Земельная реформа в Казахстане: где ошиблось правительство?

22.06.2016

В Казахстане вопросы земельной реформы в последние месяцы привлекают все большее общественное и политическое внимание.

Точка зрения правительства

15 июня 2016 депутаты мажилиса одобрили в двух чтениях законопроект «О приостановлении действия некоторых норм Земельного кодекса». Основанием для этого стал указ президента Казахстана. В частности, приостанавливается действие норм, связанных с предоставлением иностранцам права временного пользования землями сельхозназначения, а также предоставлением гражданам и юридическим лицам РК права частной собственности на такие же земли, находящиеся в государственной собственности.

В 2016 по поручению президента глава правительства подписал распоряжение о создании комиссии по земельной реформе, которая нужна для обсуждения и разъяснения норм Земельного кодекса и выработки предложений, напоминает Forbes.kz.

У разных авторов (правительства, министерств национальной экономики и сельского хозяйства, экспертов, членов комиссии по земельной реформе) подходы и точки зрения на вопрос о земле существенно различаются.

Пожалуй, наиболее широкое распространение, в том числе и в СМИ, получила точка зрения правительства в лице двух министров - национальной экономики Куандыка Бишимбаева и сельского хозяйства Аскара Мырзахметова, которая сформулирована в ходе заседания упомянутой комиссии.

Их мнения и тезисы выступлений можно сгруппировать следующим образом:

- по вопросу земельных реформ Казахстан находится в числе аутсайдеров;

- без приватизации земли невозможно достичь значительных результатов по финансированию и привлечению инвесторов, а также поднять производительность труда в этом секторе;

- если приватизировать земельные ресурсы, это приведет к росту объема валовой продукции в сельском хозяйстве, а, значит, и к росту объема валовой добавленной стоимости сельского хозяйства в ВВП страны и т.д.

Что говорит статистика

Не секрет, что целью экономической политики государства, включая аграрную, является достижение высокого уровня экономического развития через обеспечение высоких темпов экономического роста.

Исходя из этого, Институт экономической политики провел собрал и проанализировал статистические сведения ООН, МВФ, ВБ, а также официальные данные статслужб зарубежных стран. В результате мы использовали соответствующие показатели уровня экономического развития и доли сельского хозяйства в ВВП (в среднем за 2005-2015).

Пристальное изучение статистики 204 государств заставляют усомниться в справедливости высказываний министров. Результаты эконометрического анализа не только не подтверждают макроэкономическую корректность этих тезисов, но и статистически опровергают их мнение.

Между уровнем экономического развития и удельным весом сельского хозяйства в экономике обнаруживается не положительная, а отрицательная связь.

Другими словами, дальнейшее увеличение удельного веса сельского хозяйства в экономике страны в долгосрочной перспективе не приводит к повышению уровня экономического развития. Скорее всего, достижение такого уровня возможно за счет других отраслей экономики – промышленности и услуг.

Принципиально важно то, что именно данный макроэкономический подход не был предусмотрен в докладах новых министров и не проработан министерствами национальной экономики и сельского хозяйства.

Например, в странах, где удельный вес сельского хозяйства в экономике достигает 20%, ВВП на душу населения колеблется в пределах $4 тыс. – это группа бедных стран по классификации ООН, МВФ и ВБ.

В государствах, где удельный вес сельского хозяйства в экономике составляет 15%, ВВП на душу населения колеблется в пределах $5-$7 тыс.

В странах, где удельный вес сельского хозяйства в экономике достигает 10%, ВВП на душу населения превышает $10 тыс.

Если удельный вес сельского хозяйства в экономике составляет примерно 5%, ВВП на душу населения превышает $15 тыс.

Именно в этом заключается макроэкономическая природа целесообразности либо нецелесообразности проведения земельной реформы в стране. Увы, полученные впервые в Казахстане эконометрические результаты Института экономической политики противоречат официальным позициям двух министров.

Таким образом, озвученные Бишимбаевым и Мырзахметовым тезисы полностью не отражают основу макроэкономической эффективности земельной реформы.

Хватает ли аграриям кредитов?

Среди других объяснений правительства значится то, что без приватизации земли невозможно привлечь кредитные ресурсы и инвестиции в сельское хозяйство. Однако это тоже не находит свое подтверждение, если рассмотреть официальные сведения Нацбанка РК.

