Владелец "Креатива": Я готов продать свою долю хоть завтра

23.03.2016
Артур Гранц – крайне непубличный бизнесмен. До сентября прошлого года его имя редко упоминалось в СМИ. Перемены наступили после того как он стал участником одной из самых громких сделок на украинском рынке.

Вместе с Рысбеком Токтомушевым – выходцем из БТА Банка – он купил у Станислава и Максима Березкиных агрохолдинг "Креатив". Есть и другие инвесторы, но их имена партнеры держат в секрете.

Березкины сделали "Креатив" одним из крупнейших производителей подсолнечного масла в стране с выручкой более $1 млрд. Но осенью 2014 группа не смогла расплатиться с иностранными кредиторами, а вскоре перестала обслуживать и остальные долги. Всего – более $600 млн. Больше всего "Креатив" задолжал государственным "Ощадбанку", "Укрэксиму" и "Укргазбанку".

ЭП подробно описывала перипетии сделки в недавнем материале, но встретиться с Гранцем перед его подготовкой не удалось.

В госреестре Артур Гранц значится собственником компаний "БФ груп" и "Дьюти фри трейдинг". Первая - арендует торговые площади в аэропорту "Борисполь", одно время в ней работал дальний родственник премьера Владимир Яценюк. Вторая – владеет магазинами беспошлинной торговли на границе Украины со Словакией, Венгрией, Россией, Польшей и Молдовой.

Большинство собеседников ЭП причисляют Гранца к кругу бизнесмена Леонида Юрушева и нардепа "Народного фронта" Андрея Иванчука. Как известно, к премьерской квоте относят и "Ощадбанк", который возглавляет Андрей Пышный. И премьерская команда якобы могла помочь с очисткой "Креатива" от долгов.

Раньше Иванчук в отверг все подозрения: "Для государственного банка – это тюрьма, если продать на доллар меньше, чем ты выдал кредит той компании".

В интервью ЭП Гранц расширяет список знакомств другими известными именами. Среди знакомых и друзей бизнесмена Юрий Косюк, Олег Бахматюк, Алексей Порошенко, Борис Ложкин и Андрей Веревский.

Компания "Кернел" последнего стала сотрудничать с "Креативом" сразу после сделки с Берзкиными. Сначала "Кернел" загрузил заводы группы своим сырьем по давальческой схеме. А затем и вовсе выкупил кредит "Креатива" в $95,7 млн у государственного "Укргазбанка".

Означает ли это согласованность их действий по "Кретиву"? Гранц утвеждает, что нет.

В своем дебютном интервью бизнесмен рассказывает о появлении в Украине, магазинах дьюти-фри в Борисполе, отношениях с Юрушевым и Иванчуком, покупках компаний "Райз" и "Дакор" на пару с Олегом Бахматюком и соперничестве с "Кернелом".

"BF – ЭТО BEST FRIENDS"

- Есть разные версии о вашем гражданстве, о том, кто вы и откуда. Я слышал о том, что вы белорус, грек, армянин, и даже австриец.

- Я закончил Белорусский государственный университет в Минске. Поступил туда еще в советское время. Когда Беларусь стала независимым государством, получил паспорт гражданина Беларуси. По национальности – я армянин. Я очень люблю греков, но я не грек. Никаких других паспортов у меня нет.

И у меня есть постоянный вид на жительство в одной из стран Евросоюза, но не в Австрии, а в Прибалтике - Литовская республика.  В Украине  я где-то с 2006 года, у меня есть временный вид на жительство. Я официально работаю, получаю зарплату и плачу налоги.

- Андрей Иванчук в интервью "Украинской правде" говорил, что знает вас с конца 90 годов.

- Мы познакомились в Минске. Моя компания была одним из крупнейших импортеров продуктов питания в Беларуси. Завозили знаменитые куриные окорочка, а также ряд других позиций. Мы были официальным дилером таких международных компаний как Uniliver, Pepsico. Много чего импортировали из Украины – подсолнечное масло, сливочное масло. В том числе, сахар. В Беларусь, Россию.

