Я не держусь за кресло, моя задача — показать миру, что может Украина - Павленко

12.12.2015

В Украине есть кукуруза и земля, а в России — нефть и газ. Министр аграрной политики и продовольствия Украины Алексей Павленко отмечает, что нефть и газ на хлеб не намажешь: многие пытались, но не получается.

Поэтому именно у Украины есть реальный шанс для прорыва на мировом рынке. Уже сейчас страна обеспечивает продовольствием около 140 миллионов человек и готова накормить столько людей, сколько будет нужно.

"Обозреватель" в эксклюзивном интервью выяснил, на чем базируется такая уверенность министра и почему Украина аграрная в условиях кризиса и войны привлекает инвесторов, готовых вкладывать даже в регионы, близкие к линии боевых действий?

"Обозреватель": Некоторые политические силы требуют отставки премьер-министра Украины Арсения Яценюка. Соответственно, будет распущен нынешний состав Кабинета министров. Боитесь ли вы отставки?

Алексей Павленко: Министров начали пугать быстрой отставкой сразу, как только мы пришли. Нам рассказывали, что мы просто временные лица. Что как только Украина получит финансирование от МВФ, так нас и поменяют. И так происходило почти каждый месяц.

Я вообще не боюсь отставки. Изначально был готов к тому, что должность министра — она не вечна. Я не для того сюда пришел, чтобы просиживать в черном кресле как можно дольше. Для меня было и остается важным другое: заниматься реальной работой, продвигать имидж и продукцию Украины на мировых рынках. Благодаря этому настрою, у команды МинАПК многое получается, и мы всегда готовы к отчету, нам есть, что показать.

- То есть вы можете ответить за все, что оставите после себя, если Яценюка все-таки снимут?

За год нам удалось запустить крайне важные процессы, которым раньше практически не уделялось времени. И я уверен: они будут работать и в будущем, потому что это реальная помощь аграриям.

Мы запускаем процесс приватизации государственных предприятий, которые уже много лет являются проблемными и совершенно неэффективными с точки зрения экономической целесообразности.

- Таким образом, вы хотите избавиться от неликвидных активов, так?

- Государственная продовольственная зерновая корпорация Украины (ГПЗКУ) — это очень ликвидный актив. За ней уже очередь из китайских, французских, немецких и американских инвесторов. Компания "Укрспирт" — очень даже ликвидный актив. На западе просто сумасшедший интерес к производству этанола и биоэтанола!

У нас всего 86 работающих предприятий. Остальное — просто разрушено и не работает. Однако я считаю, что можно продать и за 1 гривню, если есть интерес и новые собственники готовы заниматься восстановлением или строительством нового. Это же тоже инвестиции. Как говорил Бендукидзе, продать можно все, что угодно, кроме совести.

Мы уже передали Фонду госимущества большое предприятие с 10 000 гектаров земли, которые восемь тысяч украинцев уже 23 года ждут для распевки. И уже они будут распоряжаться арендой земли, а не какой-то местный чиновник. Мы вообще хотим, чтобы в МинАПК не осталось госпредприятий, а все ушло на приватизацию.

Также министерство плотно работает над дерегуляцией. Мы убрали коррупционную составляющую: отменены десятки разрешительных документов и около половины различных процедур. Так что эффект от экспортной дерегуляции бизнес уже почувствовал.

Следующая ступень — дерегуляция импортная, то есть на ввоз товаров. Все это нужно, в том числе, и в рамках нескольких зон свободной торговли. ЗСТ с Евросоюзом, которая начинает действовать с 1 января 2016 года, требует принятия еще ряда нормативных актов по санитарным нормам.

- Но ведь осталось всего пара недель…

Есть переходный период и "дорожная карта", причем по ней мы движемся очень успешно. Так, уже пройден аудит системы сертификации семян. То есть теперь семена, которые производятся в Украине, имеют эквивалент европейского сертификата. Это сумасшедшее развитие для такого нишевого бизнеса. Украина, кстати, является лучшей страной для выращивания семян, и инвесторы уже это поняли: они готовы вкладываться в эту отрасль и поставлять семена по всему миру.

