Владелец крупнейшего агрохолдинга Украины Олег Бахматюк о реструктуризации долгов, кризисе ликвидности и ситуации в аграрной отрасли

14.05.2015

Олег Бахматюк построил крупнейший агрохолдинг в Украине и Европе Укрлендфарминг (ULF) с земельным банком больше 650 000 га. Латифундист сейчас переживает не лучшие времена. С 2010-го Бахматюк вел агрессивную экспансию, за несколько лет вырос в 6 раз, скупив более десятка игроков. Как результат, в сегодняшний кризис ULF влетел перегруженный долгами - $1,7 млрд. К тому же в Крыму и Донбассе Бахматюк потерял часть производственных мощностей. Убыток ULF в прошлом году составил $262 млн, посевную этого года провели, вымыв из компании оборотные средства. Многие коллеги-конкуренты считают, что Бахматюку в этот раз не выгрести и его компанию ждет судьба Мрии. Впрочем, скорый крах ULF пророчат последние четыре года. До сих пор Бахматюку удавалось посрамить скептиков. Удастся ли на этот раз?

Корреспондент ЛІГАБізнесІнформ поймал Олега Бахматюка после его выступления на инвестиционной конференции New Ukraine. Бизнесмен рассказал о текущей ситуации в компании, переговорах с кредиторами и ожидаемом урожае в этом году.      

- В феврале появилась информация о планах реструктуризации еврооблигаций Авангарда с погашением в октябре 2015 года на $200 млн. Уже есть какие-то договоренности с держателями?

- Сейчас сложно что-то сказать, мы в активных переговорах не только с держателями бондов, но и со всеми нашими кредиторами. Скажу честно: нам намного легче договориться с внешними кредиторами, чем с местными, как ни странно. Иностранцы понимают ситуацию, верят в бизнес как таковой, и я думаю, что мы процентов на 90 договоримся об общем видении ситуации.

- Какова общая сумма задолженности группы?

- Около $1,7 млрд, если взять все долги.

ПОЛЕЗНЫЕ ДАННЫЕ

Укрлендфарминг является крупнейшим агрохолдингом в Европе. Занимается выращиванием зерновых, производством яиц и яичных продуктов, выращиванием крупного рогатого скота, дистрибуцией техники, удобрений и семян. Земельный банк - около 650 000 га.

В структуру холдинга входят 15 элеваторов, 216 горизонтальных зернохранилищ, пять семенных заводов, 19 птицефабрик, 10 ферм по выращиванию кур-несушек, три репродуктора, три селекционных хозяйства, шесть комбикормовых заводов, завод по производству яичных продуктов Имперово Фудз, три склада длительного хранения яиц, шесть сахарных заводов, 19 мясокомбинатов и два завода по производству кожи.

Авангард входит в состав Укрлендфарминга. Это вертикально интегрированный холдинг, специализирующийся на производстве яиц и яичных продуктов, крупнейший игрок на украинском рынке. В 2010-м Бахматюк провел IPO компании Avangardco на Лондонской фондовой бирже, за 22,5% Avangardco инвесторы заплатили $208 млн.

- По Авангарду принято решение о выплате дивидендов за 2013 год, но выплаты до сих пор не проведены. Решение остается в силе или будете пересматривать?

- Миноритариям дивиденды мы заплатим. От причитающихся мне я, понятное дело, отказался, ведь в нынешней ситуации иначе поступить было бы глупо. Надо признать, что Авангард мы почти потеряли. Компания существует 10 лет, но сейчас сильно ужимается в размерах. В Донецком регионе, Луганской области и Крыму живет 25% населения Украины. По уровню потребления того же яйца - это 37%. Из-за сокращения потребления сопутствующих производств - хлебопекарства, соусно-майонезного сегмента, мороженого - просели и мы.

Миноритариям дивиденды мы заплатим. Я, понятное дело, отказался, ведь в нынешней ситуации иначе поступить было бы глупо 
- За счет чего планируете возобновлять объемы?

