Владелец «Фуршета»: Сумма претензий АМКУ эквивалентна прибыли всех обвиняемых лет за десять

16.09.2013

Антимонопольный комитет Украины подвел промежуточные итоги расследования картельного сговора 18 торговых сетей. По мнению специалистов ведомства, согласованные действия ритейлеров, например, в части установления стоимости дополнительных услуг и бонусов поставщикам, привели к росту цен на продукты питания в 2010-2011 годах.

Сумма штрафов, которая может быть наложена на фигурантов – рекордные для украинской практики 20 млрд гривен. Forbes спросил у Игоря Баленко, владельца одной из крупнейших торговых сетей в стране – «Фуршет», которая также фигурирует в расследовании АМКУ, в чем состоят претензии к ритейлерам и правда ли, что подоплека дела – острая необходимость наполнения бюджета.

– В 2010-2011 годах наблюдался существенный рост цен на бОльшую часть основных продовольственных товаров. Это признают все, в том числе ритейлеры. Какова роль сетей в этом удорожании?

– Ритейл просто продавал. Этот период уже неоднократно и очень детально анализировался, в том числе инспекцией по ценам и Минэкономики. Давно доказано, что первопричина – рост отпускных цен производителей.

Стоимость продовольственных товаров подвержена колебаниям. Вот лук, к примеру, в прошлом году был по 90 копеек [за кг], а в этом году – 4 гривны. Был неурожай, есть дефицит, цены выросли. И что дальше? Ритейл виноват?

– Каким образом в перечне компаний, в отношении которых проводилось расследование, оказалась исследовательская компания AC Nielsen?

– Была озвучена претензия, что АС Nielsen – коммуникатор нашего сговора. Нормально вообще?

Претензии в отношении компаний – это тоже что-то запредельное. Как можно называть бонусы или какие-то маркетинговые платежи «схожими действиями»? Ну да, мы продаем на одинаковых кассах и с одинаковых полок. Если подходить так, то да, это схожие действия. Но ведь при этом размер самих бонусов у нас не одинаковый, да и сама маркетинговая система – вещь не унифицированная. Как можно говорить о сговоре? Я не знаю, что за этим стоит, но в данный момент это очень странная ситуация, которая не подлежит логическому объяснению.

Это же все равно, что прямо сказать: «Спасибо, вы поработали, а теперь закройтесь»

– Представитель одной  из сетей, также фигуранта расследования, рассказал Forbes, что в АМКУ дали понять: подоплека дела – острая необходимость наполнить бюджет, и поэтому штраф должен быть уплачен. Вы поддерживаете такую версию?

– Я могу только сказать, что никакой другой хоть минимально логичной причины я не вижу. Это же все равно, что прямо сказать: «Спасибо, вы поработали, а теперь закройтесь».

– Вы считаете, что уплата штрафа сопоставима с закрытием бизнеса? Сумма в перерасчете на каждую компанию настолько неподъемна?

– Однозначно. Никто не может столько заплатить. А если не сможет – станет банкротом. Кто тогда пострадает? Мы ведь работаем с сотнями поставщиков, вслед за нами обанкротится и ряд производителей.

Для АМКУ базой для расчета штрафа (до 10% от годовой выручки. – Forbes) является оборот, а не прибыль. А сумма, которую называют – $2,5 млрд, – это прибыль всех компаний, которые там участвуют, наверно, лет за десять.

Претензий к рознице две (навязывание необязательных услуг и картельный сговор с AC Nielsen. – Forbes), и по каждой из них предполагается штраф в 10% от выручки. Получается 20% на каждую компанию. Но даже если это будет 2-3% от оборота – это очень большие суммы.

– Вы апеллировали к кому-то из чиновников, членов правительства, возможно, в Минэкономики обращались?

– Честно говоря, я думаю, это бесполезно. Но предполагаю, что представители международных сетей, таких как «Ашан», «Метро», будут обращаться на международном уровне. Думаю, они в шоке от украинских реалий. Штраф еще не наложен, это промежуточные итоги расследования. Возможно, кто-то оценит всевозможные последствия для рынка и потребителей, и спохватится. Если нет – будут судебные разбирательства.

 

Forbes.ua