Я вообще хотел бы, чтобы как можно больше компаний выходило на мировой рынок. Если раньше с Китаем торговлю вела Государственная продовольственная зерновая корпорация Украины (ГПЗКУ). Сейчас же, благодаря дерегуляции, торгуют 24 компании. Как результат: оборот с Китаем вырос в 3,5 раза. И мы продолжаем открывать внешние рынки: договорились с Саудовской Аравией по курице, с Израилем — о яйцах. Ждем, когда с Ирана снимут санкции: они готовы покупать около 3 млн тонн зерновых и продукцию переработки. Готовы заменить российскую долю импорта для Турции в условиях введения РФ экономических санкций.
- Россия в ответ на евроинтеграцию обещает ввести против Украины продовольственное эмбарго. Что произойдет, если выполнят свое обещание?

Самое страшное в эмбарго — слово эмбарго. У нас российская продукция занимает всего 2% от экспортного объема, так что нам есть, чем эту толику перекрыть. Поэтому это не является ограничителем нашей евроинтеграции.

Но это только экономическая часть, а есть еще и моральная. Мы два года назад вышли на Майдан именно из-за Соглашения с ЕС: за общее движение к европейским ценностям, за европейскую семью, европейский товарооборот.

И мы строго придерживаемся этой позиции. Весь год мы делали все возможное, чтобы "удар" от продовольственного эмбарго был не таким болезненным. Мы понимали, чего ожидать от северного соседа, и сейчас мы готовы. У нас есть кукуруза и земля, а там есть нефть и газ. Так вот нефть и газ на хлеб не намажешь. Многие пытались, но не получается.

Многие этого не знают, но Украина является ключевым игроком продуктовой безопасности. В мире голодает 860 миллионов человек, ежедневно умирают 30 тысяч. Кроме себя, мы уже кормим 140 миллионов на планете. И я уверен, что сможем помочь преодолеть страшную проблему голода. Украина знает, что это такое, и помнит. Мы готовы обеспечивать продуктовую безопасность.

- Какова позиция Минагрополитики по блокаде Крыма?

Я сам очень долгое время прожил в Херсоне, каждый год ездил в Крым, мои дети там постоянно отдыхали. Так что когда все это произошло (аннексия полуострова. — Ред.), как будто кусок меня оторвали. Поэтому людей, которые живут в Крыму, я считаю украинцами. И сам Крым — украинским.

Действия по возвращению Крыма должны быть не только спонтанными. Мы очень уважаем активистов (я сам в прошлом был и активистом, и волонтером), но подход власти должен быть системным. Мы будем действовать только в рамках действующего украинского законодательства и международного права. Так что у нас впереди суды, наказание предателей, тотальное ограничение европейских рынков для "отжатых" компаний и так далее. Это, уверен, даст нам возможность действовать еще и на политическом уровне, без жертв, без настраивания против себя украинцев, которые остались там.

- Вы часто называете огромные цифры по посевной, экспорту и так далее. Но их как-то очень сложно себе представить, а значит и невозможно понять: реально ли это много и какой профит получает обычный украинец?

Аграрии напрямую причастны к стабилизации валютного курса в стране: каждый третий доллар в Украине идет именно от этой отрасли. Это абсолютная правда.

В условиях войны и нестабильной ситуации в стране аграрии смогли уже собрать более 60,3 млн зерновых. Причем по экспорту поставили рекорд, что привело к рекордному позитивному сальдо внешней торговли — за 10 месяцев уже $8,8 млрд.

Если по отдельным секторам экономики есть еще падение, то у нас, наоборот, наблюдается рост.

Даже в Луганской и Донецкой областях, где в непосредственной близости проходят боевые действия, собрано 2,5 млн тонн зерновых, то есть 96-99% от плана. Я плотно общался с людьми, которые занимаются агробизнесом в том регионе. Так вот они не боятся вкладывать деньги ни в Луганскую, ни в Донецкую области. Вот не боятся — и все.

- Есть какие-то данные по временно оккупированной части Украины?

Что по Донбассу, что по Крыму официальных данных нет, но картину мы знаем: аграрное земледелие почти полностью уничтожено, техника "отжата", а фермерство уже как класс практически полностью отсутствует.

Те руководители, которые подняли российские флаги в начале оккупации полуострова, объявлены в розыск. Под арестом находятся около 300 единиц техники. Вообще, к сожалению, ни одно государственное сельскохозяйственное предприятие не переехало на территорию Украины. Но мы как раз занимаемся перерегистрацией, и бренды снова начнут работать. Первой "ласточкой" стала известная марка шампанского "Новый свет", скоро дойдем и до остальных.

