Войны санкций

28.08.2014

Санкционная война против России, развязанная вследствие событий на Украине, сейчас приобретает комично-опереточный характер. Естественно, утверждать, что экономическое эмбарго, если оно будут принято грамотно, всерьез и надолго, останется без последствий – было бы неправильным. Для того чтобы понять, как это может происходить, достаточно внимательно проанализировать оказываемое давление на Иран, серьезного игрока в Ближневосточном регионе. Однако, очевидно, что без действительно серьезных мер в финансово-банковской сфере и в сфере поставок энергоносителей, санкции против такой страны как Россия являются фикцией.

Угроза финансовой блокадой

В современном мире Bank of America – это мировой Центробанк. Куда приходит банковские авизо игроков на рынке со всего мира. Все это обрабатывается, конвертируется в доллар – мировое платежное средство и переводится по назначению. Даже если из Франции что-то переводится в Германию, это не делается напрямую и конвертация проходит дважды.

Существует масса биржевых, фондовых и прочих финансовых институтов, включая рейтинговые агентства, которые позволяют нанести стране, подвергшейся санкциям весьма ощутимый вред. То есть, возможно полностью отрезать «изгоя» от банковско-финансовых ресурсов и парализовать его финансовые и торгово-экономические возможности.

 Однако если говорить о такой крупной стране как Россия, для того, чтобы организовать ей глобальную финансовую блокаду, следует оказать давление на Китай, Индию, Бразилию, Аргентину в первую очередь, и регионы с ними связанные, во вторую. Поскольку с тем отношением, которые превалируют в этих странах по отношению к США, ждать положительной реакции на подобное предложение было бы наивно. Поэтому очевидно, что добиться нужного эффекта можно только посредством угроз, шантажа и санкций уже против этих регионов. Как мир отнесется к этому и во что это выльется – предсказать невозможно.

В действительности, некоторые отдельные наметки подобных санкций и очевидные незначительные последствия от этих наметок мы можем наблюдать уже сейчас. Но пока это не всерьез и надолго - можно пережить.

За нефть и газ

Поставки энергоносителей – очень важный сегмент российской экономики. Надавить на Европу и заставить ее отказаться от российских нефти и газа можно только предложив альтернативу в виде, скажем, сланца. Такой вариант потребует как минимум 3-4 года серьезной и дорогостоящей работы по созданию инфраструктуры по сжижению газа и доставки его в Европу, а также переформатирования европейской газотранспортной системы. Неизвестно, смогут ли США в короткие  сроки нарастить процесс добычи сланцевого газа до такого уровня, чтобы удовлетворить потребности европейцев. Однако финансовые обязательства по процессу окупаемости и обслуживания всего этого процесса обременят кошельки потребителей. А если цена на нефть и газ вырастет на 50-100% в Европе, то это очень негативно скажется на финансовом положении региона, и так охваченного кризисом.  

В свою очередь, трудно запретить Китаю покупать российский газ. И если Россия не будет повышать цену для региона Желтого дракона, а для Европы цена значительно вырастет, то это, естественно, сделает европейские товары неконкурентоспособными даже на европейском рынке. И будет способствовать поражению Европы в экономической войне с Китаем, которая и так идет последние 20 лет с явным преимуществом Поднебесной.

К тому же понятно, что сланцевые нефть и газ - последний легко доступный для человечества энергетический ресурс в замкнутой экологической системе под названием Земля.  И что логично - кто первый начал добывать сланец, у того он у первого и закончится. И то, что США так непредусмотрительно раскупорили кубышку и так расточительно ее используют – это, по меньшей мере, странно в экономической ситуации, когда мировым платежным средством является доллар, и 100-долларовая бумажка, по сути, приравнена к золотому слитку. Через 10-15 лет такой политики, если штаты реально попытаются снабжать Европу нефтью и газом самостоятельно, они воочию увидят неустранимые последствия этого процесса. Может и не ощутят его на себе в полной мере и сразу, но грядущие негативные эффекты от расточительства станут очевидны для большинства средних американцев. Тем более что запасы горючего сланца считаются таким образом, что цифры, мягко говоря, несоизмеримо, тысячекратно завышены.

Резать по живому

Как мы и говорили, без всего вышеперечисленного, введенные экономические санкции выглядят весьма комично. Европа, покупая у нас газ, запрещает себе продавать нам готовую продукцию, ограничивает свои традиционные рынки сбыта, и очевидно, что ей необходимо расширить их до прежнего уровня, для того, чтобы безболезненно оплатить последующие поставки энергоносителей.  