Мы работали с крупнейшими компаниями: Cargill, Sucden и МAN. У нас с ними сохранились прекрасные отношения до сегодняшнего дня. Я занимался поставкой сахара-сырца из Бразилии в Беларусь. Мы перерабатывали в Беларуси порядка 150-200 тыс тонн в год. Достаточно большой объем – около 20% сегодняшнего  рынка в Украине.

- Ваш бизнес находится в Украине?

- Не только в Украине. Сегодня у меня есть бизнес в Грузии, Прибалтике, Украине, Беларуси.

- Он завязан на сельском хозяйстве?

- В Грузии у меня завод по производству мандаринового концентрата. Основной покупатель – Япония. Вы представляете, где Грузия, а где Япония? Хотя рядом находится Китай. Просто у нас он органический и поэтому пользуется спросом. В Прибалтике у меня были компании, связанные с логистикой и транспортом. В 2008 году президент Валадас Адамкус вручил нам приз как самой динамично развивающейся компании.  

- Как оформлен бизнес, есть какой-то единый холдинг?

- BF Capital. Сегодня  эта компания владеет разными бизнесами в разных странах.

- Каким бизнесом вы оперируете? Какова годовая выручка?

- Моя компания не является публичной. И, честно говоря, я не сторонник вывода компании на биржу. Я консерватор в этом вопросе. По Украине обороты компании около $45 млн в год. 

- Что означает BF?

- BF – это Best Friends.

Артур Гранц

- Компании с похожим названием есть у Леонида Юрушева – "БФ Сервис", "БФ Склад", "БФ Завод" и другие. Это совпадение?

- Нет, не совпадение. Я приехал в  Украину с большим проектом. В Литве я построил большой логистический комплекс, транспортную компанию. Мы работали с крупнейшими компаниями по перевалке грузов через Литву и делали логистику на Россию из Европы.

В основном шла электроника, бытовая техника Bosch, Siemens, Indesit, Sony, Samsung. Потом кто-то из них сделал производство в Украине, кто в России и этот бизнес стал потихоньку закрываться. Но у меня там появились определенные связи, друзья. Сейчас, эти люди, наверное, являются одними из богатейших в Литве. Они ритейлеры, владельцы торговой сети Maxima. В 2008 году у них был оборот порядка 3,5 млрд евро. Это в Прибалтике!

Когда я побывал в Украине, то понял, что здесь не хватает нормального ритейла, я пригласил их поучаствовать со мной в проекте. Мы зарегистрировали совместную компанию и планировали развивать сеть торговых центров а-ля "Новус". Кстати, "Новус" – это частично выходцы из Литвы. А мы планировали сделать что-то похожее еще до их прихода. Год у нас был офис здесь, потом в Европе произошел кризис 2008 года, и они остановили проект.

Мы планировали за год построить в Киеве порядка 20 гипермаркетов. Но тогда на землю и строительство были заоблачные цены.

- А причем здесь Леонид Юрушев? (по данным участников рынка партнером проекта Maxima в Украине был Леонид Юрушев, ЭП)

- К Юрушеву я пришел, так как у меня был большой логистический опыт в Прибалтике, я считал, что в Украине не хватало хороших логистических складов. У Юрушева была земля в Борисполе. Я предложил построить там большие логистические комплексы. Мы их построили, попали на кризис, но все равно сдали площади в аренду торговым сетям – "Сильпо", "Фуршет", Nokian. В принципе, это был хороший проект. Потом я из него вышел, и Юрушев выкупил мою долю. 

- Сложно представить, что некий литовский бизнесмен просто пришел к Юрушеву и сказал: "Давайте делать". Вас должен был кто-то свести. Может Иванчук?

- Честно говоря, точно не помню, кто именно меня познакомил с Юрушевым. Это было лет 8-9 назад. Сложно вспомнить. Мы с ним до сих пор в хороших отношениях. В то время у него был свой банк (банк "Форум", ЭП) и земля. Я тогда познакомился со многими людьми.