Новость на Казах-зерно:Так, при изучении кредитного портфеля банковского сектора по отраслям экономики обнаруживается, что по итогам первого квартала 2016 самый впечатляющий рост объемов кредитования произошел в отраслях, имеющих наиболее скромные доли в общем портфеле. К примеру, сельское хозяйство, на которое приходится 5,8% всех кредитов в экономике, прибавило дополнительно 51,3%. При этом удельный вес сельского хозяйства в ВВП находится на уровне 4,7%.

Следовательно, вопреки заявлениям министров о том, что финансовых средств в сельское хозяйство привлекается недостаточно, официальные данные Национального банка по кредитным портфелям опровергают это.

Кроме того, в своем выступлении министр национальной экономики подчеркнул, что Австралия и Канада – схожие с Казахстаном страны - успешно реализовали земельные реформы. В этих странах права собственности иностранцев в сельском хозяйстве фактически неограничены и проводится либеральная политика касательно владения землей.

Между тем, вопреки тезисам нашего министра, правительство Австралии заблокировало крупную сделку по продаже земли в пользу частной компании из КНР, заявив об "угрозе национальной безопасности". Другим словами, даже такая либеральная страна, как Австралия осторожно подходит к этим вопросам. По нашей информации, вышеуказанную сделку заблокировал Совет по регулированию иностранных инвестиций (Foreign Investment Review Board (FIRB).

Считаю, что вопросы приватизации следует решить в других условиях, иными инструментами и способами.

1. Недискриминационная политика

Органы государственной власти страны (правительство в целом и Министерство сельского хозяйства в частности, акимы областей и районов, администрация президента) и АО «КазАгро» должны обеспечить недискриминационную политику по отношению к тем или иным участникам аграрного сектора.

Пока же, во-первых, на 1 января 2016, в республике были зарегистрированы и активно функционировали 5 029 сельхозпредприятий и 213 959 индивидуальных предпринимателей. Из них, лишь 6,2% хозяйств контролировали 67,2% от всех посевных площадей республики, получали субсидий на весенне-полевые и уборочные работы.

Во-вторых, по оценке отечественных экспертов (Жараса Ахметова), субсидиями на удешевление затрат по заготовке и приобретению концентрированных кормов охвачено 50,5 тыс. голов скота – это менее 1% от всего поголовья в республике, которое составляет 6 млн голов.

В-третьих, на 1 января 2016 67,3% всех кредитов сельскому хозяйству приходились только на 588 сельхозпредприятий – это всего 11,6% от всех предприятий. Оставшиеся 88,4% находились в режиме дискриминации?

В-четвертых, в ходе реализации программы «Агробизнес-2020» в 2014-2015 было пролонгировано кредитов на 520 млрд тенге лишь для 404 субъектов АПК – это 8% от всех существующих предприятий.

Иными словами, при таком положении дел львиная доля земельных ресурсов страны может оказаться в собственности (прямо либо косвенно через третьих лиц) у небольшого количества хозяйств, контролирующих огромные территории посевных площадей всей республики.

В Пяти институциональных реформах, инициированных в 2015 главой государства, есть раздел «Верховенство закона». Учитывая, что он охватывает деятельность лишь судебных, правоохранительных и иных органов, наш институт предлагает доработать раздел с внесением вопроса аграрной политики.     

2. Проведение приватизации при отсутствии ограничения денежного предложения

Международный опыт показывает, что приватизация земельных ресурсов должна проводиться при отсутствии ограничения денежного предложения. К сожалению, в последние годы регулятор проводит денежно-кредитную политику, направленную на ограничение денежного предложения.

3. Организация и проведение приватизации земельных ресурсов в условиях отсутствия каких-либо кризисов

Результаты нашего анализа показывают, что Казахстан испытывает одновременно три кризиса – концептуальный, структурный, а также кризис, связанный с ухудшением качества экономической политики правительства. На наш взгляд, при сохранении компонентов структурного и концептуального кризисов в экономике приватизация земельных ресурсов не даст ожидаемых результатов.

4. Соответствие приватизации земельных ресурсов институциональным требованиям

Во-первых, процессу приватизации должна предшествовать реструктуризация действующих сельхозпредприятий, занимающих монопольное либо доминирующее положение. Однако правительство об этом умалчивает.

Во-вторых, как показывает мировой опыт, приватизация земельных ресурсов становится эффективной только в трех случаях: если в стране действует фондовый рынок (увы, его еще нет), если есть гарантии прав частной собственности, если есть традиции корпоративного управления.

Считаю, что при последовательном соблюдении указанных условий многие слаборазвитые страны становились рекордсменами по экономическому росту и добивались феноменальных результатов в проведении земельных реформ.

 


Казах-зерно