Так же понятно, что за последние 20 лет произошла определенная смычка между российской и европейской экономикой. Европа, в первую очередь Германия, за это время проделала сложную работу, чтобы переформатировать Россию и настроить ее на функционирование в унисонном режиме многих европейских и российских экономических институтов. Европейцы не только покупали у нас энергоносители, они  продавали нам значительное количество товаров, что создавало у них рабочие места, а полученная прибыль в значительной мере облегчала бремя по оплате постоянно дорожающих энергоносителей. Российские фирмы активно участвовали в этом процессе, поставляя сырье и комплектующие, что позволяло им посредством западного партнера работать не только в Европе, но и везде, где европейская продукция пользовалась спросом. Все это создавало рационально функционирующую финансово-экономическую систему, удачно развивающуюся к обоюдной пользе и выгоде.

Система европейских санкций в данном ключе выглядит как суицидная попытка ударить дубинкой по самому себе, обрубая сук не только тот на котором сидишь, но и тот который органично связан посредством коллатеральной кровеносной системы с другими.

Вполне возможно, что стирание граней между Россией и Европой – удачный экономический симбиоз, который дает большие перспективы роста и влияния, как политического, так и экономического, в значительной мере и вызвал ту бурную реакцию США, которую мы сейчас наблюдаем, в частности, на Украине.

Взгляд на Восток

Если Россия будет переформатировать свои экономические отношения, переориентируя их с Европы на Юго-Восточную Азию, то поставки энергоносителей естественно совпадут с процессом взаимопроникновения двух экономик – российской и китайской, по российско-европейскому образцу. Что естественно приведет к тем же результатам, с такой же очевидной выгодой, но уже для России и Китая. Россия будет пытаться получать недостающее финансирование, строить определенные экономические связи и естественно создаст для китайских производителей режим наибольшего благоприятствования на своем емком рынке. Взамен попытается получить то же самое и для себя, как это было в Европе.

При этом в замкнутой экономической системе найти альтернативные рынки сбыта очень сложно. Рынок это очень серьезный козырь в экономических отношениях. Очевидно, что США в своих экономических взаимоотношениях с Европой сделают так, чтобы американские товары на европейском рынке пользовались режимом большего благоприятствования, а не наоборот. Причем, как это всегда делали американцы – путем использования административного ресурса, в качестве жесткого политического прессинга, заставляя режим Евросоюза, инструмент, созданный США для управления покорной Европой, идти на значительные невыгодные  уступки, а лидерам ведущих стран Европы взирать на это с рабской стадной покорностью.

Поэтому получается, что Европа, по повелению гегемона отрезав себя от российского рынка, адекватной замены ему не найдет. Точно также, как не найдет и альтернативного количества энергоносителей, в такой же доступности и по такой же цене.

Симметричный ответ

Сейчас в развитых индустриальных странах (США, Евросоюз) период амебообразных политиков, когда последующий лидер очевидно слабее и аморфнее предыдущего. Такова же и их политика. В этой ситуации, ответные российские санкции выглядят как болевой прием в исполнении мастера дзюдо против пощечин. Они были приняты грамотно и в срок - когда европейские сельхозпроизводители собирают урожай и обрабатывают продукцию.  

Стран, поставляющих эту продукцию, больше, нежели стран их покупающих, поэтому найти замену поставщикам продуктов проще, нежели найти альтернативный рынок, хотя бы отдаленно похожий на российский. И это, как очевидно уже привело и еще приведет к быстрым и весьма серьезным последствиям. Конечно, сегмент поставок продовольствия не такой значительный в сфере европейского оборота, однако фермер это наиболее уязвимая часть европейского электората и, при этом, та часть, к которой европейские правительства традиционно прислушиваются, поскольку она умеет защищать свои интересы, а их акции всегда яркие, заметные, с выраженным театральным эффектом.

Понятно, что богатые европейские страны сравнительно легко компенсируют своим производителям потери, однако и им придется задуматься над альтернативными рынками, поскольку дотировать своего сельхозпроизводителя постоянно в таком масштабе будет не столько тяжело, сколько бессмысленно. А вот для бедных стран юга Европы – эффект будет весьма ощутим сразу. И без помощи стран-господ Евросоюза они окажутся в затруднительном положении. Как и страны Восточной Европы, так называемые страны-дауны, чья экономика не является самостоятельной и чей электорат дотируется Евросоюзом. Санкции затруднят поставки в Россию тех товаров, которые поставлялись еще со времен СССР. Чувствительными будут и ответные меры со стороны России, больно ударяющие по сельхозпроизводителю. Для них последствия всего этого процесса могут быть более серьезные, и обязательство по дополнительному содержанию «пострадавших» может лечь серьезным бременем на страны ведущие, которые не любят тратить кровно заработанное на своих меньших европейских собратьев.