Я пришел и спросил: "Земля продается? Или можем сделать совместный проект". Он предложил работать совместно. Мы сделали проект, потом я из него вышел, и бизнес остался за ним. Название и приставку "БФ" мы уже не меняли. Компании имеют название "BF-Склад" и "BF-Терминал".

- Но остались и другие созвучные компании "БФ Завод", например.(компания выпускает металлоконструкции, ЭП)

- Есть "БФ Завод" и другие, но к ним я вообще никакого отношения не имел. Это его проекты. Я имел отношение только к логистике. Именно через логистику я познакомился и с группой БТА, которая делала логистические проекты и тут, и в России (один из нынешних совладельцев и менеджеров "Креатива" Рысбек Токтомушев до конца 2014 года возглавлял набсовет БТА Банка, ЭП)

Я подумал о синергии с ними, приглашал их тогда строить у нас на земле, чтобы получился хороший качественный проект, большие площади – до 500 тыс кв м. Плюс там планировался большой выставочный комплекс, которого до сих пор не было в Украине.

Для этого я пригласил известную немецкую компанию архитекторов, которые сделали проект. Потратил большие деньги на это. Они сделали проект, но необходимо было провести туда свет, газ. Развитие застопорилось на вопросе об инфраструктурных отчислениях. Тогда это была очень развитая форма поборов с девелоперов. 

- Связи Юрушева не помогли?

- Его связей не хватило. Вы преувеличиваете. Все упиралось в огромные суммы отчисления на развитие инфраструктуры, которые требовали облгаз и облэнерго за подключение газа, света.

- Тогда Ющенко был президентом, премьером была Тимошенко. Юрушев мог влиять на такие вещи.

- Но не влиял, значит, не получалось.

- Вы же запустились в 2010 году?

- В 2008 году. А таможенный терминал, может, в 2010 году (компания "БФ Терминал", ЭП).

- С группой БТА вы тогда не договорились?

- Я думал привлечь их банк как финансовых партнеров. Они тогда очень активно инвестировали в девелопмент. И тогда же познакомился с Рысбеком. Из-за кризиса все приостановили строительные проекты, но связи у нас остались, мы поддерживали отношения. Поэтому когда уже возник вопрос по "Креативу", я его пригласил именно как кризис-менеджера, чтобы он поучаствовал в проекте финансово, отвечал и был заинтересован.

- Best Friends – это про вас с Юрушевым?

- Нет, это я с литовцами хотел делать.

- Вы единственный собственник?

- Да, я единственный собственник в BF Capital, а эта компания учредитель "БФ Групп". В дочерней фирме "БФ энд ГХ Тревел Ритейл" (занимается беспошлинной продажей товаров в аэропортах, ЭП) есть известные немецкие партнеры компания Gebr. Heinemann.

 

- У вас там 45% на 50% и плюс 5% еще у одной компании. Что это за пакет?

- 5% - это менеджерский пакет. Я никогда не занимаюсь операционным управлением бизнесом. Немецкие партнёры предоставили свой бренд, технологии и контакты, организовали поставку товаров, но управлять этим должны менеджеры.

- Когда у вас появился этот бизнес?

- Компания дьюти-фри у меня есть также в Грузии и Армении. Я давно дружил с владельцем немецкой Gebr. Heinemann. И когда открылась возможность прийти в Украину, я их пригласил, чтобы именно их опыт и бренд помог сделать этот аэропорт таким, каким вы его видите сейчас.  

- Вам дали сначала площади в терминал F?

- Да. История очень простая. Был терминал F, на достройку которого не хватало денег. А его надо было срочно достроить и сдать. Старый терминал В не справлялся, а строительство терминала D – задерживали. Мы проинвестировали в достройку терминала и получили площади во временное управление по договору совместной деятельности.

- Мы – это кто, вы с Юрушевым или с Иванчуком? Или их не было?

- Мы – это я и немецкая компания Gebr. Heinemann. Навели там красоту, сделали все, как надо. Потом поменялось руководство, нам сказали: "Это все не годится, мы терминал F закрываем". И они его спокойно закрыли, бизнес умер.

- На каких условиях вас впустили?