Мы будем подавать в суды по всем активам, которые потеряли в результате аннексии. Невозможно посчитать, потому что это не только недвижимость и транспорт, а в первую очередь природа. Плюс, конечно, вопрос, как считать моральный урон.

Для меня аграрный сектор всегда ассоциировался с миром. Даже когда ты смотришь из дота, ты видишь цветущие поля. Ощущение невероятное, и понимаешь, что это невозможно не защищать.

- Президент Украины и европейские лидеры уже точно дали понять, что с 1 января зона свободной торговли начинает работать. Однако многие говорят, что наша страна эффект почувствует далеко не сразу, но сам факт имплементации послужит сильным толчком для экспорта. Насколько оптимистично настроен аграрный министр?

- Действительно, те сертификаты и те допуски, которые уже получает Украина, расширит возможности для наших производителей на рынках Европы, Азии, Африки.

Наша сфера на евроинтеграции, конечно же, не останавливается. Цифры скажут все: доля России в общем объеме экспорта составляет 2%, СНГ — 10%, страны Африки — 20%, а Европа — 40%. Объем торговли с Китаем у нас $6,6 млрд — это огромный маржинальный рынок.

Вообще мы экспортируем в 190 стран мира. И наша продукция действительно пользуется популярностью, особенно в сегментах bio и organic, потому что она без ГМО.

На полном серьезе: Украина не могла бы поставлять в Китай, так как Поднебесная имеет нулевую толерантность к ГМО. Именно поэтому американская кукуруза не поставляется на рынок Китая, а 90% идет с Украины. Кстати, испанские фермеры, выращивающие иберийских черных свинок, тоже мне говорили, что предпочитают украинскую кукурузу аргентинской. По той же причине: у нас зерно без ГМО, а испанцам нужно кормить животных не только желудями, а качественным продуктом, чтобы потом позиционировать свинок как вскормленных исключительно на органическом материале.

- Что вы делаете, чтобы уговорить инвесторов привозить деньги в Украину?

- У нас подтвержденных аграрных инвестиций с начала года — до $1 млрд. Это значит, что люди верят.

Но мы ездим, общаемся, презентуем проекты, рассказываем о перспективах. Это действительно работает, если коммуницировать с людьми, иметь обратную связь. Мы обещаем не мешать и способствовать развитию бизнеса.

Еще иностранные инвесторы приходят туда, где есть уверенность в том, что их права и бизнес будут защищены.

Украинские инвесторы просят стабильности, понятных и прозрачных правил игры на рынке.

Особенно актуален сейчас вопрос финансирования. Причем они же сами считают, что дотации — это только временное решение. Нужны дешевые кредиты, как в той же Европе, под 3-5% на несколько лет. И тогда появится возможность пустить деньги на реальное развитие бизнеса, а не перекрывание дыр.

- В рамках борьбы за энергоэффективность работает программа по "теплым" кредитам. МинАПК ведет переговоры с банками?

- Мы сейчас согласовываем с Европейским инвестиционным банком проект по финансированию на 400 млн евро.

Вообще с привлечением денег есть еще небольшая загвоздка: по "дорожной карте" в Украине действуют валютные ограничения от НБУ. Надеемся, что в следующем году уже начнут вводить некоторые упрощения, что даст возможность начать финансировать не только в гривне, но и в валюте.

- Какие реформы в агросекторе намечены на следующий год?

Первое — в активную фазу должна перейти приватизация. Второе — евроинтеграция должна начаться полным ходом. И — третье — очень важно закрыть все вопросы по дерегуляции. Мы просто должны об этом забыть, а бизнес — работать без помех и задержек.

Земельная реформа — один из важнейших проектов, который нам также необходимо запустить. Кроме этого, нужно довести до ума рынок аренды, избавиться от бюрократии.

Хотелось бы мультиплицировать на всю страну уже запущенную систему аграрных расписок. Это полный перезапуск агрострахования, уничтожение всех аграрных пулов, которые были сделаны при "папередниках".

Так что проектов много, и их очень хотелось бы реализовать самому и вместе со своей командой.

 

Обозреватель