Надежный тыл

Утверждать, что Россия легко заменит недостающие европейские товары на своем рынке на собственную продукцию, было бы наивно. Советский союз был индустриальным гигантом, и, тем не менее, продуктами питания себя не обеспечивал. Россия, меньшая по размеру и возможностям держава, к тому же потеряла значительное количество регионов, по своим климатическим особенностям пригодных для занятия сельским хозяйством. Обеспечить страну фруктами и овощами без нашего любимого молдавского садика, без наших восточно-европейских провинций, а также среднеазиатских регионов и Грузии у нас вряд ли получится. Можно вспомнить и фруктовые сады и поля овощей, которые возделывались в средней полосе России – где они сейчас? Срубить яблоню можно быстро, а вырастить – несколько подольше.

Одной из больших проблем СССР были устаревшие технологии по хранению овощей и фруктов и построенные еще в сталинское время овощехранилища. Понятно, что если яблоко напитать дустом его и червяк не будет есть, и оно год пролежит. Советские ГОСТы были очень жесткие в этом отношении, и это, наверное, было все же позитивным фактом. Однако в процессе хранения по советским данным страна теряла 60-70% урожая, а если оценить качество оставшихся 30% в соответствии с сегодняшними требованиями, то качественными оставались не более 10%.  И снова вопрос – сколько за последние годы было построено современных хранилищ?

Понятно, что недостающую продукцию можно легко купить на мировых рынках и в первую очередь в Азии. В объятия которой нас буквально насильно толкают американцы. Но грамотное вложение денег, правильно построенная стратегия может привести к тому, что собственных овощей и фруктов будет больше, а это уже позитивно, поскольку коэффициент рентабельности (прибыльности) это один из критериев правильности организации экномическо-производственной системы, но не единственный. Существует еще и критерий товарной безопасности региона и формирование социального спектра, что связано с обеспечением населения работой и т.д. Мы север и производить овощи и фрукты дешевле, чем юг мы не сможем, но потраченные усилия могут позволить нам быть независимыми по отношению к кому бы то ни было. А если вместо огромного количества никчемных белых воротничков, занимающихся пустопорожним перекладыванием из одного в другое, поддерживать социально значимые категории населения, как-то например сельхоз производителей, которые будут сами обеспечивать себя зарплатой, то это тоже крайне позитивно отразится на положении России.

Еще один момент, производство зерновых. Казалось бы, Россия сейчас является экспортером на этом рынке продовольствия. Причем, что забавно, после распада СССР появилось три крупных экспортера зерна, Россия, Украина и Казахстан. Однако Союз, производивший больше этих трех вместе взятых, все же оставался одним из крупнейших импортеров. Понятно, что он ввозил в основном фуражное зерно, и наши нынешние возможности по экспорту естественно связаны с тем, что мы производим много меньше мяса, чем тогда. Однако Россия, в основном, регион рискованного земледелия  и засуха для нас вполне обыденный процесс. СССР на 95% осуществил программу мелиорации, что связано с циклом мелких и средних водохранилищ и системой доставки влаги на поля, посредством трубопроводов. В каком состоянии эта система? Однако если она будет восстановлена, если количество земли под посевами вырастет хотя бы до советских размеров…. Это приведет к тем же позитивным эффектам для развития страны.

То же самое можно говорить о животноводстве. Хотелось бы, чтобы на бескрайних степях Забайкалья опять паслись бы тучные стада. Тем более, животноводство требует развития кормовой базы. Высокопродуктивные породы скота, также как высокоурожайные сорта растений – произрастают в более южных регионах, а морозостойкие к несчастью, малопродуктивны. Поэтому советские селекционеры оказались в довольно тяжелых условиях, им нужно было производить морозостойкие породы животных и сорта растений отличающиеся в то же время не уступающие по продуктивности теплолюбивым. Понятно прорыв в сельском хозяйстве потребует вложений в науку, и это тоже позитивно.

Но сельское хозяйство это не все. России досталась значительная часть индустриального наследства СССР, но не в полном объеме. И потому, чтобы обеспечить себя, например, современными видами вооружений, ей необходимо иметь на своей территории полный производственный цикл. Что, опять же, связано с вложением средств в высокотехнологичную и наукоемкую индустрию, и что тоже крайне позитивно. И это наметки, а не полный объем проблем, с которыми столкнется наша страна в процессе преодоления эмбарго. И, что естественно, в процессе преодоления последствий сможет восстановить себя как передовая индустриальная держава, какой был СССР.


business-gazeta