- Это был договор о совместной деятельности. Мы вложили почти $10 млн. Это только в строительство терминала, а еще плюс магазины. (В отчетности "Борисполя" говорится что вклад "БФ Груп" в совместную деятельность на территории терминала F – 30 млн гривен, ЭП)

- Кроме "БФ энд ГБ Тревел Ритейл" в терминале D "Борисполя" сейчас работает компания "Киеврианта". Вы имеете к ней отношение?

- Это наша компания. Это компания с 20-летней историей работы в Украине. Мы с немецкими партнёрами приобрели ее в конце 2014 года. Соотношение акционерного капитала там такое же.

- А какое отношение вы имеете к "Интерконтиненталю"?

- Кроме того, что я там иногда обедаю или ужинаю, больше никакого.

- Говорят, что через вас можно договориться о скидках.

- Если можно договориться о скидке в ресторане, то это уже означает, что ты владелец ресторана? Гостиница "Интерконтиненталь" принадлежит Леониду Юрушеву. Управляет его семья. И я очень рад, что в Киеве есть такие гостиницы, это лицо Киева.

- Какие у вас отношения с Андреем Иванчуком?

- Мы  друзья. Когда я с ним познакомился, он был далек от политики.

- Как вы объясните, что директор вашей компании "БФ Груп" Юрий Грищенко уже два созыва является помощником нардепа Иванчука?

- Он хороший юрист. Андрей (Иванчук, ЭП) общался с ним когда они были в оппозиции, ситуация была неоднозначная. Он его консультировал и Иванчук сделал его своим внештатным помощником.

 

2010. Андрей Иванчук на открытии duty free в терминале F - совместного предприятия Gebr Heinemann и BF Group. По словам Гранца, он не мог присутствовать на мероприятии из-за болезни. Источник: moodiereport.com

- А Владимир Яценюк – родственник премьера – какое участие принимал в работе "БФ Груп"?

- С Владимиром познакомился через Олега Бахматюка. Когда я приехал в Украину, я начал собирать команду. Мне были нужны финансовый директор, юрист, я начал спрашивать у знакомых и друзей. Владимир работал в Ивано-Франковске у Олега Бахматюка на какой-то должности, связанной с финансами.

Потом он ушел и был в свободном плавании. Я спросил у Олега, есть ли у него доверенный финансист, он его порекомендовал. Володя был финансовым директором, очень умный парень, мы с ним работали  4-5 лет. Давно с ним не общался, но насколько я знаю, у него сейчас свой бизнес.

- Но он же и на Юрушева работал. В сети есть копия доверенности на его имя от компании Юрушева.

- Когда он ушел от меня, он пошел работать к Юрушеву. 

- Когда родственник большого политика работает в частной компании, то возникают подозрения, что это не просто так.

- Когда он ушел от меня – еще не было большого политика.

- На тот момент Арсений Яценюк уже работал в НБУ, в Кабмине, был спикером.

- Ну, и что? У меня появился банк? Смешно комментировать. Люди пытаются  найти, то чего нет. 

"ЕСЛИ БЫ "КРЕАТИВ" БЫЛ ЗАКРЕДИТОВАН В ЧАСТНОМ БАНКЕ, НАМ БЫЛО БЫ ПРОЩЕ"

- Нардеп Андрей Павелко на своем Дне рождения назвал вас своим другом.

- Да, мы давно дружим. Познакомились в Днепропетровске на каком-то общем мероприятии, сошлись и стали дружить. Когда я с ним познакомился, он занимался бизнесом и не был политиком и футбольным функционером.

- Говорят, что через Павелко вы имеете доступ в Администрацию президента. 

- А зачем мне туда ходить?

- Не знаю, но ваше имя там знают. Говорят, что да, есть такой – друг Иванчука и Юрушева.

- Вы же знаете, кто сегодня возглавляет Администрацию президента. Он публичный человек, его знала вся страна и до того, как он стал главой Администрации. Я его тоже знаю – мы с ним познакомились на мероприятии, кажется, открытие журнала Voguе. Вот и все.

- То есть, вам Павелко не нужен, чтобы общаться с Ложкиным?