- Мы сейчас полностью пересматриваем стратегию в сторону экспорта. Планируем с нынешних 20% нарастить объем экспорта до 50-60%. Но для этого необходимо построить дополнительный завод по производству яичного порошка. За счет девальвации рынок этого продукта стал более перспективным, самый дешевый порошок в мире - украинский.

- В планах строительство второго завода, кроме Имперово Фудз, есть?

- Мы пытаемся сейчас заключить контракты с тремя глобальными мировыми игроками - производителями продуктов питания. И уже под эти контракты получить проектное финансирование на строительство завода. Деньги дадут банки под контракты с покупателями, но нужен год, чтобы построить завод, и два года - чтобы выйти на внешние рынки.

- Какова планируемая мощность объекта?

- Планируем построить на 10 млн т переработки. Это требует инвестиций в пределах $80-90 млн, если мы их найдем, конечно.

- На какой стадии переговоры? Когда планируете их завершить?

- Очень тяжело это оценить. Девушка уже сказала "да", но замуж не вышла. Вот мы на такой же стадии приблизительно. Мы готовы поставлять на китайский рынок, азиатские рынки, в Европу и даже на американский рынок.

- А как обстоят дела с бизнесом Укрлендфарминга?

- Мы потеряли семенной, сахарный сегмент, дистрибуцию.

- Что вы имеете в виду, говоря "потеряли"?

- Они упали на 70% в cash flow, денежный поток сократился. Для меня это значит, что потеряли. Сахарное производство мы полностью остановили. Что убило цену на кукурузу и сахар? Это биоэтанол. Низкая цена на нефть невыгодна сельскому хозяйству. Надо учитывать, что в США производилось более 100 млн т кукурузы для биоэтанола, и когда цена на нефть падает, то биоэтанола начинают производить меньше и на рынке появляется 50-60 млн т кукурузы. Понятно, что цена валится. Та же история с Бразилией, которая является восьмой страной в мире по добыче нефти и при этом производит биоэтанол из сахарного тростника. Теперь из него будут опять производить сахар. А сахарная свекла никак не может соревноваться с тростником - там два урожая в год, совершенно другие затраты. Вот поэтому мы потеряли этот сегмент.

Сегмент дистрибуции упал в 2,5 раза, потому что люди вместо качественной продукции покупают дешевую некачественную. Культура обработки почвы ухудшилась, потому что нет денег. Приходится брать не то, что ты хочешь, а то, что можешь. Я ожидаю снижения валового урожая на 10-15% за счет того, что обеспечение производственного цикла ухудшилось.

- А земельный банк будете пересматривать?

- Мы его постоянно оптимизируем. Вот уже тысяч 10-15 га отошло. Сейчас у нас 653 000 га. Но рынок аренды - это как постоянная политическая борьба в сотне населенных пунктов. Постоянно что-то отходит, что-то мы подбираем. Договоры среднесрочные в основном - это 5-7 лет. К сожалению, они имеют свойство заканчиваться. На рынке земли главное - быть конкурентным, а это цена. Наше преимущество - это создание добавленной стоимости за счет вертикальной интеграции. Но часто при отсутствии ликвидности в такой ситуации предприятие становится заложником самого себя.

Мы потеряли семенной, сахарный сегмент, дистрибуцию 

- Какой урожай ожидаете в 2015 году?

- Надеемся, что будет не хуже, чем в прошлом году: 3,5-3,6 млн т. Из них 2,5 млн т кукурузы, 600 000-700 000 т пшеницы, подсолнечника 150 000 т, сои 80 000 т.

- В своем выступлении на конференции New Ukraine вы заявили, что Украине необходимы инвестиции в инфраструктуру в размере 400-600 млрд грн. Где вы предлагаете искать бесстрашного инвестора, который не побоится вкладывать в страну с такими рисками?

60% - должны быть внутренние деньги, и их могло бы дать государство. 400 млрд грн - разве это много? Вы посмотрите на Польшу, которая осваивала каждый год по $50-60 млрд. Да, конечно, если эти деньги раздать бюджетникам, то это вызовет инфляцию. Но если не дать их разворовать и пустить в производство: купить украинский цемент, украинский металл, заплатить зарплату украинскому рабочему, - откуда появится инфляция? 

