Война и деньги: что делать инвестору, когда политика подменяет бизнес

01.09.2014

Война на Украине уже сравнивается с Карибским кризисом 1962 года и может нанести сокрушительный удар по российскому финансовому рынку. Какая стратегия поможет пережить турбулентный период?

«Покупайте, когда на улицах льется кровь», — советовал удачливый биржевой игрок и банкир Натан Ротшильд. Большие деньги в жизни и на бирже чаще всего зарабатываются без учета моральной стороны вопроса. Тот же Ротшильд стал богаче на £40 млн на поражении Наполеона в битве при Ватерлоо, где погибло больше 45 000 человек. Война на территории Украины куда менее масштабна, но по своему накалу в отношениях между США и Россией уже сравнивается с Карибским кризисом 1962 года, и она может нанести сокрушительный удар по российскому финансовому рынку.

Каждый новый виток развития украинского конфликта приводит к введению все новых финансовых санкций в отношении России, причем практически по всему земному шару от США до Австралии. Как они работают? В начале 2014 года иностранцы продавали и так слабеющий рубль, российские компании постепенно теряют доступ к иностранным кредитам и рынкам капитала, а прогнозы динамики ВВП России становятся все более пессимистичными. Российский фондовый рынок несет потери — инвесторы уходят, капитализация падает. За первые полгода индекс РТС снизился на 5%. Именно санкции Запада подталкивают иностранных инвесторов к уходу из России и лишний раз убеждают сомневающихся, что пора на выход. Глава группы «Спутник» Борис Йордан, работающий в России 20 лет, говорит, что геополитический конфликт влияет в первую очередь на долгосрочных инвесторов, они сегодня смотрят на российский рынок более негативно, чем в предыдущие годы. В то же время, по его мнению, ситуация по-прежнему привлекает на рынок спекулянтов.

Если провести аналогии, то санкции США уже порождали кризис в СССР в 1930-е годы. Тогда Вашингтон отказался принимать золото в расчетах, а затем ввел эмбарго на ввоз всех советских товаров, кроме зерна (зерно современной России — нефть и газ). К американским санкциям, даже в ущерб своим производителям, присоединилась Франция, а позже и Великобритания.

Европа и сейчас рассматривает возможность новых санкций. Обсуждается ужесточение условий покупки акций и облигаций российских госбанков и ограничение импорта из России различных групп товаров, включая предметы роскоши, оружие и сырье. В 2013 году, по данным Европейской комиссии, Евросоюз импортировал из России около 30% всех энергоресурсов на сумму €130 млрд.

Как бы то ни было, санкции дорого обойдутся России, они могут поставить крест на каком-либо экономическом росте в ближайшие годы.

В июле 2014-го правительственный прогноз роста ВВП по итогам года составил 0,5%, прогноз Банка России — 0,4%. Главный экономист HSBC Александр Морозов считает, что экономический рост в этом году будет нулевым за счет снижения во второй половине года, но он надеется на 1% роста в 2015 году.

Что будет, если США и ЕС будут ужесточать санкции? Россия может оказаться в положении ЮАР, против бизнеса и властей которой Соединенные Штаты ввели жесткие санкции в 1985–1986 годах. Санкции и падение цен на сырье дестабилизировали южноафриканскую экономику, что впоследствии привело к смене режима апартеида. По оценкам тогдашнего министра финансов ЮАР, санкции стоили экономике снижения средних темпов годового роста с 5,5% до 3,5%, а отток капитала привел к мораторию на выплату долгов и введению системы множественности валютных курсов.

Другой пример из недавнего прошлого. В 2012 году США и другие развитые страны ввели жесткие санкции против Ирана, который отказывался остановить свою ядерную программу. В итоге это привело к тому, что его экспорт нефти сократился на 40%, ВВП — на 5,6%, уровень инфляции достиг показателя выше 40%, в сравнении с 2011 годом импорт вырос на 13%, экспорт уменьшился более чем на четверть, а уровень безработицы составил 12%. И в 2013 году граждане проголосовали против правительства Махмуда Ахмадинежада, заменив его на кабинет, готовый к переговорам с США. В этом году Иран обязался сократить свои запасы обогащенного урана на 20%.

Что будет с финансовым рынком? Запрет на предоставление долгосрочных кредитов, покупку иностранцами новых выпусков облигаций и акций российского ТЭКа может ударить по нефтегазовым компаниям, в первую очередь «Роснефти» и «Новатэку», может пострадать и «Газпром», хотя бы потому, что один из его расчетных банков, Газпромбанк, уже попал под санкции и не может проводить операции в долларах. Скорее всего, сократит инвестиции Внешэкономбанк, вкладывающий в инфраструктуру, сырьевые проекты и спасавший фондовый рынок в 2008 году. Пока запреты касаются только долларового финансирования, США не могут запретить финансирование российских компаний в евро. Но вряд ли для кого-то станет неожиданностью, если Европа после согласия французского банка BNP Paribas заплатить штраф почти €9 млрд за нарушение режима санкций в отношении Кубы, Судана и Ирана пойдет по пути США и введет аналогичные санкции в отношении российских компаний.

Остаются ли поводы для оптимизма?

Управляющий директор Arbat Capital Юлия Бушуева считает, что на российском рынке столько негатива, что малейшая позитивная новость может привести к серьезному росту. Хотя в случае длительных санкций и отсутствия реформ она не исключает превращения российского фондового рынка в недоразвитый, как в Аргентине. Экс-партнер Джорджа Сороса, глава Rogers Holdings Джим Роджерс говорит о том, что ему интересны именно такие рынки, поэтому он и покупает российские индексы и акции. Он верит, что у России много соседей, которым будут интересны ее ресурсы и активы, и они будут продолжать бизнес в стране.

Малейшие положительные изменения политики США в отношении России могут резко увеличивать объем инвестиций, так как потенциал роста из-за заложенных рисков будет огромен. В качестве примера можно привести фондовый индекс Ирана TEPIX, который в 2013 году вырос на 130% после того, как было заявлено, что санкции могут быть ослаблены. Сейчас на рынке Ирана практически нет иностранцев.

Как инвесторам заработать на финансовом рынке? Об этом мы спросили собственников крупного бизнеса, которые сами торгуют на фондовых биржах. Основной совет: прежде чем вкладывать, стоит разобраться, в какой бизнес вы инвестируете, и максимально задействовать навыки, полученные от управления реальными активами.

Интересная тенденция — миллиардеры пришли к самостоятельному трейдингу из-за того, что в кризис с их средствами неудачно работали профессиональные управляющие.

Одновременно российские власти взялись за деофшоризацию бизнеса. С одной стороны, фондовый рынок пострадает, ведь большая часть расчетов здесь проводится с офшорных счетов. Например, глава Spectrum Partners Дмитрий Евенко уже ликвидировал свою компанию по управлению хедж-фондами, так как не видит перспектив в работе в «серой зоне». Однако у деофшоризации есть и оборотная сторона: российские чиновники и бизнесмены начали возвращать деньги в Россию. И дело не только в решении российских властей, владельцы больших состояний боятся за свои деньги, ведь возможны новые санкции и аресты их активов за рубежом.

Кому доверить деньги в России? Forbes опросил почти полсотни российских управляющих, которые сами выбрали лучших среди коллег.


forbes