- А у меня нет никаких вопросов к Ложкину. Вообще с Администрацией президента у меня нет никаких дел, как и с премьер-министром. Я действительно далек от политики, она мне не интересна. Я не понимаю, почему ее пытаются притянуть к "Креативу". Это не государственное предприятие, не энергетика…

 - "Креатив" закредитован в госбанках.

- Ну и что? Много кто закредитован в госбанках.

- Решать вопросы с госбанками легче через чиновников или людей, имеющих на них влияние.

- Так могут думать люди, не знающие реалии отношений с банками вообще и с госбанками в частности. Если бы "Креатив" был закредитован в частном банке, нам было бы гораздо проще. Если вы думаете, что сегодня чиновники могут реально влиять на госбанки в ущерб интересам госбанков – это большое преувеличение.

Андрей Павелко, Артур Гранц и Юрий Косюк. Финал Лиги чемпионов-2015, "Олимпиаштадион", Берлин.

- Тем удивительнее, что вы туда зашли, а потом еще и не мешали "Кернелу" покупать кредит "Креатива" на конкурсе "Укргазбанка".

- Почему я не блокировал сделку по покупке "Кернелом" этого актива? Я добропорядочный бизнесмен. Почему я должен мешать, если кто-то хочет закрыть долг "Креатива" перед госбанком?

У меня не было возможности выложить сразу крупную сумму, поэтому я отказался от участия. Мы закрыли сегодня долги "Креатива" перед рабочими, запустили заводы. Конкурс, который выиграл "Кернел", насколько я знаю, был открытым. Все крупные компании могли участвовать, но никто не проявил интерес.

- И вы в том числе. Ведь у "Креатива" так могут увести ключевой актив, который дает до 40% выручки.


- Его никто никуда не уводит. Первый вопрос: государству хорошо, что ему вернули живые деньги, и вернули сегодня, а не когда-нибудь потом? Спросите любого банкира: "Ты хочешь, чтобы кредит погасили на 100%?". Он будет счастлив! То есть государству хорошо. Уже один госбанк вышел из ситуации с "Креативом". И вышел честно и красиво, все получили деньги.

- Этот актив был самый легкий для вывода. И его увели из залога.

- Его не увели. Долг выкупили у госбанка за живые деньги по 100 центов за доллар. Неважно кто. Пусть Ощадбанк завтра объявит такой же конкурс. Возможно, мы будем участвовать. А возможно кто-то еще будет участвовать, и сможет дать больше денег, чем мы.  

- Но вы же не будете в нем участвовать, как не участвовали в конкурсе "Укргазбанка".

- За этот актив надо было заплатить $95 млн, а он реально не стоит этих денег сегодня. По крайней мере, мы так думаем.

- Смотря как считать. На рынке говорят, что по остаточной стоимости будет $40-50 млн, если строить завод с нуля – около $100. А если отталкиваться от выручки и EBITDA – то в 2013 году его могли оценить в $200 млн.

- Тот, кто считает, что актив стоит $200 млн, должен был прийти и купить его за $200 млн. Мы посчитали, что этот актив сегодня не стоит $95 млн, поэтому  не участвовали. Кто-то посчитал по-другому. Вы говорите, что этот основной актив, и права на него купили за $95 млн. А у Ощадбанка заложена остальная часть имущества под кредит $300 млн. Есть же какая-то нестыковка.

- В залоге у Ощадбанка кроме производственной части, есть и инфраструктура.

- Хорошо, пусть на открытые торги выставят.

- Есть второй момент, почему государство критикуют за эту сделку: таким образом, оно обесценило остальные залоги.

- Сложно комментировать тех, кто плохо разбирается в предмете. Сегодня у госбанков, думаю, у всех – не обслуживаются 70-80% кредитов. Не потому, что люди не хотят платить, а потому что есть объективные причины - общее падение экономики. А сегодня кто-то пришел и заплатил государственному банку $95 млн, и ему говорят, что он сделал что-то не так.

Если кто-то нарушал закон, скажите кто, и где нарушил закон? Если считаете, что кто-то поступил против интересов государства, скажите, кто и где поступил против интересов государства? Все остальное спекуляции.