У нас самое масштабное вагоностроение на постсоветском пространстве, почему Укрзализныця не дает им заказы? Ведь в отечественном вагоностроении более 90% - гривневая составляющая. Это и стимуляция сопутствующих процессов - рынка труда, коммунальной сферы. Этот весь поток, который генерирует кэш, у нас не работает.

Государство должно принять решение, что уровень загрузки пяти, например, крупнейших заводов должен быть не ниже 40-50%. Так, как сделал Владимир Якунин на Российской железной дороге. То же касается портов.

Вы поймите: если ничего не делать, то больная украинская экономика умрет. А сейчас мы стоим над лежачим больным и шаманим на английском языке. Но от этого ничего не поменяется. Сколько бы больному ни красили губы, ни выщипывали брови, от этого он не будет здоровее. Понятно, что мы сейчас боремся за политические деньги, потому как мы фактически стоим с протянутой рукой и просим. Экономика циклична. Мы сейчас потребляем ноябрь прошлого года. Если мы сегодня начнем что-то делать, только в конце этого года или в начале следующего мы увидим какое-то оживление в экономических процессах.

Понятно, что мы сейчас боремся за политические деньги, потому как мы фактически стоим с протянутой рукой и просим  

- Ранее вы планировали создание собственного вагонного парка. Могли бы дать заводам работу…

- Да, но для этого нужны деньги. Мы сейчас исходим из того, что имеем: из нулевой ликвидности. Нам бы выжить, удержаться зубами, имея большую долговую нагрузку.

- Какие инфраструктурные объекты планируете строить или усовершенствовать?

- Мы будем вкладывать в порт Южный, в те же дороги. Это необходимо с точки зрения обеспечения транзитных потоков, которые идут через Украину, и поставок в Украину. В порту нужно сделать углубительные работы, а это около миллиарда долларов. Таких денег никто не может найти сейчас. Еще около миллиарда нужно на модернизацию железной дороги. Также нужно строить автодороги.

- Работы в порту уже начались?

- Подготовительные работы мы начали в июле - проектирование, геодезические работы, земельные. Мы готовимся на 100 000 т поставить элеватор и начать работу над первым причалом. Но, исходя из денежного вакуума в стране, мы в два раза снизили скорость реализации планов, а может и больше.

- За какие средства будете строить?

- Это свои, не заемные.

- Инвестиции в речную инфраструктуру вам интересны?

- Вы знаете, мы сейчас вряд ли будем инвесторами. Я свой выбор сделал: самый привлекательный сектор - это агросектор, а самые привлекательные инфраструктурные проекты - это те, которые обеспечивают движение зерна. Вот представьте, что пшеница - это нефть. А нам нужно построить "газпром" для зерна. Вагон - это труба на железнодорожном пути, терминал перевалочный - ее продолжение. И мы качаем нефть в Китай и на Ближний Восток. Это самое интересное направление по привлекательности, по маржинальности, по политическому восприятию.

Нам нужно построить "газпром" для зерна. Вагон - это труба на железнодорожном пути, терминал перевалочный - ее продолжение 

- Свою "трубу" развивать будете? Увеличение элеваторных мощностей планируется?

- Мы заканчиваем свои инвестиционные программы, до конца года у нас будет 3,5 млн новых элеваторов, это будет самый большой парк по Украине. Общее наше производство - 3,6 млн т зерновых, вот на один оборот как раз сможем обеспечивать полностью свой урожай. Понятно, что за счет девальвации срок окупаемости проекта увеличился с 7 до 14 лет. И нам, как инвесторам, очень тяжело. Посевная вымыла из компании все оборотные средства, внутренний рынок привлечения финансирования закрыт, внешний закрыт.

- Инвестиции в проект каковы?

- Мы их существенно урезали. Из общего потока это, наверное, миллионов сто долларов.

 

 

ЛIГАБiзнесIнформ


 

<a href="http://liga.net/">Источник</a>