэтанольное направление вообще должно быть одним из ключевых для нашей страны. У России есть «Газпром» и нефть, а у нас - аграрный сектор и кукуруза, и это - тоже энергия. У нас есть все шансы стать энергетически независимыми.

Правительство в своей программе заявило о намерении способствовать привлечению на 1 млрд долл. кредитов в АПК от международных финансовых институтов в 2015 году. Ведутся ли уже переговоры и кто готов финансировать украинское сельское хозяйство?

Переговоры не просто ведутся. В конце года уже была задекларирована цифра в 400 млн долларов, которые будут направлены на поддержку малого и среднего бизнеса через ЕБРР. Но эти деньги пойдут не только на АПК, но и на другие сектора экономики.

Также ведутся переговоры с крупными финансовыми донорами, которые будут выделять деньги украинским банкам для кредитования сельского хозяйства. Эта схема работала и ранее, мы просто хотим, чтобы она развивалась и далее.

К тому же, у нас не так давно была встреча в Нацбанке. Собрались ключевые банкиры, представители как крупного, так и малого и среднего аграрного бизнеса. Говорили о проблемах с валютным регулированием, о том, как быть с финансированием весенней посевной кампании. У нас реально назревает проблема с финансирование посевной, потому что нужно найти ресурс для закупки топлива, семян, удобрений. Банки задекларировали, что аграрная отрасль остается для них приоритетной, так как она все еще может удерживать прибыльность и дает самую большую в стране валютную выручку. Несмотря на то, что в 2014 году были и громкие банкротства, и начат ряд процессов по реструктуризации долгов аграрных компаний, банки понимают, что таково общее состояние экономики и не теряют интереса к отрасли.

В чем, по вашему мнению, должна заключаться государственная поддержка АПК?

В первую очередь, это то, о чем я уже неоднократно говорил – упрощение условий ведения бизнеса, дерегуляция отрасли. А если говорить о прямой поддержке, то нам бы очень хотелось получить некую компенсацию банковских процентов по кредитам, хотелось бы иметь целевые программы по животноводству. Но давайте исходить из реалий. Для всех этих программ нужен финансовый ресурс, а его сейчас у государства нет.

 

УНИАН

Материалы по теме