- Вы будете обслуживать остальные кредиты?

- Мы уже давно предложили свои соображения по реструктуризации. Всем банкам и другим кредиторам. Мы в процессе дискуссии. Не скажу, что наш вариант идеальный, но и не самый плохой. Мы готовы отдать на погашение большую сумму того, что будем зарабатывать.

Мы сделали независимую оценку всего портфеля долгов и залогов. Налицо существенный дисбаланс между долгами и залогами, долговой нагрузкой и потенциальной доходностью. Мы ожидаем, что банки все-таки пойдут на уступки, хотя все они уже начали судиться с "Креативом".

- То есть залог стоит меньше?

- Да. Текущая рыночная стоимость залогов гораздо ниже размера долгов. 

- Насколько она, по-вашему, отличается от размера кредитов?

- Аудиторы сейчас выводят эти суммы. До их финальных отчетов не хотел бы публично озвучивать цифры. 

- Получается, что не вы, а "Кернел" выкупил часть компании, без которой денежный поток будет очень небольшой. И ставите кредиторов в ситуацию…

- У вас есть экономическое образование?

- Нет.

- Вы идете по пути спекуляций и оценочных суждений, а западный бизнес строится на двух столпах: закон и рыночная цена. Нужно чтобы все было по закону, а остальное определяет рыночная цена.

"ЮРА КОСЮК СКАЗАЛ: "МОЛОДЕЦ, ХОРОШАЯ СДЕЛКА"

- Сколько вы были готовы заплатить за "Креатив"?

- Сколько были готовы, столько мы за него и заплатили. Скажем так, цифры, которые есть, удовлетворили предыдущего собственника в полной мере.

С чего все начиналось? Я пришел к Березкину с предложением покупки года-полтора назад, может, два. Он тогда назвал космическую цену. Я сказал, что это неинтересно. Потом я за этой компанией просто со стороны наблюдал, как она будет развиваться, как у нее будут идти дела. Увидел, что все заводы стоят. Он уже вел переговоры о продаже со всеми. В том числе и с "Кернелом", насколько мне известно, и достаточно долго. Не купили.

Я был за границей, звоню ему: "Ты еще продаешь?". Он ответил, что в процессе. Мы встретились и закрыли сделку в кратчайшие сроки – за две-три недели. Все переговоры вел лично я, никто другой с ним не общался. Я пригласил других инвесторов в этот проект, они получили свой пакет акций, а управление мы передали нашему кризис-менеджеру, чтобы он со всем этим разбирался.

И так у меня практически во всех проектах. Я в Грузии уже не был, наверное, полтора года. Все работает, я туда не езжу. Я привык доверять менеджерам.

- На что был расчет? Если вы покупаете компанию с долгом больше, чем ее цена…

- Расчет на то, что поменяются рынки. Кукуруза сегодня стоит $150, а стоила $300. В два раза упала. Сахар стоил раньше $700, сейчас – $350 за тонну. Поэтому первое – есть расчет на потенциал роста. Второе: заводы вообще стояли, мы их как-то запустили. Кроме того, конечно, я рассчитывал на реструктуризацию банковских долгов. Конечно, есть большой риск, что я потеряю деньги.

- А кто инвесторы, которых вы пригласили?

- Это мои друзья, которые тоже живут за границей. Украинцев тут нет.

- Это странно даже на уровне логики: покупать сейчас в Украине проблемную компанию…

- Это плохо, что я привлекаю инвесторов?

- Это удивляет. Если вы не рассчитываете на какую-то помощь.

- Не преувеличивайте. Ну, невозможно помочь в том, в чем помочь невозможно. Тут исключительно частный бизнес. Ну, как в нем можно чем-то помочь?

- Решить вопрос с банками.

- Как?!

- Например, сейчас идут суды с Ощадбанком. Можно, в конце концов, вести суд со стороны банка таким образом, чтобы банк проиграл.

- Если говорить про Ощадбанк, то мы ведем диалог о добровольной передаче банку ряда залогов в счет погашения задолженности. Потом будем пытаться выкупать имущество на открытом конкурсе, который должен выиграть тот, кто даст Ощадбанку больше денег. 

- Но вы ведь уже заплатили за этот актив. Будете платить два раза?

- Мы заплатили с учетом долгов, а теперь будем смотреть, какова реальная цена. 

- Но это очень рисковая сделка.

- Вы считаете, что в Украине вообще нет рисков? Любой киоск – это риск. Его возьмут и снесут.

- Если "Кернел" не участвовал в сделке изначально, то как вы с ним так быстро договорились о толлинге? Закрыли сделку в начале сентября, и они тут же загрузили завод своим сырьем по давальческой схеме.

- Игроков на рынке немного, они все известны. Нам важно было как можно скорее запустить заводы, которые стояли уже несколько месяцев. Давальческая схема позволяет быстро запустить производство. "Кернел" – это крупнейший игрок на рынке с большими объемами сырья. 

- Кроме "Кернела" желающих не было?

- Были. Общались практически со всеми крупными компаниями. Я лично вел переговоры с Noble Resources. С кем то мы не сошлись по цене, с кем по объемам. "Кернел" дал нам гарантии по объемам и провел переговоры быстро. 

- А почему сумма, которую платит "Кернел" за переработку – ниже среднерыночной? (собеседники на рынке называют цифры $28 против $40 за тонну, ЭП)

- Там сегодня работают две компании. Одна из них – украинская. В принципе - это вопрос менеджмента. У них есть задачи, они их должны решить. Тут все связано: цена определяется не только объемами, но гарантиями, а также финансовой репутацией клиента. Но как говорят: сегодня на безрыбье и рак – рыба.

- Получается, что вы покупали "Креатив" самостоятельно, а стратегию развития переложили на менеджмент?

- Да, за это отвечает Рысбек.

- Если говорить о других кредиторах, правда ли что синдикат зарубежных банков ведет переговоры о продаже кредитного портфеля на $75 млн. Участвуете ли вы в покупке?

- Мы им давали нашу дорожную карту по реструктуризации. Менеджеры этим занимаются, я лично в переговорах участия не принимаю.

- Какую часть общего долга вы предлагаете кредиторам списать?

- Мы в переговорном процессе. Пока он идет, вам этого никто не расскажет.

- "Кернел" уже купил права требования на завод группы. Какие-то контакты у вас с ними уже были? Что они собираются делать с этими правами дальше?

- Для меня лично – главное, что купила частная компания. С ним всегда легче договориться, чем с государством. Сейчас мы в контакте с "Кернелом". Что они собираются делать с правами, лучше спросить у них. 

- А какие проблемы возникли с Березкиными после закрытия сделки. Сейчас открыто уголовное дело якобы из-за вывода активов из компании. Как раз тех, которые перешли к прежнему собственнику.

- Я не владею этим вопросом. Я знаю, что мы заказали отчет международных аудиторов. Скоро у нас будет полная картина – кто, что, как. Этим вопросом занимается непосредственно Рысбек и команда, которую он привел на завод. Есть какие-то уголовные дела, но работа идет. Я надеюсь, что все закончится мирно и дружно.

- Максим Березкин говорил в интервью сайту Latifundist.com, что его вынудили продать компанию, хоть это и не было рейдерством в классическом понимании.

- Вы верите в то, что он сказал? Я не думаю, что он так сказал. Я не читал это интервью. Сделку по "Креативу" заключали на Кипре. Присутствовали его юристы, наши юристы. Все мы после этого пошли в ресторан отмечать, пить вино. Я не думаю, что человек, которого вынудили что-то сделать, пойдет пить вино. Мы до сих пор в прекрасных отношениях со Станиславом Березкиным.

- Почему же тогда "вынудили"?

- Я думаю, что эту информацию исказили. Можно вернуться к истории с "Укрлендфармингом". (аграрная компания Олега Бахматюка, ЭП). В 2010 году у меня была идея, которую я предложил Олегу Бахматюку: "Давай сделаем большой земельный банк и большую компанию по переработке сахара и выращиванию кукурузы".

Он эту идею поддержал, у нас были финансовые возможности и каждый занялся своим делом. Олег пошел искать фондирование, я – вести переговоры. Я лично вел переговоры с Цехмистренко (Виталий Цехмистренко – экс-владелец компании "Райз", ЭП), хотя до этого переговоры вели все. Может, у меня такая харизма. 2010 год – нормально? Никакого отношения я ни к кому не имел?

- С Бахматюком вы давно знакомы?

- Давно, лет десять. Я с многими знаком. И Юрия Косюка знаю, и Виктора Иванчика из "Астарты", и Алексея Порошенко - старшего, мы вместе входили в правление "Укрсахара".

Но нельзя же к этому прицепиться?  Вы кстати можете связаться с Цехмистренко. Я провел с ним переговоры. Они длились больше месяца. Мы друг другу понравились, и он именно мне сказал: "Тебе я готов продать". И мы оформили сделку. Дальше была компания "Дакор" – отец и сын Корилкевичи. Кстати, похожая семья, как и Березкины. С ними были долгие и тяжелые переговоры. Два или три месяца шли, и я довел сделку до конца.

- В чем был резон вашего участия в сделке по покупке "Райза" и "Дакора"?

- Были планы делать совместную компанию с Бахматюком, я хотел себе пакет – 25%. Но после покупки "Дакора" и "Райза" мы разошлись в стратегии развития. Олег хотел идти на IPO, объединять эту компанию с "Авангардом" и  идти на внешние рынки. Я так далеко не был готов заглядывать, и вышел из проекта.

- То есть, получили деньгами?

- Да, я вышел, продал свою будущую долю. Я считаю, что на тот момент все получилось красиво, все остались довольны. И глядя на сегодняшний рынок, я считаю, что все сделал правильно.

- По "Креативу" не советовались с Бахматюком? Не приглашали в партнеры?

- Не советовался. Хотя многие меня потом поздравили. Тот же Юра Косюк сказал: "Молодец, хорошая сделка".

- То есть, он знает условия сделки?

- Ну, мы с ним дружим.     

- Тот же Косюк был не так давно замглавы Администрации президента.

Что вы опять хотите сказать? Косюк – самостоятельный бизнесмен, он мог бы сам себе купить и продать без Администрации.

- Просто в Украине политика и бизнес – неразрывные вещи.

- К сожалению. Конкретно в  моем случае, я пытаюсь доказать, что этого нет. Неинтересны мне государственные монополии, мне хочется заниматься своим. И так как работать с утра до ночи я не очень люблю, то доверяю менеджерам.

По сельскому хозяйству у нас сегодня только один актив – это "Креатив". На данный момент мы сельским хозяйством не занимаемся. Мы не занимаемся переработкой, у нас нет земли.

- Все-таки, сколько человек в команде, и откуда они? Тот же Капустян пришел из "Кернела".

- Набором команды занимался Рысбек. Григорий Капустян отвечает за производство. Он перешел к нам из "Кернела". Руководитель по качеству перешел к нам из Noble. Юристов и финансистов Рысбек привел из банковского и инвестиционного сектора.

- Все-таки были ли переговоры с "Кернелом" об участии в капитале "Креатива"?

- Я знаю Андрея Веревского, но переговоров об участии "Кернела" в капитале "Креатива" не было. 

- Они же наверняка заинтересованы в покупке компании, которую хотели купить и до этого?

- Возможно, Вы правы. Но интерес проявляют и другие инвесторы. Я готов хоть завтра кому-то продать, по крайней мере, свою долю точно. 

- А вы пытались купить что-то еще?

- Когда мы делали сделку по "Дакору" и "Райзу", я тогда еще вел переговоры о покупке компании "Укррос", с братьями Федоренко. Но тогда "Кернел" нас обогнал. Он предложил им больше денег, и они прямо в последний момент передумали. Но молодцы, заплатили штраф за нарушение переговорного процесса. Так что "Кернел" нас опередил, прямо из-под носа увел компанию. В этот раз моя очередь.

 

Экономическая правда